Часть I. «Я — ПРОВИДЕЦ...»

Глава 1.  ГЛУБОКИЕ   КОРНИ (1889—1907 гг.)

если вам нужны КРАТКИЕ сведения по этой теме, прочтите статью Родители и семья Гитлера

1

 

Гитлер избегал разговоров о своих родителях, но в редкие минуты откровенности признавался близким ему людям, что плохо ладил с отцом, человеком с диктаторскими замашками. В то же время он глубоко чтил свою мать, спокойную, мягкую женщину, которая, судя по всему, оставила глубокий след в его памяти. Оба родителя происходили из сельского района Вальдфиртель в Австрии, северо-западнее Вены, недалеко от нынешней границы с Чехией. По свидетельству одного родственника, в их жилах текла моравская кровь. Фамилия Гитлер была необычной для австрийца. Вполне возможно, она имела происхождение от чешских Хидлар или Хидларчек. Разновидности этих фамилий были зарегистрированы в Вальдфиртеле в 1430 году. Постепенно они превратились в Хидлер, Хитлер и Гитлер. В 1560 году прямого предка Адольфа Гитлера со стороны матери звали Георг Хидлер. Его потомки записывали себя как Хюттлер и Гитлер.

Вальдфиртель был довольно красивой местностью. Холмы, поросшие лесом, перемежались полями, которые тщательно обрабатывались трудолюбивыми, бережливыми крестьянами. Отец Гитлера родился 7 июня 1837 года в деревне Штронес у незамужней 42-летней Марии Анны Шикльгрубер. Деревня была маленькой, без церкви, поэтому ребенка окрестили и зарегистрировали в Деллерсхайме под именем Алоиз Шикльгрубер как «незаконнорожденного». В графе «отец» был прочерк, личность его так и не установили. Вероятно, это был кто-то из местных жителей. Существует версия, что дедушкой Гитлера являлся богатый еврей по фамилии Франкенбергер и что Мария Анна, будучи служанкой в этой еврейской семье в Граце, забеременела от сына хозяина.

Когда Алоизу было почти пять лет, на Марии женился Иоганн Георг Хидлер, работавший на фабрике в соседней деревне Шпиталь. Ребенок рос без особого присмотра. Пять лет спустя мать умерла, и отчим отказался от пасынка. Алоиз воспитывался а доме брата Хидлера — Иоганна Непомука. Этот крестьянский дом впоследствии сыграл определенную роль в жизни молодого Адольфа Гитлера, ибо здесь, в глухой деревушке, он несколько раз проводил летние каникулы.

Жизнь в Шпитале для Алоиза стала невыносимой, и в тринадцать лет он, как писал потом Адольф Гитлер в «Майн кампф», принял «отчаянное решение бежать с тремя гульденами в кармане в неизвестное будущее». Алоизу повезло: он попал в Вену, где устроился учеником сапожника, а пять лет спустя, стремясь подняться выше, завербовался в пограничную охрану. Алоиз был очень трудолюбив, сдал специальный экзамен и в 24-летнем возрасте стал инспектором. Карьера его на этом не завершилась: Алоиза назначили старшим таможенным инспектором в городок Браунау на реке Инн, у границы с Германией.

 

 

Успехами Алоиза очень гордился человек, который его воспитал,— Иоганн Непомук Хидлер: никто из Хидлеров так высоко не поднимался. Сына у Иоганна не было, и весной 1876 года Непомук исправил эту ошибку, официально усыновив Алоиза под фамилией Гитлер. Для этого он подобрал трех родственников-свидетелей, которые подтвердили у нотариуса, что брат Хидлера-Гитлера неоднократно в их присутствии говорил, будто он является отцом незаконнорожденного Алоиза и желает сделать его законным сыном и наследником. Остается лишь предполагать, почему фамилия Хидлер была изменена на Гитлер.

Неясно также, почему согласился на изменение фамилии сам Алоиз Шикльгрубер. В деревне поговаривали, что такое условие поставил старик-усыновитель, обещая изменить завещание в его пользу. И полгода спустя, когда Иоганн Непомук Хидлер умер, Алоиз получил в наследство его ферму стоимостью в 5000 флоринов. Следует отметить, что решение взять фамилию Гитлер оказалось более дальновидным, чем мог предположить Алоиз. Трудно представить, как семьдесят миллионов немцев кричали бы, скандируя: «Хайль Шикльгрубер!»

