ГЛАВА XI

 

Гражданские смуты в Риме и падение республики

 

если вам нужны БОЛЕЕ ПОДРОБНЫЕ сведения об эпохе Гракхов, прочитайте статью «Братья Гракхи»

II. Эпоха Гракхов

 

288. Необходимость внутренней реформы в Риме

Лучшие люди разного образа мыслей видели необходимость внутренней реформы для спасения государства от разъедавших его зол. Одною из главных забот людей, желавших улучшения внутренних отношений, было остановить падение крестьянского сословия. За это дело брался еще Катон, который хлопотал о наделении землею крестьян, разоренных войною с Ганнибалом. Сципион Африканский Младший и близкие ему люди тоже находили нужным разделить государственные земли между обедневшими крестьянами, но, понимая, что это вызовет сильное противодействие со стороны сената, члены которого владели большею частью участков поземельной собственности государства, не решались предлагать эту меру. Во всяком случае, мысль о необходимости реформы и между прочим об аграрном законе уже существовала, и рано или поздно должны были явиться энергичные люди, которые решились бы взять на себя проведете этого дела. Такими людьми были братья Гракхи.

 

289. Семья Семпрониев Гракхов

Братья Тиберий и Гай Семпроний Гракхи происходили из старого и богатого плебейского рода Семпрониев. Их отец, – носивший имя Тиберия Семпрония Гракха, как и старший сын, – был консулом и цензором, а мать Корнелия, дочерью Сципиона Африканского Старшего. Это была женщина весьма умная и образованная, вполне разделявшая культурные интересы своего отца и всего кружка Сципионов. Сципион Африканский Младший приходился ей племянником, а среди людей, которые его окружали, многие хорошо понимали необходимость внутренней реформы, хотя и не знали, как взяться за дело. Корнелия воспитывала своих двух сыновей и дочь, вышедшую замуж за своего двоюродного брата Сципиона, в уважении к образованию и великим подвигам предков. Братья Гракхи были большими поклонниками греческой литературы и сторонниками реформ. Старший из них был женат на дочери сенатора Аппия Клавдия, который, несмотря на происхождение свое из древнего патрицианского рода, когда-то славившегося особым упорством в борьбе с плебеями, считал реформу необходимою и выражал неудовольствие на то, что Сципион отказался от мысли об её проведении. Младший Гракх тоже был женат на дочери важного лица, именно главного понтифика (Публия Красса Муциана), равным образом сочувствовавшего мысли о поднятии крестьянства из его упадка. Таким образом, у обоих братьев были очень влиятельные связи, подкреплявшие их собственную знатность, и притом это были как раз связи с людьми, стоявшими за необходимость внутренних реформ.

 

290. Тиберий Гракх

Тиберий Гракх еще восемнадцатилетним юношей участвовал в штурме Карфагена (146) под начальством своего двоюродного брата и отличился тогда храбростью. В должности квестора он участвовал и в испанской войне, которую его двоюродный брат окончил взятием Нуманции. Проезжая из Испании через Этрурию, Тиберий был поражен видом страны, где почти совсем исчезло мелкое землевладение, а поля крупных землевладельцев обрабатывались толпами рабов. В 133 г. народ выбрал Тиберия в трибуны, и он не замедлил внести в народное собрание предложение о возобновлении старых, изданных за два слишком века перед тем законов Лициния и Секстия, насколько они касались владения землею. Прежний аграрный закон пришел в забвение главным образом потому, что не было такого учреждения, которое следило бы за его исполнением, и государственные земли были все расхищены знатью. Тиберий Гракх предложил, чтобы никто не мог владеть из государственной земли участками более 500 югеров, да по 250 югеров на каждого взрослого сына, отобранные же в казну земли должны были быть разбиты на участки в 30 югеров для раздачи беднейшим гражданам и частью союзникам на правах вечной неотчуждаемой аренды. Для заведования этою сложною операцией Тиберий Гракх предложил учредить особую комиссию из трех лиц (triumviri agris dandis assignandis). Эти предложения встретили протест со стороны товарища Тиберия Гракха по трибунату, Марка Октавия, который произнес свое «veto». Тогда Тиберий, вместо того, чтобы отложить дело до следующего года, решился пустить в ход небывалую меру, лишавшую сан трибуна прежней неприкосновенности. Именно он спросил народ, может ли оставаться трибуном человек, который действует против народных интересов. Когда 17 триб из 35 высказались в смысле, благоприятном для Тиберия, и уже видно было, что большинство будет за него, он приостановил дальнейшее голосование, чтобы предложить Октавию взять свое «veto» назад, но тот стоял на своем. Тогда голосование было окончено, Октавий силою удален со скамьи трибунов, и предложения трибуна-реформатора приняты. В комиссию «триумвиров по распределению земель» были выбраны оба брата Гракхи и тесть старшего из них, Аппий Клавдий. Этой комиссии предстояла очень трудная задача ввиду крайней запутанности вопроса о том, какие земли были частные, какие государственные, и потому дело быстро двигаться не могло. Для доставления новым землевладельцам средств, необходимых при первом обзаведении хозяйством, Тиберий Гракх предложил еще народу разделить между ними казну пергамского царя Аттала, который умер в это время, завещав все свое царство римскому народу. Для завершения реформы трибун считал нужным быть переизбранными вновь, что законом запрещалось. Сенат и знать смотрели с крайним неудовольствием на деятельность смелого реформатора, и, опасаясь за свою жизнь, он стал показываться на площади не иначе, как в сопровождении тысячной толпы. Наконец наступили выборы 132 г., и Тиберий Гракх решился в случае надобности силою устранить из собрания сторонников знати, но те его предупредили. Когда он в бурном народном собрании сделал жест, показывавший, что его голове грозит опасность, сенаторы истолковали это в смысле предложения народу возложить на его голову царскую диадему и потребовали смерти изменника. Вооружившись, чем попало, оптиматы ворвались на форум и убили трибуна и с ним триста его приверженцев.

