ГЛАВА XV

 

Падение язычества и торжество христианства

 

III. Торжество христианства в IV веке

 

352. Смуты после Диоклетиана

По истечении двадцати лет с утверждения своего во власти (305) Диоклетиан отрекся от престола и удалился в частную жизнь, построив себе дворец на далматинском берегу Адриатического моря (около г. Салоны). То же самое сделал по его настоянию другой «август», Максимиан. После этого оба их соправители, Галерий и Констанций, сделались «августами» и назначили в помощь себе двух новых «цезарей». Таким образом, порядок, придуманный Диоклетианом для обеспечения правильной преемственности власти, вошел в силу, но это был первый и последний случай применения нового порядка. Вскоре (306) умер Констанций, и ему в его части наследовал сын его Константин, провозглашенный цезарем подчиненными Констанцию солдатами, а римские преторианцы провозгласили цезарем Максенция, сына бывшего императора Максимиана, да и последний сам вдруг снова объявил себя императором. Начались новые смуты и междоусобия, во время которых Константин в союзе с одним из новых цезарей, Лицинием, победил Максениия и разделил с ним власть над империей, причем помощниками себе они назначили собственных сыновей. Согласие между обоими «августами» продолжалось только десять лет (313–323), и когда в новом междоусобии Лициний был побежден Константином, последний сделался единодержавным государем Римской империи.

 

353. Константин Великий и торжество христианства

Константин Великий (с 306 г. «цезарь», в 313–323 гг. в соправительстве с Лицинием, в 323–337 гг. единодержавный император) принадлежит к числу самых замечательных по значению своему личностей древней истории. По тому влиянию, которое он оказал на судьбы мира, его можно поставить рядом с Александром Македонским, открывшим эллинизму дорогу на Восток, и с Цезарем, истинным основателем империи в Риме. Историческое значение Константина заключается в том, что он доставил христианству победу в Римской империи и тем положил начало превращению самой империи из языческой в христианскую. Сын Констанция Хлора, не преследовавшего христиан в своих владениях, и ревностной христианки Елены, Константин унаследовал от отца нерасположение к политике гонений, от матери прямое сочувствие к христианству. Как умный правитель и искусный политик, он видел, кроме того, что христиане вовсе не заговорщики и не бунтовщики и что, наоборот, в них можно будет найти самую надежную опору порядка. Готовясь к войне с Максенцием и зная, что в его собственном войске много христиан, он разрешил им изобразить на своих щитах начальные буквы имени Иисуса Христа и сам заменил римского орла крестом на своем знамени. (Предание повествует о том, что император имел чудесное видение громадного креста на небе в сиянии и с подписью: «сим победиши»). Это был разрыв с язычеством. При Мульвийском мосте (недалеко от Рима, к северу) Константин одержал над Максенцием победу и сделался господином Рима и Италии (312), а в 313 г. вместе с Лицинием издал Миланский эдикт, дававший всем жителям империи свободу следовать своему религиозному убеждению. Этим эдиктом христианство уравнивалось в правах с римской государственной религией. Лициний вполне разделял такую точку зрения, и когда ему пришлось вступить в борьбу с «цезарем» Азии (Максимином Дазою), в его войске перед битвою возносилась Богу молитва, составленная в таких выражениях, что слова её одинаково могли повторять и христиане, и язычники. Однако, в эпоху двоевластия Константин и Лициний мало-помалу разошлись между собою в своих отношениях к христианству. В то время, как первый все более и более начинал предпочитать христианство, второй, наоборот, стал поощрять старую языческую партию. Это сеяло раздор между обоими правителями империи, тем более, что они ссорились, кроме того, и по другим поводам. Дело кончилось вооруженным столкновением, и победа Константина над Лицинием была одновременно и восстановлением отмененного Диоклетианом единства императорской власти, и торжеством христианской партии над языческою. Большим поражением для государственной религии Рима было и то, что глава её, император, не стал жить в её старом центре, Риме, рядом с храмами капитолийских богов. Уже Диоклетиан оставил Рим, где сильны были предания прежнего государственного устройства, а у Константина, разрывавшего с язычеством, явилось и новое побуждение не жить в Риме, как средоточии язычества. Для своей столицы, или «Нового Рима» он выбрал старую греческую колонию, Византию, на европейском берегу Босфора, которая стала теперь называться Константинополем (т.е. городом Константина). Место было выбрано весьма удачно, на важном торговом пути, вблизи от стран греческой культуры и богатого Востока, в непосредственном соседстве с северными областями Балканского полуострова, храброе население которых поставляло в императорские войска хороших воинов, Наконец, на одинаковом расстоянии и от северных, и от восточных границ государства, требовавших защиты. Перенесение столицы (326) из языческого старого Рима в новый Рим, который скоро сделался одним из важнейших центров христианства, было тоже одним из фактов всемирно‑исторической важности.

 

354. Церковная политика Константина Великого

Константин Великий не провозгласил еще христианство государственной религией империи. Не запрещая языческих культов, император ограничился лишь отменою официальных языческих жертвоприношений и искоренением обрядов, с которыми были соединены разгул и непристойности. Видя, какую силу представляет собою церковная организация христиан и какая дисциплина существует среди её членов, он отдавал христианам предпочтение при назначении на государственные должности и одарил клир разными привилегиями. Благодаря этому, все внутреннее устройство вселенской церкви, её иерархия (священноначалие), взаимные отношения клира и мирян, церковные законы и обычаи были признаны государством и получили юридическую силу. В качестве покровителя церкви Константин, сам, впрочем, принявший крещение только перед смертью, любил называть себя внешним епископом. Ему пришлось вмешаться и в несогласия, происходившие в то время в церкви. Еще в первые века христианства нередко возникали взгляды, несогласные с учением церкви (православием) и известные под общим названием ересей. В начале IV в. александрийский священник Арий стал отрицать троичность Божества и божественность Иисуса Христа, признавая Сына Божия только первым и совершеннейшим творением Божиим. По этому случаю в Никее (в Малой Азии, недалеко от Мраморного моря) в 325 г. был созван Константином Первый Вселенский собор, на котором император просил присутствующих придти к общему соглашению, которое стало бы обязательным для всех верующих. Собор осудил Ария и его последователей, и тогда в борьбу с ними вступил и сам император, начав действовать против них средствами светской власти (изгнаниями и отобранием имуществ). Ариане, с своей стороны, стали хлопотать о том, чтобы склонить императорскую власть в пользу своего учения. В этом направлении они начали действовать еще при Константине, а когда он умер, разделив управление империей между тремя сыновьями (Константином II, Констанцием и Константом), то средний из них, Констанций (управлявший сначала одной Азией и Египтом, потом всей империей) принял сторону ариан и даже стал преследовать православных. Так началось вмешательство светской власти во внутренние дела церкви, наносившее ущерб её прежней самостоятельности. Церковь в лице наиболее энергичных своих представителей умела, однако, давать отпор еретическим императорам.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.