 

Алоиз Гитлер

Алоиз Гитлер, отец Адольфа Гитлера

 

На шпитальских девушек Алоиз, должно быть, производил потрясающее впечатление своим мундиром и военной выправкой. Да и сам он заглядывался на деревенских красавиц. У него уже была незаконнорожденная дочь. Брак Алоиза с дочерью инспектора имперской табачной монополии не стал препятствием для любовных похождений, тем более, что жена была старше его на четырнадцать лет и часто болела.

Особенно привлекала Алоиза внучка Иоганна Непомука Хидлера — шестнадцатилетняя Клара Пельцль, высокая и стройная, с темно-русыми волосами и приятными чертами лица. Была ли это любовь с первого взгляда или просто желание иметь домработницу при постоянно больной жене — неизвестно. Во всяком случае, Алоизу удалось убедить семью Клары отпустить ее с ним в Браунау. Девушка стала жить в доме Гитлеров, где Алоиз уже имел любовную связь с кухаркой Франциской Матцельсбергер, которую все звали Фанни.

Это переполнило чашу терпения фрау Гитлер, и она получила развод. Место хозяйки дома заняла Фанни, которая не без оснований увидела в Кларе соперницу и вынудила своего любовника переселить девушку в другой дом. Два года спустя, в 1882 году, Фанни произвела на свет мальчика, незаконнорожденного, как и его отец. Назвали ребенка именем отца.

 

 

В следующем году бывшая жена Алоиза умерла от чахотки, и он женился на Фанни. Брачная церемония оказалась чрезвычайно своевременной: через два месяца Франциска родила второго ребенка — дочь Ангелу. Но сделавшись законной женой, Фанни не стала счастливее: любовные приключения мужа продолжались. Кроме того, как и ее предшественница, Фанни начала страдать болезнью легких и была вынуждена уехать на природу, в соседнее село. Когда Алоиз остался с двумя малолетними детьми, он счел вполне логичным обратиться за помощью к прелестной племяннице. Клара снова обосновалась у него в доме, став, естественно, любовницей хозяина. Будущая мать Адольфа Гитлера была настолько доброй, что даже ухаживала за Фанни, часто приезжая к ней. Удивительно то, что законная жена Алоиза отнюдь не отвергала помощь любовницы своего мужа. Летом 1884 года Фанни умерла.

Новая хозяйка дома уже была беременна. Алоиз хотел жениться на Кларе: она могла заботиться о двух его детях, к тому же он действительно любил эту женщину. Но церковь запретила брак, так как формально отец Алоиза и дед Клары были братьями. Алоиз через пастора направил прошение в Рим и через месяц получил разрешение: по-видимому, святые отцы учли беременность Клары. Утром 7 января 1885 года Алоиз и его племянница поженились в присутствии двух детей — Алоиза-младшего и Ангелы, а также трех свидетелей: младшей сестры невесты Иоганны и двух коллег Алоиза по службе. Медового месяца не было. После скромного обеда Алоиз вернулся на службу.

 

Клара Гитлер

Клара Гитлер - мать Адольфа Гитлера

 

Нужно сказать, что беспорядочная интимная жизнь Алоиза не отражалась на его работе. Он всегда был старательным и честным государственным служащим, за что его ценили и коллеги, и начальство.

Клара расцвела в своей новой роли. Она стала образцовой хранительницей семейного очага, преданной детям мужа, Алоизу и Ангеле, обращаясь с ними как со своими собственными отпрысками. Через четыре месяца после брачной церемонии Клара родила мальчика, а в последующие два года — девочку и еще мальчика. Но вскоре все трое умерли. Клара тяжело переживала эту трагедию. К счастью, она могла излить свои материнские чувства на Алоиза-младшего и Ангелу. Отношения же с мужем были напряженными. С самого начала Клара смотрела на Алоиза как на высшее существо. Путь от домработницы до любовницы и, наконец, до жены был для простой девушки из Шпиталя таким сложным, что она продолжала называть мужа «дядей».

Смерть троих детей, вероятно, повлияла на частоту ее беременностей, и четвертый ребенок родился только 20 апреля 1889 года. Он был на одну четверть Гитлером, одну четверть — Шикльгрубером, еще одну — Пельцлем, а последняя четверть его наследственности так и осталась под вопросом. В книге рождений он значился как Адольфус Гитлер. Позднее Клара утверждала, что Адольф был болезненным мальчиком и что она жила в вечном страхе потерять его. Однако их домработница помнила Адольфа как «очень здорового, живого ребенка, который очень хорошо развивался».

