Глава 14. «С УВЕРЕННОСТЬЮ ЛУНАТИКА» (март 1936 – январь 1937 г.)

 

5

 

Экономические достижения Гитлера

1936 год в целом оказался для Гитлера удачным. Впервые в жизни он счастливо провел рождественские праздники. И это несмотря на спазмы в желудке, бессонницу и экзему. 25 декабря он выбрал для себя личного врача – доктора Тео Мореля, специалиста по кожным заболеваниям. Среди его пациентов были ведущие деятели кино и театра.

Впервые после военной службы при медицинском осмотре Гитлер разделся догола. Выслушав жалобы пациента на боли и спазмы в желудке, Морель поставил диагноз – гастродуоденит – и прописал больному необходимые лекарства. Гитлер также страдал непроизвольным выходом газов, что усиливалось его вегетарианской диетой, и Морель прописал антигазовые таблетки. Кроме того, врач дополнил вегетарианскую диету пациента большими дозами витаминов, часто вводя их внутривенно наряду с глюкозой для поднятия тонуса.

Самые именитые доктора страны не смогли вылечить Гитлера от спазмов желудка и от экземы, которая причиняла ему такую боль, что он не мог носить сапоги. Этот специалист по кожным болезням обещал вылечить своего подопечного за год, а сделал это за месяц с небольшим, и Гитлер с восторгом объявил, что чудо-доктор спас ему жизнь. «Другие морили меня голодом, разрешали мне лишь чай и сухари. Я был так слаб, что едва мог работать. И тут появился Морель и сделал меня здоровым». Фюрер полагал, что тот подлечил ему и десны благодаря уколам мутафлора, хотя этому, возможно, помог массаж, который делал зубной врач Хуго Блашке.

30 января 1937 года, в четвертую годовщину прихода к власти, Гитлер выступил в рейхстаге. Он был бодр и отлично выглядел. «Сегодня я должен поблагодарить провидение, по милости которого я, бывший неизвестный солдат, получил возможность довести до успешного исхода борьбу за нашу честь и права нации», – начал он. Достижения Гитлера за первые четыре года были поистине значительными. Как и Рузвельт, он многое сделал для групп населения с низкими доходами. Оба лидера бросили вызов традиции и пошли на расширение производства и обуздание безработицы. Гитлер также менял лицо страны сетью автодорог (автобанов). Чтобы «поставить население на колеса», он выдвинул идею создания «народного автомобиля» («фольксвагена»), компактного и дешевого, чтобы средний немец был в состоянии его купить. Он попросил конструктора Фердинанда Порше спроектировать автомобиль, который мог бы расходовать не более десяти литров бензина на 100 километров пути, вмещать четырех пассажиров и иметь воздушное охлаждение. Он задумал и другие нововведения. В больших городах предполагалось создать автоматизированные подземные стоянки для машин, свободные от дорожного движения центры, многочисленные парки. Гитлера всерьез заботила проблема сохранения природной среды. Он всячески поощрял меры по предотвращению выбросов в воздух ядовитых газов. С этой целью на некоторых заводах в Рурском бассейне были установлены специальные приспособления, а на новых заводах должны были строиться установки по предотвращению загрязнения вод.

 

Юнгфольк и Гитлерюгенд

Большое внимание Гитлер уделял благосостоянию и профессиональной подготовке молодежи. Радикальные изменения произошли в системе образования. Средние школы с естественнонаучным уклоном были поставлены на один уровень с классическими гимназиями. Упор делался на физическую культуру, расовую биологию, немецкую историю и литературу. «Цель нашего образования – формирование характера, – писал один нацистский педагог. – Мы не желаем воспитывать своих детей для того, чтобы из них получались хилые ученые. Поэтому я заявляю: лучше иметь на десять килограммов меньше знаний и на десять калорий больше характера».

Воспитание германского характера сопровождалось обожествлением Гитлера. Перед обедом школьники должны были декламировать такое стихотворное заклинание:

«Фюрер, мой фюрер, посланный мне Богом, защити и сохрани меня, пока я живу! Ты спас Германию от великого горя. Я благодарю тебя за свой хлеб каждый день. Будь всегда со мной, не покидай меня, фюрер, мой фюрер, моя вера и мой свет! Хайль, мой фюрер!»

Идеологическая обработка молодежи начиналась с детства. Мальчики в возрасте от 10 до 14 лет принимались в организацию «Юнгфольк» («Юность народа»). В ее рекламном буклете говорилось: «Для нас приказ и повеление – самая святая обязанность. Ибо каждый приказ исходит от ответственной личности, которой мы верим, – от фюрера... И вот мы стоим перед вами, немецкий отец, немецкая мать, мы, молодые лидеры германской молодежи, мы готовим и воспитываем вашего сына, делаем из него человека действия, человека победы. Он взят в суровую школу с тем, чтобы его кулаки закалились, его отвага укрепилась, чтобы он приобрел веру – веру в Германию».

