ГЛАВА XII

 

Римская образованность

II. Римская литература

307. Римская историография

Особенно полюбилась римлянам историография. Еще в очень древние времена римские понтифики вели погодные записи, или летописи (annales pontificum), и такие же записи существовали в знатных фамилиях. В эпоху Второй пунической войны сенатор Фабий Пиктор сделал первую попытку связного изложения римской истории, хотя и писал еще по‑гречески. Первый труд на латинском языке по истории Рима, именно об его «начатках» (Origines) написал цензор Марк Порций Катон, но его труд до нас не дошел. Позднее явились мемуары современников о событиях, свидетелями которых они были. Цезарь был не только великим полководцем и государственным человеком, но и талантливым историком, описавшим галльскую и междоусобную войны (Commentarii de bello gallico и С. de bello civili). Его младший современник и друг, Саллюстий Крисп, тоже написал (не дошедший до нас) труд о междоусобной войне и небольшие сочинения о заговоре Катилины и Югуртинской войне. Другой современник, друг Цицерона Корнелий Непот, оставил после себя несколько биографий славнейших греков и римлян.

В эпоху Августа писал свой обширный и только частями сохранившийся труд по римской истории Тит Ливий. Этот писатель не был ученым исследователем и больше старался о риторическом прославлении древнеримской доблести в назидание испорченному потомству, но его сочинение, тем не менее, является одним из важнейших источников для истории Рима. Первые времена империи изобразил в своих «Летописях» и «Историях» величайший римский историк Тацит, живший во второй половине I и начале II в. по Р. X. и кроме названных сочинений оставивший между прочим описание нравов и учреждений германцев. Тацит по убеждению был республиканцем, видевшим, однако, невозможность восстановления республики, но в то же время он был не в состоянии примириться с деспотизмом новых владык Рима и с раболепством общества. В своих сочинениях он дал очень мрачную картину первых времен империи, которой и противопоставил неиспорченность быта германских варваров. Хотя он обещал писать «без гнева и без пристрастия» (sine ira et studio), но на деле его сочинения проникнуты гражданским негодованием и изображают только темные стороны того времени. О римских императорах писали и многие другие историки (Светоний Транквилл в первой половине II в., автор анекдотических биографий 12 первых императоров и др.).

Корнелий Тацит

Памятник Корнелию Тациту у здания парламента в Вене

 

308. Красноречие и начало философии в Риме

Кроме истории, римляне много занимались красноречием, которое перешло к ним от греков и нашло благоприятную почву в публичной жизни Рима – в судах и на форуме. Уже Гракхи славились, как ораторы, но всех затмил Цицерон, первый оратор Рима. Он был истинным родоначальником латинской изящной прозы в своих многочисленных сочинениях и речах, из которых особенно прославились Катилинарии (четыре речи против Катилины). Он написал и несколько теоретических трактатов об ораторском искусстве. Не менее важна была деятельность Цицерона, как излагателя для римлян систем греческой философии. Сам он не принадлежал ни к какой школе, а был эклектиком, т. е. брал из разных направлений то, что ему самому больше нравилось, и, например, в нравственном отношении сочувствовал больше стоицизму. Он писал и о высшем благе, и о существе богов, и об обязанностях, о старости, о дружбе и т. п., а также о государстве и о законах. В сочинении о государстве (De republica) лучшею формою государственного устройства он считал то, которое Рим имел до Гракхов, а в трактате о законах стремился вывести необходимость законов из сущности человеческой природы и дать праву философское обоснование.

Позднее римские законоведы тоже строили свою науку (юриспруденцию) на идеях философии. В первой половине I в. по Р. X. жил весьма талантливый оратор Сенека, красноречиво проповедовавший стоическую доблесть, но поступавший отнюдь не в согласии с этим нравственным учением. (Он был наставником одного из самых худших императоров – Нерона). После него прославился, как оратор, Квинтиллиан, автор бывшего долго после него знаменитым «Наставления в ораторском искусстве».

Сенека

Бюст Сенеки. Скульптор М. Сольдани Бенци, рубеж XVII-XVIII вв.

