Глава 15

 

«ТАКОЙ МАЛЕНЬКИЙ ЧЕРВЯЧОК» (1937 г. – февраль 1938 г.)

 

5

 

Новый премьер-министр Англии был настроен в отношении Германии более примирительно. «Наша цель, – писал он незадолго до своего назначения на этот пост, – должна состоять в предложении политических гарантий, которые нужны нам для общего урегулирования. И если переговоры потерпят неудачу, мы хотим, чтобы вину за провал понесла Германия, отказавшаяся принять наши разумные требования в политической области». Энергичный, волевой и самоуверенный Чемберлен быстро начал вносить изменения во внешнюю политику своего предшественника Болдуина. «Я считаю, что двойная политика перевооружения и улучшения отношений с Германией и Италией даст нам возможность спокойно пережить опасный период», – писал он в частном письме.

Осенью лорд Галифакс получил приглашение принять участие в охоте, организуемой «главным охотником рейха» Германом Герингом. Будучи сам азартным охотником, Галифакс посоветовался с Чемберленом и принял приглашение в надежде встретиться с Гитлером.

Он выехал из Англии, намереваясь прозондировать возможности достижения взаимопонимания с фюрером. Но прямодушный, религиозный и консервативный лорд мало что знал о немецкой истории и характере, он даже не читал «Майн кампф». Геринг ему понравился, он даже назвал его «современным Робином Гудом».

19 ноября в Бергхофе Галифакса принял Гитлер. «Я не привез никаких новых предложений из Лондона, – сказал Галифакс. – Я приехал прежде всего узнать взгляды германского правительства на текущую политическую ситуацию и выяснить возможности решения проблем». Фюрер нахмурился и разразился серией категорических требований, обрушившись на английскую прессу. Галифакс попытался успокоить сварливого Гитлера. Он похвалил фюрера за подавление коммунизма в Германии и выразил надежду, что их страны вместе с Францией и Италией могли бы заложить прочную основу для мира в Европе. Но лорд допустил дипломатический промах. Перед отъездом Идеи советовал ему умолчать о ситуации в Центральной и Восточной Европе, но, желая сделать примирительный жест, Галифакс поднял этот вопрос. Как только Галифакс наивно раскрыл английские намерения, Гитлер начал перечислять германские пожелания: тесный союз с Австрией, прекращение преследований судетских немцев в Чехословакии и свобода экономических связей с Юго-Восточной и Восточной Европой, поскольку Германия – главный импортер продукции этих стран. Затем он резко сказал: «Западные державы постоянно чинят мне препятствия в Юго-Восточной Европе. Мне приписывают политические амбиции, которых у меня нет». Галифакс тактично заметил, что Англия готова к любому решению, не основанному на силе, а потом бестактно добавил, что это «относится и к Австрии». Это взвинтило Гитлера, будто ему наступили на больную мозоль. Он возбужденно ответил, что в отношении Австрии нет и речи о применении силы, поскольку само население этой страны требует присоединения к Германии.

Галифакс был уверен, что раскусил Гитлера. Вернувшись в Лондон, он заверил коллег, что Гитлер – «искренний человек» и что «у немцев нет намерений идти на авантюры в ближайшее время, поскольку они слишком заняты развитием своей страны, которая все еще находится в состоянии революции». А вот как Гитлер оценил позицию Галифакса: «Я всегда говорил, что англичане лягут со мной под одно одеяло. В своей политике они следуют тем же принципам, что и я, – необходимости уничтожения большевизма».

Эти рождественские праздники, как и в прошлом году, не были для Гитлера периодом депрессии. Накануне Рождества, по словам ординарца Краузе, он был очень весел. Когда они, стоя на коленях на полу мюнхенской квартиры, заворачивали в бумагу подарки, Краузе случайно завязал узел вокруг большого пальца хозяина. Гитлер рассмеялся, похлопал Краузе по спине и попросил принести куртку. Он решил отметить предрождественский вечер по-своему и приказал ординарцу сопровождать его. Обманув эсэсовскую охрану, оба выскользнули из дома и взяли такси. «Никто нас не видел, и Гитлер был доволен. Я хотел сесть рядом с шофером, но Гитлер схватил меня за руку и велел сесть сзади», – вспоминал позже Краузе. Два часа такси курсировало по Мюнхену, наконец Гитлер назвал место назначения: кафе «Луитпольд».

Шофер, не догадавшийся, кто эти пассажиры, получил деньги и быстро уехал. Гитлер в кафе не пошел, а направился на Королевскую площадь. Заметив, что Краузе нервно озирается, он сказал: «Не бойтесь. Никто не поверит, что Адольф Гитлер бродит один по Мюнхену». Но когда кто-нибудь приближался, он опускал голову. Пошел дождь со снегом, и фюрер взял ординарца за руку, его замшевые ботинки скользили. Так они шли, пока не добрались до квартиру. Казалось, фюрер был в восторге, как мальчишка, что ему удалось не только провести охрану, но и погулять по городу незамеченным. Однако на следующий день Гиммлер отругал Краузе за участие в этой авантюре. Отныне, приказал шеф службы безопасности, о таких планах надо сообщать охране, независимо от желания фюрера.