Глава 12

ВТОРАЯ РЕВОЛЮЦИЯ – «Все революции пожирают собственных детей» (февраль–август 1934 г.)

6

 

Во время своей июньской поездки в Италию фюрер обещал Муссолини не покушаться на независимость Австрии. Это была очень серьезная уступка, поскольку аншлюс (включение родины фюрера в состав Великой Германии) был одной из первых целей Гитлера. Несмотря на это обещание, СС продолжали оказывать значительную финансовую помощь и моральную поддержку австрийским нацистам, которые развязали в стране настоящий террор, взрывая железнодорожные пути и электростанции немецким динамитом и убивая немецким оружием сторонников канцлера Энгельберта Дольфуса. По иронии судьбы коротышка Дольфус был ярым националистом, который противодействовал как нацизму, так и социализму. В начале года Дольфус жестоко подавил восстание левых, подвергая артиллерийскому обстрелу социалистов, засевших в одном из крупных кварталов Вены, до тех пор, пока они не сдались. После этого он бросил все силы на ликвидацию местных нацистов, заручившись обещанием Муссолини удержать Гитлера от возмездия.

Австрийские нацисты, вдохновленные решительными действиями Гитлера по разгрому СА, сами перешли к активной борьбе. 25 июля они устроили собственный путч под кодовым названием «Летний фестиваль». В полдень ударный отряд в составе 150 нацистов в форме австрийской армии ворвался в резиденцию правительства, стремясь захватить Дольфуса и его сподвижников. Заговор был раскрыт, и все министры, кроме двоих, сбежали, но отважный Дольфус остался. Его расстреляли в упор, и пока он лежал на полу, обливаясь кровью, мятежники передавали по радио лживое заявление, что канцлер принял решение об отставке.

В Берлине сообщение о нацистском путче в Австрии было встречено с одобрением. Агентство печати так комментировало это событие: «Произошло неизбежное. Немецкий народ в Австрии поднялся против угнетателей и палачей». Гитлер в этот день находился в Байрейте на фестивале, посвященном Вагнеру, и поначалу отнесся к сообщению внешне равнодушно. Но его тревожила мысль, не воспримет ли Муссолини путч как нарушение данного ему слова и не пошлет ли в Австрию войска. Действительно, Муссолини был в ярости. Мало того, что Гитлер нарушил обещание. К этому прибавились и личные мотивы: у дуче как раз в это время гостила фрау Дольфус с детьми, и ему самому пришлось сообщить ей о гибели мужа.

Вечером Гитлер сидел в оперном театре, слушая «Лоэнгрина», но вряд ли он мог в полной мере насладиться музыкой: в ложу то и дело входили его адъютанты и шептали на ухо фюреру тревожные новости из Австрии. Муссолини приказал двинуть войска к границе. Вскоре стало ясно, что венский путч обречен на провал, и когда Гитлер прибыл в дом Вагнера, молодой Фриделинд заметил, что он очень нервничает.

Вскоре Гитлер позвонил заместителю министра иностранных дел фон Бюлову, чтобы узнать подробности венских событий. И когда Бюлов сообщил, что германский посланник в Австрии Рит ведет переговоры с властями о возможности высылки арестованных убийц Дольфуса в Германию, Гитлер взорвался. Он заявил, что Рита никто не уполномочивал ни на какие переговоры. Позднее, когда фюрер позвонил еще раз, Бюлов записал: «Рейхсканцлер сказал, что будет вынужден арестовать высылаемых заговорщиков и отправить их в концлагерь».

После этого Гитлер позвонил бывшему канцлеру фон Папену и попросил его заменить Рита в Вене. Папен вначале отказался, но фюрер настаивал и даже послал за Папеном самолет. Тот долго размышлял, почему Гитлер выбрал именно его. Может, потому, что он осуждал террористические методы австрийских нацистов и был другом Дольфуса? Придя к Гитлеру, Папен увидел, что тот был близок к истерике – «отчаянно ругал австрийских нацистов за глупость и авантюризм». Папен согласился поехать в Вену, но с условием, что назначенный Гитлером инспектор нацистской партии Австрии будет немедленно уволен. Гитлер дал согласие.

В приемной Папен встретил старого друга Яльмара Шахта, которому Гитлер предложил пост министра экономики. Шахту многое не нравилось в политике канцлера, особенно эксцессы, связанные с разгромом СА. Но, как впоследствии признавался Шахт, он решил принять предложение, чтобы, действуя изнутри, оказывать влияние на политику, стремясь сделать ее более умеренной. Шахт тоже выдвинул условие – прекратить антиеврейские действия. Гитлер на это ответил так: «В экономике евреи пока могут оставаться, по крайней мере, те из них, кто хорошо знает свое дело». Шахт принял предложение Гитлера.

Заручившись поддержкой Папена на дипломатическом фронте и Шахта – в области перевооружения, фюрер решил, что он отразит любые протесты из-за рубежа в связи с убийством Дольфуса. Самые резкие выпады исходили от Муссолини. В послании вице-канцлеру Австрии принцу Рюдигеру фон Штархенбергу дуче заявил о решимости Италии сражаться за независимость Австрии и даже лично поехал в Вену выразить соболезнование. В беседе с вице-канцлером он обвинил Гитлера в организации венского путча, прибавив: «Если эта страна убийц и педерастов подчинит себе Европу, это будет конец европейской цивилизации». Муссолини не видел особого сходства между нацизмом и фашизмом. Внешне оба режима чем-то немного похожи, говорил он, но на авторитарности это сходство кончается: «Фашизм берет начало в великой культурной традиции итальянского народа, он признает право личности, признает религию и семью. А национал-социализм – это дикое варварство. Как и все варварские орды, он не допускает прав личности. Вождь у нацистов – распорядитель жизни и смерти своего народа. Этот нетерпимый и преступный спектакль, который Гитлер показал миру тридцатого июня, не допустила бы никакая другая страна. Ну что же, убийство Дольфуса может принести и пользу. Возможно, великие державы признают наконец германскую угрозу и организуют большую коалицию против Гитлера, единственный ответ ему – общий фронт. Гитлер вооружит Германию и начнет войну, возможно, через два-три года. Я не могу выступить против него один. Мы должны что-нибудь сделать вместе и сделать быстро».

Отвращение Муссолини к Гитлеру и Германии было настолько сильным, что дуче стал выражать свои чувства публично. «Тридцать веков истории позволяют нам смотреть снисходительно на определенные доктрины, проповедуемые за Альпами потомками людей, которые не имели письменности в те времена, когда в Риме процветали Цезарь, Вергилий и Август», – заявил он в речи на торжествах по случаю спуска на воду очередного военного корабля.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.