 

Детство Гитлера

Дом в Браунау, где родился Адольф Гитлер 

 

Во всяком случае, фрау Гитлер души не чаяла в своем сыне, одаривала его ласками и постоянным вниманием, чем в результате, вероятно, испортила его. Жизнь в Браунау протекала спокойно. Отец проводил большую часть времени со своими дружками и за любимым занятием — разведением пчел. Зато он вроде бы прекратил свои любовные похождения на стороне или, по крайней мере, стал более осторожным. Домашняя прислуга сохранила о нем хорошие воспоминания как о «строгом, но справедливом человеке», который обращался с ней уважительно. В то же время таможенный начальник Алоиза считал его несимпатичным человеком. «Он был очень строгой и педантичной, необщительной личностью, гордился своей формой и очень любил в ней фотографироваться».

Когда Адольфу было три года и четыре месяца, отец получил повышение по службе, и семья переехала в Пассау, город средней величины на германском берегу реки Инн. Жизнь в немецком городе и общение с немецкими детьми оставили глубокий след в жизни Адольфа. Например, баварский диалект навсегда остался его родным языком. Впоследствии Гитлер говорил, что эта речь напоминала ему «о днях детства».

 

 

Следующий ребенок у фрау Гитлер родился, когда Адольфу было уже почти пять лет. Сына назвали Эдмундом. Адольф освободился от постоянной опеки матери, а затем для него наступила почти полная свобода — отец получил назначение в Линц. Вероятно, из-за новорожденного семья осталась в Пассау, и пятилетний Адольф мог бесконечно играть с немецкими ребятами или часами бродить где хочется.

Такая свободная жизнь длилась год. Весной 1895 года семья воссоединилась в Хафельде, небольшой деревне в пятидесяти километрах к юго-западу от Линца. Жили Гитлеры в крестьянском доме с полем почти в два гектара. Такое богатство сделало их членами местного высшего общества. Месяц спустя шестилетний Адольф был разлучен с чрезмерно заботливой матерью — его отправили в начальную школу в местечке Фишлам, находящемся в нескольких километрах от дома. Строгие школьные порядки были вскоре усилены контролем отца, который после сорока лет службы ушел в отставку и занялся сельским хозяйством.

 

Детство Гитлера

Гитлер в 1889-1890

 

У Гитлеров был красивый дом, окруженный садом из фруктовых и ореховых деревьев. Рядом протекал чистый ручей. Несмотря на новые ограничения, жизнь Адольфа в целом складывалась счастливо, если учесть, что и в друзьях у него не было недостатка.

Дорога в школу у Адольфа и Ангелы занимала больше часа. Обветшалое школьное здание было разделено на два класса — для мальчиков и для девочек. Дети Гитлера производили хорошее впечатление на учителя, который вспоминал об Адольфе как об «ученике с живым умом, послушном, но шаловливом». Оба содержали свои школьные сумки «в образцовом порядке».

«Именно в это время в моем сердце сформировались первые идеалы,— писал Гитлер в «Майн кампф» с обычными автобиографическими преувеличениями.— Игры на воздухе, долгие прогулки и особенно дружба со взрослыми мальчиками, что иногда расстраивало мою мать,— все это не давало сидеть дома». Даже в этом возрасте Адольф проявил ораторские способности и вскоре стал заводилой.

В последующие месяцы его положение в семье усложнилось. В отставке Алоизу было просто скучно и нудно, тем более, что способностей к ведению сельского хозяйства он не обнаружил. К тому же в начале 1896 года родился еще один ребенок— Паула. В доме с пятью детьми, с крикливым грудным ребенком Алоиз, вероятно, начал пить больше, чем обычно, стал очень нервным, главным объектом его раздражительности стал Алоиз-младший. Отец, требовавший слепого повиновения, не ладил с сыном. Позднее Алоиз-младший горько жаловался, что отец часто «бил его кнутом», хотя в Австрии в те дни битье детей было обычным явлением и считалось полезным для воспитания. Говорили, будто отец бил и Адольфа, хотя и не так часто. По свидетельству Алои-за-младшего, доставалось даже послушной Кларе, и это произвело неизгладимое впечатление на Адольфа.

Для молодого Алоиза жизнь в Хафельде стала сущим адом. Он был обижен не только на отца, но и на мачеху, которая, по его мнению, уделяла ему мало внимания, баловала родного сына Адольфа. Отсюда у Алоиза-младшего возникла глубокая неприязнь к сводному брату, очевидно, сохранившаяся на всю жизнь. «Высокомерный, вспыльчивый, он никого не слушал,— делился Алоиз воспоминаниями о брате в 1948 году.— Мачеха всегда принимала его сторону, ему все сходило с рук. У него не было друзей, он никого не любил и бывал просто бессердечным. Из-за любого пустяка он мог прийти в ярость».