После прохождения курса воспитания в «Юнгфольке» мальчики принимались в «Гитлерюгенд» («Гитлеровская молодежь»), где им выдавались кинжалы с выгравированной надписью «Кровь и честь». Им сообщали, что отныне они могут не только носить коричневую рубашку, но и защищать ее силой оружия. Многие понимали это как вседозволенность, как принадлежность к высшим существам.

До 1933 года целью «Гитлерюгенда» было объединение молодежи независимо от социального происхождения, отрыв ее от коммунистических организаций путем убеждения и пропаганды. После 1933 года главной целью лидеров гитлеровской молодежной организации стала физическая закалка молодежи, воспитание верности фюреру и отечеству.

 

"Трудовой фронт" Лея и программа "Сила через радость"

За четыре года Гитлер сумел поднять уровень здравоохранения до такой степени, что многие иностранцы поражались его достижениям. Детская смертность значительно уменьшилась, она была ниже, чем в Англии. Как писал член английского парламента Арнольд Уилсон, неоднократно бывавший в Германии, «приятно наблюдать физическое состояние немецкой молодежи. Даже самые бедные одеты лучше, чем раньше, а их веселые лица свидетельствуют о психологическом комфорте».

Улучшились условия труда, на заводах и фабриках стало больше света, комнат гигиены, меньше скученности. Все предприятия и учреждения содержались в образцовой чистоте и порядке. Везде были цветы. Никогда раньше рабочий не пользовался такими привилегиями. Программа «Сила через радость», начатая руководителем «Трудового фронта» Робертом Леем, предусматривала проведение за счет общественных средств культпоходов на концерты, в театры и кино, на выставки, танцевальных вечеров, организацию курсов по повышению образования для рабочих. Самым революционным новшеством был туризм за общественный счет. Даже самый малоквалифицированный рабочий мог теперь путешествовать на борту роскошного лайнера и великолепно провести отпуск.

«Рабочий видит, что мы серьезно заботимся о повышении его социального статуса», – говорил Лей. А Гитлер заявил в рейхстаге: «Произошли радикальные преобразования, принесшие результаты, которые являются демократическими в высшем смысле этого слова, если демократия вообще имеет смысл».

Глава германского рейха стремился объединить людей всех уровней, за исключением «врагов нации» – евреев, и его модель социализма не исключала ни богатых, ни средний класс. «Буржуа не должен больше чувствовать себя своего рода пенсионером, отделенным от рабочего марксистской стеной собственности, – сказал он одному журналисту, – а должен стремиться работать на благо общества». Гитлера самого рекламировали как рабочего-строителя, художника и студента, как человека из народа, привыкшего к самым простым блюдам. Он отказывался принимать различные почетные звания, а на встречах с рабочими хвастался, что у него нет недвижимости или акций, умалчивая при этом, что книга «Майн кампф» сделала его миллионером.

 

Линии Гитлера и Шахта в вопросах экономики

Возможно, самым важным достижением Гитлера за первые четыре года было объединение нации. Ни один объективный наблюдатель не мог отрицать значительных успехов Гитлера, хотя рабочие лишились профсоюзов, а предприниматели утратили право на политические организации. Действительно, отдельная личность потеряла свои права, свою свободу, в то время как нация выиграла в равенстве и процветании. Но потеря гражданских свобод – не единственная цена, заплаченная за программу Гитлера. Хотя он вывел страну из кризиса и ликвидировал безработицу, его требование ускорить перевооружение любой ценой потенциально вело страну к экономической катастрофе. Умный Шахт делал все для противодействия усилиям Гитлера и военных. Сначала он наложил вето на планы военного министерства, затем отказался удовлетворить просьбы Бломберга о расширении производства нефти из угля, опасаясь, что это нарушит экономическое равновесие. Но к началу 1936 года влияние Шахта пошло на убыль, и приказ Гитлера увеличить армию до тридцати шести дивизий привел к дисбалансу в экономике. Причин было две: цены на импорт увеличились на 9 процентов, а экспортные упали на 9 процентов, кроме того, два года подряд оказались неурожайными. Германское сельское хозяйство было не в состоянии удовлетворить потребности страны. Запасы сырья иссякали. Уже появился тревожный дефицит продовольствия и топлива. Он усугубился советским эмбарго на германский экспорт и требованием Румынии о повышении цен на нефть.