Источник фото

 

309. Поэзия золотого и серебряного века

История римской литературы в эпоху своего процветания, охватывающую конец республики и первые времена империи, делится на «золотой» и «серебряный» века. (Например, из историков Тит Ливий причисляется к золотому веку, Тацит, – к серебряному). Наибольшего изящества римская поэзия достигла в эпоху Августа, которая и считается золотым её веком. Предшественником блестящего периода римской литературы был современник Цезаря Лукреций Кар, изложивший свое философское миросозерцание (эпикуреизм) в поэме «О природе вещей», главными же представителями золотого века были Вергилий, Гораций и Овидий. Первые два из них пользовались неизменным покровительством Августа и его друга Мецената, имя которого сделалось даже нарицательным для обозначения знатных покровителей литературы (отсюда «меценатство»), но Овидия за что‑то постигла немилость императора, и он был сослан на берега Черного моря.

Публий Вергилий Марон, прямо называвший Августа своим вдохновителем, задумал дать римлянам то, что греки имели в поэмах Гомера, и по образцу Илиады и Одиссеи написал Энеиду, повествование о странствиях Энея после разрушения Трои и о его водворении в Лациуме. Эней рисуется у поэта благочестивым (pius Aeneas), и в нем Вергилий прославляет предполагаемого предка рода Юлиев, к которому принадлежал Август. (Кроме того, Вергилий писал «Буколики» и «Георгики» из пастушеской и земледельческой жизни).

Вергилий. Бюст

Так называемый "бюст Вергилия"

Автор фото - A. Hunter Wright

 

Гораций Флакк участвовал в последнем великом междоусобии и сражался при Филиппах в армии Кассия и Брута. Видя, что дело республики проиграно, Гораций оставил всякую политическую деятельность и предался исключительно литературным занятиям. Он писал изящные оды, остроумные сатиры, легкие стихотворные послания, советуя наслаждаться радостями жизни и сам наслаждаясь обеспеченным досугом, благодаря щедротам Мецената. Он без всякой душевной борьбы примирился с новым порядком вещей, который возвратил государству внутренний мир и спокойствие, – и воспевал виновника этой перемены, Августа, хотя лично и держал себя от него довольно далеко. И другие лирические поэты эпохи (Тибулл и Проперций) разделяли вкус Горация к совершенно частной жизни.

Третий крупный поэт золотого века, Публий Овидий Назон, тоже начал свою карьеру с государственной службы, которую рано, однако, променял на жизнь свободного писателя. Он написал между прочим Метаморфозы, в которых рассказываются разные мифологические превращения, начиная от образования мира по поэтическим представлениям греков и кончая превращением Юлия Цезаря после его смерти в звезду. Только Анней Лукан, автор неоконченной «Фарсалии», выступил защитником республиканского идеала.

Памятник Овидию в Констанце

Памятник Овидию в Констанце (ранее - Томы, Румыния)

 

Особое развитие получила у римлян сатира, осмеивавшая пороки общества. Сатиры писал еще Гораций, но его отношение к недостаткам общества – легко насмешливое, как и у Петрония (I в. по Р. X.), осмеявшего своих современников в «Сатириконе». Уже с чувством едкой скорби говорил о порче нравов его современник Персий Флакк, но самым великим сатириком императорского Рима был главный поэт серебряного века Юний Ювенал, современник Тацита. Его стих, как он сам говорит, порождался негодованием, и, действительно, никто с такою силою не бичевал деспотизм и раболепие, продажность и распущенность той эпохи. Исторические труды Тацита и сатиры Ювенала рисуют внутреннее состояние Рима в самых мрачных красках.

 

310. Положительная наука

В области добывания и разработки положительных знаний римляне остались далеко позади греков. Самым видным представителем естествознания в Риме был Гай Плиний Секунд Старший, называемый так в отличие от племянника его, писателя Плиния Младшего, автор громадной «Естественной истории», представляющей собою целую энциклопедию естествознания и даже историю искусств. Для написания этой книги Плиний пользовался трудами целых сотен авторов. Он погиб жертвою своей любознательности, задохшись от дыма во время знаменитого извержения Везувия, которое кончилось гибелью под пеплом и лавою Геркуланума и Помпей (79 г.). Несмотря на свою отсталость в теоретическом изучении природы римляне сделали немало в области прикладных знаний, особенно в архитектуре.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.