 

291. Гай Гракх

Трибун погиб, но начатое им дело продолжала созданная им комиссия, в которой энергично работал его младший брат и которая успела создать в Италии до восьмидесяти тысяч крестьянских участков. Скоро, однако, дело затормозилось, потому что постановление приговоров по разбору вопроса о правах владельцев на их земли было отнято у триумвиров и передано цензорской власти. Впрочем, в то же время демократическая партия выиграла от проведения закона, дозволявшего переизбирать трибунов на новый срок. В 123 г. трибуном сделался Гай Гракх, поставивший своей задачею отомстить за смерть брата. Это был человек, отличавшейся храбростью на войне и несравненным красноречием в народных собраниях, вместе с тем человек широкого образования и громадного политического таланта, но крайне страстный, не умевший сдерживать свой гнев и свои мстительные чувства. В борьбе с сенаторскою знатью он сознательно опирался на пролетариат и на сословие всадников. Первый он привлек на свою сторону хлебным законом (lex frumentaria), по которому беднейшие граждане, жившие в Риме, могли получать хлеб из государственных запасов за половину самой низкой рыночной цены. Следствием этого было скопление в Риме громадного числа пролетариев, смотревших на Гая Гракха, как на своего благодетеля. Всадников трибун расположил к себе законом, передававшим в руки их сословия право быть присяжными судьями по делам о вымогательствах – право, которое принадлежало прежде сенаторам. Кроме того, он предпринял другие меры, клонившиеся к уврачеванию зол государства или к ослаблению политического могущества знати. Вопреки существовавшим раньше законам и обычаям Гай Гракх окончательно решал в народном собрании дела, подлежавшие ведению сената, основывал новые колонии и притом вне Италии, устанавливал налоги и способ их взимания откупщиками (именно в «Азии») и т. п. Народное собрание принимало все его предложения, и сам Гай Гракх, переизбранный в трибуны в 122 г., стал сосредоточивать в своих руках разные должности, что тоже было новостью в римской республике и в сущности вело за собою установление единовластия. Он был и трибуном, и триумвиром по распределению земель, главным устроителем новых колоний, и начальником общественных работ, предпринятых им для проведения хороших дорог в Италии. Быть может, Гай Гракх и удержался бы в занятом им положении своего рода единоличного главы государства (подобного Периклу в Афинах), если бы своими широкими планами не вооружил против себя даже своих сторонников. Именно: он внес закон о распространении прав гражданства на союзников (lex de civitate sociis danda), которые тяготились своим положением (это было за 30 лет до Союзнической войны) и в качестве новых римских граждан только усилили бы демократию. Но граждане не хотели делиться с кем‑либо своими правами и соединенными с ними выгодами. Сенат, всадники, пролетариат, все соединились против этого предложения, и сопротивление ему со стороны трибуна Ливия Друза было поддержано народным собранием. Знать воспользовалась этим и внушила Ливию Друзу мысль делать народу еще более заманчивые предложения,чем те, которые создали популярность Гая Гракха (освобождение земельных наделов от оброка и даже объявление их полною собственностью, замена заморских колоний колониями в самой Италии и т. п.). В 121 г. Гай Гракх уже не был выбран в трибуны. Оптиматы искали теперь лишь предлога, чтобы погубить своего врага. Жрецы обвиняли его в оскорблении религии ввиду того, что он задумал устроить колонию на месте разрушенного Карфагена, преданном вечному проклятию. Произошло бурное народное собрание, перед которым один раздраженный популяр убил за дерзость ликтора во время консульского жертвоприношения, а сам Гай Гракх неосторожно прервал речь трибуна, что строжайшим образом было запрещено законом. Консулы потребовали Гая Гракха к суду, но он удалился на Авентин, куда собралась и вооруженная толпа ею приверженцев. Дело кончилось свалкой, во время и после которой погибло до трех тысяч популяров и в их числе сам Гай Гракх (121).

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.