Чувствуя себя отверженным, Алоиз-младший последовал примеру своего отца и в четырнадцатилетнем возрасте бежал из дому, от семьи, в которую никогда не возвращался, вплоть до смерти отца. Мстительный Алоиз-старший в ответ на это уменьшил наследство сына до самого минимума, предусмотренного законом. Теперь отец переключился на Адольфа, который стал главным объектом его придирок. Старший Гитлер давал мальчику различные поручения по хозяйству и постоянно распекал его за те или иные упущения. Через несколько месяцев неудачливый фермер продал обременительное хозяйство и переехал с семьей в городишко Ламбах. Освободившийся от крестьянских дел Адольф зажил более свободно. С учебой у него все было в порядке. В 1898 году он закончил класс с двенадцатью «единицами» — высшей отметкой в немецких школах. У Адольфа был неплохой голос, и он пел в церковном хоре в расположенном неподалеку монастыре, гербом которого, кстати, была свастика.

Гитлера привлекали красочные и торжественные церковные обряды, местный пастор стал его идолом, и Адольф стал подумывать о будущем священника, что почему-то вызывало положительную реакцию у его далеко не религиозного отца. Набожная Клара, разумеется, только приветствовала это намерение сына. Однако очень скоро интерес к религии у Адольфа пропал. Он начал баловаться курением.

Семья теперь жила в хорошей квартире на втором этаже просторного дома, соединенного с мельницей. Это было идеальное место для подвижного мальчика, который увлекался играми в ковбоев и индейцев. Супружеская пара, владевшая мельницей, считала Адольфа «немножко шумным». Он редко сидел дома, «всегда был там, где что-нибудь происходило», часто руководил мальчишескими ватагами, нападавшими на сады.

Ламбах оказался скучным для Алоиза, как и ферма, и в 1899 году он купил уютный дом в Леондинге — селении на окраине Линца, насчитывающем три тысячи жителей. Это было сравнительно цивилизованное место: совсем рядом находился Линц с театрами, оперой и внушительными правительственными зданиями.

После бегства Алоиза-младшего Адольф стал главным объектом отцовской муштры. Как вспоминала Паула Гитлер, он «провоцировал отца на проявление строгости и каждый день получал от него подзатыльники, но все попытки отца укротить его и заставить полюбить профессию государственного служащего оказались напрасными. С другой стороны, мама часто его ласкала».

Адольф взбунтовался и решил бежать из дома. Каким-то образом отец узнал об этих планах и запер мальчика на замок. Ночью Адольф попытался протиснуться через оконную решетку, однако это ему не удалось. Тогда он снял с себя всю одежду и снова полез, но услышал шаги отца, спрыгнул с подоконника и прикрыл наготу скатертью со стола. На этот раз Алоиз не взял в руки кнут, а расхохотался и позвал Клару посмотреть на «мальчишку в тоге». Как потом Гитлер признавался фрау Ханфштенгль, эти насмешки обидели его сильнее, чем удары кнутом, и он «долго не мог забыть этот эпизод».

Много лет спустя Гитлер в минуту откровенности признался секретарше, как в одном приключенческом романе прочитал, что не выказывать боль — признак мужества. «И я тогда решил, что когда отец будет меня хлестать, я не издам ни звука. Несколько дней спустя я проверил свою выносливость на практике. Я молча считал удары прутом по своей задней части. Испуганная мама смотрела на все это с ужасом». С этого дня, утверждал Гитлер, отец его больше не трогал.

Уже в одиннадцатилетнем возрасте в Адольфе было нечто отличающее его от других. На фотографии того года он сидит среди одноклассников в центре среднего ряда, возвышаясь на несколько сантиметров над своими товарищами, с поднятым подбородком и сложенными на груди руками. Это уже свидетельствовало о его самоуверенности и в какой-то мере бунтарском характере. Учился Адольф успешно, более того, у него обнаружился талант к рисованию. Иногда на уроках он тайком делал наброски. Одноклассник Вайнбергер с интересом наблюдал, как Гитлер по памяти рисует замок Шаумбург.

 

Детство Гитлера

Гитлер с одноклассниками (1900)

 

На переменах и после школы Адольф оставался лидером. Поскольку ему довелось жить во многих местах, одноклассники уважительно считали его повидавшим виды человеком. В играх мальчика вдохновляли романы Фенимора Купера и его немецкого имитатора Карла Вея. Последний никогда не был в Америке, тем не менее его повествования о благородных индейцах и отважных ковбоях миллионами немецких и австрийских мальчишек воспринимались как евангелие. Адольф страстно вел товарищей в бой.

