293. Луций Корнелий Сулла

Луций Корнелий Сулла по своему происхождению и по всем своим симпатиям принадлежал к нобилитету. Это был человек, получивший хорошее образование и отличавшийся любовью к искусству, но в то же время преданный чувственным наслаждениям. Он был хороший полководец и тонкий политик, но вместе с тем честолюбец, не пренебрегавший никакими средствами в погоне за славою и почестями. В первый раз он выдвинулся вперед во время войны с Югуртою, в которой он служил под начальством Мария, а во время Союзнической войны к нему уже прямо перешла главная команда от Мария, возбудившего в Риме против себя недовольство своею медлительностью. Марий не мог потом простить этого Сулле. Последний тем более еще должен был сделаться ему ненавистным, что был представителем той самой знати, которая смотрела на Мария, как на выскочку (homo novus). Когда Сулла с успехом окончил союзническую войну, сенат поручил ему же идти усмирять и Митридата, напавшего на римские владения.

 

294. Междоусобие Мария и Суллы

Соперничество Мария и Суллы привело к первой большой междоусобной войне в Риме. Марий был страшно раздражен, что сенат послал армию сражаться против Митридата под начальством Суллы. Когда последний отправился на войну, Марий соединился в Риме с демократической партией и при помощи одного трибуна (Сульпиция Руфа) добился того, что начальство над войском в войне с понтийским царем было отнято у Суллы и передано ему самому. Легионы Суллы не захотели повиноваться этому распоряжению и с дороги вернулись в Рим. Большая часть высших начальников армии не пожелала участвовать в этом движении, но Сулла недолго выбирал между повиновением закону и личным интересом. Он не сложил с себя команды и во главе мятежной армии явился в Рим; здесь он восстановил поколебленное господство знати и только тогда отправился на войну. Марий бежал в Африку и скитался некоторое время «на развалинах Карфагена». Вскоре, однако, собрав вокруг себя ветеранов и соединившись с консулом Корнелием Цинной, он занял Рим, разбив отряд, который Сулла оставил в городе для поддержки сената. Марию удалось даже добиться избрания в консулы (в седьмой раз), но через несколько дней он умер. Главою марианцев остался в городе Цинна, а сын Мария укрепился в Пренесте. Победа марианцев сопровождалась убийствами и грабежами, и к победителям присоединились многие граждане из бывших союзников. Сулла поспешил заключить мир с Митридатом и вернулся в Италию (82), где ему пришлось вести настоящую войну со сторонниками Мария. После очень упорной битвы с ними он вступил в Рим, где началось избиение всех марианцев без всякого следствия и суда, по одним лишь проскрипциям, заключавшимся в том, что имена марианцев заносились в особые списки, которые обнародовались во всеобщее сведение: каждый, кто только хотел и мог, убивал людей, имена которых стояли в этих списках. Имущество убитых бралось в казну и продавалось с аукциона в пользу солдат Суллы. В данном отношении Сулла шел по стопам Мария, потому что армия, которою он командовал, состояла из пролетариев, жаждавших одной добычи и не желавшей повиноваться гражданской власти. Он наградил своих ветеранов сотнею тысяч наделов, но бывшие солдаты оказались плохими земледельцами. Пример Мария и Суллы вполне обнаружил, что главною силою, на которую стали опираться вожди партий, сделалось войско, совершенно отделившее себя от граждан.

 

295. Диктатура и реформы Суллы

После своего вступления в Рим Сулла занял в республике исключительное положение, внешним выражением чего было облечение его диктатурой для издания законов и устройства государства (dictator legibus scribundis et rei publicae constituendae). Своею новою властью Сулла мог воспользоваться только в интересах знати. Как настоящий аристократ, он и дал государству строго олигархическое устройство, сосредоточив всю власть в сенате. Сенат должен был пополняться исключительно бывшими носителями курульных должностей, без всякого участия цензоров, которые сделались даже излишними с превращением гражданского ополчения в наемное войско. Право участвовать в суде над бывшими магистратами, переданное при Гракхах всадникам, было возвращено сенату. Возбуждать в комициях те или другие вопросы можно было только с формального разрешения сената. Права трибунов были ограничены, и им оставлено было одно лишь заступничество за отдельных граждан. Свои реформы (leges Corneliae) Сулла проводил, опираясь на десять тысяч новых граждан (корнелиев), которые были набраны из отпущенных на волю рабов, принадлежавших марианцам, и составляли своего рода гвардию диктатора. Он пополнил и сенат тремястами новых членов из своих приверженцев. Впрочем, ни новые граждане, ни новые сенаторы, бывшие лишь креатурами диктатора, не могли обновить распадавшийся республиканский строй. Если бы только Сулла захотел, он мог бы удержать в своих руках единоличную власть, создававшуюся самими обстоятельствами, но его утомила политическая деятельность, и, окончив свою реформу, он сложил с себя свои полномочия.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.