В этих чрезвычайных обстоятельствах летом 1936 года Гитлер подготовил меморандум о военной экономике. Его ответом на нефтяной кризис была автаркия. Конечно, он знал, что в существующих границах Германия не способна производить достаточно сырьевых материалов и тем самым добиться полной самообеспеченности, но настаивал, что надо сделать все для этой цели. Игнорируя мнение Шахта, он потребовал увеличения производства синтетического каучука, железной руды, жиров, текстиля и выдвинул задачу преодолеть топливный кризис за полтора года.

 

"Четырехлетний план" и гитлеровская экономическая мобилизация

Гитлер игнорировал и предупреждение экспертов о том, что производственные издержки такой программы будут необычайно высокими, не посчитался с протестами промышленников, возражавших против его курса на производство вооружений и накопление запасов сырья. Фюрер даже пригрозил частному капиталу государственным вмешательством, если промышленники не захотят его поддержать. Он заявил, что «финансы, экономика и все теории должны служить борьбе народа за самоутверждение». Для Гитлера это было просто вопросом силы воли, и он потребовал экономической мобилизации, «сравнимой с военной и политической мобилизацией». Его не интересовало, какой ценой это будет достигнуто, главным было намерение за четыре года создать мощный вермахт.

На решение этой задачи был нацелен четырехлетний план, объявленный в 1936 году на съезде нацистской партии в Нюрнберге. Месяц спустя фюрер назначил Геринга имперским руководителем этого плана, и – что показательно – среди приданных в помощь Герингу людей был лишь один старый член партии. Руководящие посты заняли государственные служащие, представители промышленности и военных. Это означало, что партия фактически была отстранена от процесса принятия решений в экономической жизни страны.

В своей речи, призывающей ко всеобщей мобилизации, Геринг говорил, что рабочие и крестьяне должны приложить к ее осуществлению все свои силы, изобретатели – отдать себя в распоряжение государства, частные предприниматели – думать не о прибыли, а о сильной, независимой национальной экономике. «Главное – не с выгодой производить, а просто производить», – заявлял Геринг.

«Я считал своим долгом осудить эту экономическую нелепицу, – писал Шахт, – и открыто выступить против безответственного, произвольного нарушения экономических законов». Он это сделал в своем выступлении в торговой палате в день своего шестидесятилетия. Шахт высмеял утверждение Геринга, что главное – это производство. «Если я высеваю сто центнеров зерна на определенном участке земли и собираю лишь три четверти центнера, что может быть нелепее?» Это было открытым вызовом со стороны человека, уже попавшего в опалу, и через несколько месяцев Шахт был вынужден уйти в отставку с поста министра экономики. Геринг получил свободу действий.

 

Отношение Европы к Гитлеру в 1937

Если бы Гитлер умер в 1937 году, в четвертую годовщину прихода к власти, он, несомненно, вошел бы в немецкую историю как один из ее величайших деятелей. По всей Европе у него были миллионы почитателей. Писательница Гертруда Стайн считала, что Гитлер должен получить Нобелевскую премию мира. Знаменитый англичанин Джордж Бернард Шоу защищал Гитлера и других диктаторов; его речи и статьи о национал-социализме возмутили интеллигенцию и вызвали поток протестующих откликов.

Еще одним ярым поклонником фюрера был известный шведский исследователь Свен Хедин, который писал, что Гитлер одарен неутомимой страстью к справедливости, широтой политического видения, безошибочным предвидением и «подлинной заботой о своих согражданах». Будучи сам еврейского происхождения и гордившийся этим, Хедин оправдывал антисемитизм Гитлера, хотя и не одобрял его жесткие методы. Беспристрастное изучение поведения евреев после первой мировой войны, полагал он, объясняет, почему немцы презирают евреев. «Где бы ни проводилась политика раболепия и пораженчества, ее авторами были те же самые евреи, которые образовали авангард коммунизма и большевизма», – писал Хедин. Его анализ достижений Гитлера мог бы быть подготовлен Геббельсом: «Человек, который за четыре года поднял свой народ со дна к самосознанию, гордости, дисциплине и власти, заслуживает благодарности своих сограждан и восхищения всего человечества».

Достижения Гитлера за четыре года власти многих вдохновляли. Нацизм привлекал не только недовольных и обездоленных, но также интеллигентов, которые усматривали в нем альтернативу «буржуазному либерализму». Все приверженцы нацизма считали, что в любом случае духовное единство нации решит все проблемы. Эта цель, полагали они, оправдывает средства.

 

Подзаголовки внутри главы даны автором сайта для удобства читателей. В книге Джона Толанда они отсутствуют