ГЛАВА XIII

 

Римская империя в первые три века

 

VII. Внутренний быт Римской империи в IV и V веках

 

340. Устройство римской империи в IV‑V веках

Римская империя после диоклетиано‑константиновской реформы была вполне централизованной абсолютной монархией. Власть императора была совершенно неограниченной и считалась источником законов: «что благоугодно принцепсу, учили еще раньше того римские юристы, имеет силу закона» (quod principi placuit, legis habet vigorem), потому что, прибавляли они, римский народ «перенес на него все свои права и всю свою державную власть» (imperium). Окруженный пышным и блестящим двором, монарх стоял во главе религии (как pontifex maximus), управления и войска. В управление была введена строгая централизация: префектам были подчинены викарии диоцезов, последним – правители (ректоры) провинций. Многочисленный штат чиновников всем управлял, во все входил, за всем надзирал, все более и более стесняя муниципальное самоуправление, т. е. заведование самими городами всем тем, что входило в сферу их местных интересов. Такая система управления и содержание большого войска, требовавшееся непрерывною борьбою с варварами, обходились населению очень дорого, и бремя налогов сделалось в конце концов совершенно непосильным для обывателей. Население начало поэтому относиться к государству враждебно, что в свою очередь вызывало со стороны правительства усиление надзора за обществом.

 

341. Классы населения в IV‑V веках

С распространением прав римского гражданства на все население империи, все свободные люди, за исключением варваров, сделались в юридическом смысле равноправными. Строй общества был, однако, чисто аристократическим. Процесс образования крупной собственности, начавшийся в эпоху республики, завершился при империи, и сословие земельных магнатов составило высший, класс населения, получивший название сенаторского сословия. Это были владельцы громадных поместий, латифундий, в руках которых сосредоточивались большие богатства и которые теперь все менее и менее думали о государственных интересах и даже об интересах собственного сословия, преследуя исключительно свои частные цели. Само правительство усиливало значение этого класса, поручая ему часть полицейских обязанностей в их имениях. Кроме этой имперской знати, в отдельных городских общинах с их округами существовали тоже зажиточные поссессоры (домовладельцы и землевладельцы), которые, наоборот, все более и более разорялись. Составляя сословие куриалов, т.е. пополняя из своей среды городские курии (муниципальные советы), этот класс отвечал своим имуществом за исправное отбывание податей. Участие куриалов в муниципальном самоуправлении было прежде привилегией и доставляло почетное положение в обществе, но когда на них была возложена ответственность за сбор налогов, многие из них стали уклоняться от исполнения муниципальных повинностей, и тогда правительство прикрепило куриалов к городам, превратив почетное звание в крайне разорительную обязанность. Само муниципальное самоуправление пришло в упадок, и уже во второй половине IV в. императоры нашли нужным учредить особую выборную должность дефенсоров (защитников), которые ограждали бы местное население от чиновничьих злоупотреблений. В низших классах общества тоже произошла большая перемена. Императорское законодательство еще с I в. стало смягчать участь рабов, которые в римском праве считались не лицами (personae), а вещами (res), и независимо от этого в IV и V вв. рабство стало уступать место новой форме зависимости, получившей название колоната. В первые времена империи хозяйство в латифундиях богачей велось при помощи рабов, которые жили в общих господских казармах, получая от своих господ и пищу, и одежду, и работали под присмотром господских управляющих и старость. Эта форма хозяйства мало-помалу заменилась другою. Землевладельцы стали делить свои имения на мелкие участки и отдавать их рабам или свободным колонам (т. е. поселенцам) в обработку за оброк и исполнение некоторых работ. Таким образом, крупное землевладение сочеталось с мелким хозяйством. Императорское законодательство IV века для обеспечения правильного поступления налогов прикрепило колонов к земле и определило их права и обязанности. Колонат не был рабством, но не был и свободой, хотя юристы и считали колонов свободными, да и на самом деле, колоны пользовались многими правами свободных граждан. Колон был не бесправный работник в доме своего господина, а подневольный наследственный арендатор, ведший свое хозяйство. Закон обеспечивал за колоном его участок от произвола господина. В историческом отношении на колонат можно смотреть, как на переход от античного рабства к позднейшему крепостному состоянию крестьян.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.