Глава 27

 

«И ЗВЕРЯМИ ЗЕМНЫМИ» (апрель 1943 – апрель 1944 г.)

 

2

 

В начале июня папа Пий XII, выступая перед кардиналами по вопросу гитлеровских репрессий против евреев, высказался за то, чтобы в словах осуждения деятели католической церкви соблюдали осторожность, иначе положение жертв может ухудшиться. Он не упомянул еще одну причину такой осторожности: глава католической церкви считал большевизм намного более серьезной опасностью, чем нацизм.

Такая позиция святого престола была достойна сожаления. Однако католическая церковь под руководством папы уже спасла жизнь большему числу евреев, чем все другие церкви, религиозные учреждения и организации спасения, вместе взятые. Евреи прятались в монастырях и в самом Ватикане. Роль же союзников в этом деле была неприглядной. Англичане и американцы, несмотря на высокопарные заявления, не предприняли никаких конкретных мер. Московская декларация, подписанная Рузвельтом, Черчиллем и Сталиным, скрупулезно перечисляет жертвы Гитлера – поляков, итальянцев, французов, голландцев, бельгийцев, норвежцев, советских граждан и даже жителей Крита. Почему-то евреи оказались исключенными из этого перечня, в связи с чем Всемирная еврейская организация выразила протест. «Окончательное решение» затерялось в общей классификации жертв нацистского террора.

Евреи из минского гетто

Евреи из минского гетто

Фото из Федерального архива Германии

 

Следует отметить смелость датчан в условиях немецкой оккупации. Они переправили почти всех своих 6500 евреев в Швецию. Спасли своих евреев (их было четыреста) и союзники Германии финны. Другие союзники – японцы предоставили убежище в Маньчжурии 5000 бездомным европейским евреям в знак признательности за финансовую помощь, оказанную им еврейской фирмой «Кун, Леб и компания» во время русско-японской войны 1904–1905 гг.

Но был человек, который очень много сделал, чтобы помешать гитлеровской политике геноцида на Востоке. Им оказался тридцатичетырехлетний немецкий юрист Конрад Морген. Сын железнодорожного проводника, он со студенческих лет проникся этикой закона и, даже став помощником судьи в юридической службе СС, последовательно выступал против нарушений законности, кто бы ее ни преступал. Его приговоры, основанные на строгих доказательствах, настолько раздражали начальство, что в конце концов он был отправлен на фронт в дивизию СС. В 1943 году Морген переводится в отдел финансовых преступлений при СД. В начале лета ему было поручено рутинное дело о коррупции в концлагере Бухенвальд. Его коменданта Карла Коха заподозрили в том, что он посылает заключенных на работы по найму и присваивает себе деньги, уплаченные нанимателями. Первоначальное расследование не дало результатов: многочисленные свидетели поддержали утверждение Коха о его невиновности.

В июле Морген приехал в Веймар и начал новое расследование. К своему удивлению, он увидел в лагере чистоту и порядок. Заключенные выглядели здоровыми, загоревшими и откормленными. К их услугам были почта, большая библиотека и даже публичный дом, устраивались концерты, кинопросмотры и спортивные соревнования. Когда Морген начал копать глубже, он узнал, что коррупция в Бухенвальде началась с прибытия большой группы евреев после «Хрустальной ночи». Но чем ближе он подбирался к правде о Кохе, тем дальше уходили от него доказательства. Свидетели бесследно исчезли.

Морген был убежден, что здесь совершаются преступления. Он посетил местные банки и, предъявив официальные документы, заявил, что по поручению Гиммлера должен посмотреть счета Коха. Настойчивость следователя была вознаграждена. В одном из банков он нашел неопровержимое доказательство, что Кох присвоил 100 тысяч марок. Наконец он установил и факты убийств, когда глубже вник в архивные документы лагеря и узнал, что заключенных отводили в секретную камеру смерти и там уничтожали.

Вооружившись портфелем бумаг, Морген вернулся в Берлин. Его шеф, начальник уголовной полиции, был шокирован. Он не думал, что Морген воспримет поручение настолько серьезно, и отослал его к Кальтенбруннеру. Тот тоже был ошарашен и заявил: «Это не мое дело. Идите к своему начальнику в Мюнхене». Морген послушно повез материалы к начальнику юридического управления СС, который опять-таки не захотел брать на себя ответственность. «Вам нужно все это рассказать Гиммлеру», – посоветовал он.

Морген поехал в полевой штаб рейхсфюрера, но ему отказали в приеме. Тогда он в осторожных выражениях изложил суть дела в докладной записке рейхсфюреру. Моргену повезло: бумага прошла через бюрократический лабиринт и привлекла внимание Гиммлера. Ко всеобщему изумлению, он дал Моргену полномочия возбудить уголовное дело против Коха, его жены и всех других, причастных к этому позорному делу. Некоторые полагали, что Гиммлер поступил так из-за неприязни к куратору концентрационных лагерей, начальнику административно-хозяйственного управления СС, Освальду Полю. Гиммлер просто не подумал, что дело может стать потенциальным ящиком Пандоры, считали другие. Но были и такие, кто видел в Гиммлере «человека чести».

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Просьба делать переводы через карту, а не Яндекс-деньги.