Огромное впечатление произвели на юного Гитлера старые иллюстрированные журналы времен франко-прусской войны 1870 года, которые как-то попали ему в руки. Подросток долго не мог оторваться от пожелтевших страниц, явивших ему свидетельства былого величия фатерланда и мощи германского оружия. «Вскоре эта историческая борьба стала моей величайшей внутренней сутью,— утверждал он в «Майн кампф», где временами истина искажалась в политических целях.— С этого времени я все больше интересовался всем, что было связано с войной и солдатской службой».

Англо-бурская война, разразившаяся годом ранее, усилила германский патриотизм Адольфа, а также дала ему новый материал для игр. Часами он водил в бой своих «буров» против несчастных мальчишек, вынужденных изображать англичан. Часто он так увлекался, что заставлял отца ждать целый час обещанного табака, который должен был купить в лавке. В результате он получал дома взбучку. Эти полные приключений дни, возможно, в какой-то степени определили будущие пристрастия Гитлера. «Леса и поля,— писал он позднее,— были полем боя, на котором решались конфликты, существующие в жизни».

Первый год нового века принес семье новое несчастье: от кори умер шестилетний Эдмунд. Четыре смерти стали слишком жестоким испытанием для бедной Клары. С уходом Алоиза-младшего остался лишь один сын для продолжения рода Гитлеров. В это время Адольф заканчивал начальную школу, и семейная трагедия усугубила конфликт между отцом и сыном. Алоиз хотел, чтобы мальчик следовал по его стопам, и пытался вдохновить его рассказами о жизни государственного служащего. Сын же мечтал стать художником, но пока держал в секрете этот революционный план и без возражений принял предложение отца о следующей ступени образования. Он имел право поступать либо в гимназию, которая готовила учеников для поступления в университет, либо в реальное училище, имевшее технический уклон. Практичный Алоиз выбрал реальное училище, и Адольф согласился, так как в нем преподавалось и рисование.

Ближайшее реальное училище находилось в Линце, и 17 сентября 1900 года Адольф впервые вышел из дому без сопровождения, закинув за спину зеленый рюкзак. Путь предстоял немалый, пять километров. Раскинувшийся на берегу Дуная город произвел сильное впечатление на мальчика, выросшего в деревнях и маленьких городах. Любуясь знаменитым дворцом Кюрнберг, где, как утверждают, родилась «Песнь о Нибелунгах», великолепным лесом церковных шпилей, Адольф незаметно достиг центра города. Здесь, на узкой улице, и располагалась реальное училище — мрачное четырехэтажное здание.

Вначале на новом месте дела у Гитлера пошли не так, как прежде, — окружающая обстановка подавила его. Определенная группа учеников свысока смотрела на деревенских, к тому же здесь учителя уделяли своим питомцам гораздо меньше внимания. На фотографии 1900 года он снова стоит в верхнем ряду, но это уже далеко не тот надменный Адольф. Особенно плохо давались ему математика и естественная история. Критики объясняют это природной ленью, хотя, возможно, это было своеобразной формой мести отцу, хотя могло быть связано с эмоциональными проблемами или просто нежеланием изучать нелюбимые предметы.

В следующем году, однако, Адольф изменил тактику, и учеба пошла на лад. Будучи старше своих одноклассников, Гитлер снова стал лидером. «Нам всем он нравился и в классе, и вне класса,— вспоминал Йозеф Кеплингер.— Он обладал силой воли. В нем слились две крайности характера, сочетание которых крайне редко бывает у людей,— он был спокойным фанатиком».

После занятий мальчики под руководством Адольфа, который научился ловко бросать лассо, играли в ковбоев и индейцев. На переменах Гитлер воодушевленно рассказывал своей группе о бурской войне, демонстрируя при этом выполненные им же изображения храбрых буров. Он даже говорил о своем намерении вступить в их армию. Война пробудила в молодом Гитлере, да и во многих других мальчиках, чувство германского национализма. Бисмарк стал их кумиром. По какой-то причине у Адольфа эта черта проявилась ярче, чем у других. Вероятно, так выразился протест против отца, стойкого сторонника Габсбургов.

Учебный год Гитлер закончил успешно. Правда, в третьем классе он снова сдал, особенно по математике. Однако в конце рождественских каникул проблемы с учебой отошли на задний план: в семье случилась беда.

3 января 1903 года Алоиз пошел в пивную и, сидя за столом с друзьями, умер от кровоизлияния в легкие. Он был похоронен два дня спустя на церковном кладбище, недалеко от дома Гитлеров.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.