175. Англия в IX‑XI веках

Едва Англия объединилась в начале IХ в. в одно королевство, как на нее стали нападать норманны (датчане). Они даже овладевали временно большею частью Англии, благодаря тому, что и здесь королевская власть в силу тех же причин, которые действовали в других германских государствах, пришла в упадок. Правда, здесь не было настоящего феодализма, но устанавливалось нечто ему подобное – усиление земельной знати и закрепощение народной массы. Это было результатом образования сословия танов, получавших от королей за службу большие поместья. Самым замечательным королем времен норманнских нашествий был Альфред Великий (871–901), который сначала был лишен власти датчанами, захватившими всю страну, и вынужден был скитаться среди лесов и болот, но потом отвоевал западную часть Англии и занялся исправлением бед, причиненных завоевателями. Вместе с этим он восстановил старый англосаксонский порядок в управлении и суде с участием в них свободных людей[1]. Этот порядок оказался настолько живучим, что его не уничтожило и новое завоевание западной Англии датчанами при Кануте Великом (1017–1035), под властью которого находились одновременно Дания, Норвегия и Англия. Этот король, принявший сам христианство и распространивший его среди датчан и норвежцев, даже прямо способствовал восстановлению в Англии её исконных обычаев. В указанном сохранении древнегерманских основ быта заключается одна из очень важных особенностей английской истории. Многое из этого быта сохранилось в Англии даже тогда, когда в нее был перенесен французский феодализм.

176. Завоевание Англии норманнами

В середине XI в. в Англии царствовал Эдуард Исповедник, последний потомок Альфреда Великого. Его мать была родственницей герцога нормандского Вильгельма, да и сам он получил воспитание в Нормандии, где пристрастился к французской культуре. Не имея детей, он завещал свою корону Вильгельму, но витенагемот после его смерти избрал в короли англосакса Гарольда. Тогда Вильгельм, человек, отличавшийся сильною волею и организаторским талантом, в то же время хитрый, жадный и властолюбивый, составил большое ополчение из рыцарей Нормандии и других частей Франции и предпринял завоевание Англии. Между Гарольдом и Вильгельмом произошла битва при Гастингсе, в которой Гарольд был убит, а его войско потерпело страшное поражения (1066). Нормандский герцог сделался теперь королем Англии и был назван Завоевателем (1066–1087). Так как, однако, он покорил Англию при помощи рыцарей, из которых многие были даже только добровольцами, то он должен был вознаградить их за это, раздав им феоды из конфискованных земель англосаксонской знати. В конце своего царствования Вильгельм Завоеватель велел переписать всю поземельную собственность в королевстве с обозначением её владельцев и их повинностей («Книга страшного суда»). По этой переписи оказалось во всей Англии более 60 тысяч феодов. Много земли получили и духовные из Нормандии. Таким образом в Англию из Франции был перенесен феодализм. Вместе с этим официальным языком Англии сделался французский язык, и англосаксонская церковь приняла многие французские обычаи.

177. Отличие английского феодализма от французского

Вильгельм Завоеватель был государем весьма предусмотрительным, хорошо понимавшим положение дел и умевшим избегать ошибок. Поэтому, вводя в Англию феодальное устройство государства, он позаботился о том, чтобы не упустить власти из своих рук. Он хорошо понимал, что нормандские рыцари будут бояться восстаний англосаксов, а эти в свою очередь будут нуждаться в защите от насилий, и потому пользовался всеми способами, чтобы при помощи одних властвовать над другими. Вводя феодализм, он сохранил, тем не менее, за свободными англосаксами пользование их старыми порядками. С другой стороны, он обязал присягою по отношению к себе не только одних вассалов (баронов), как то было во Франции, но и подвассалов (рыцарей). Далее, объявив себя верховным собственником всей земли, он оставил значительную её часть за собою и не раздавал баронам крупных владений в одном месте. Самые щедро наделенные имели земли, разбросанные в разных частях королевства, так что ни у одного из баронов не было такой сплошной территории, которая могла бы превратиться в сильную сеньорию. В это время лишь очень немногие англосаксы сохранили земли и свободу, потому что и раньше масса была уже закреплена. Теперь она из зависимости от танов попала в зависимость от баронов и рыцарей, но Вильгельм I принял меры и к тому, чтобы помещики не могли сделаться настоящими её государями.

178. Французское влияние в Англии

Вильгельм Завоеватель отделил было Англию от Нормандии, отдав королевство второму сыну (Вильгельму II), а герцогство – старшему (Роберту, участнику первого крестового похода), но оба эти владения снова соединил под своею властью третий брат, Генрих I, и они оставались соединенными после этого около ста лет, вследствие чего нормандцы и Англии долго еще не сливались с англосаксами в одну нацию. Многие бароны владели землями и в Англии, и в Нормандии, а потому стремились заводить и в Англии порядки французского феодализма. Им помогло то обстоятельство, что по смерти Генриха I (1134) началось междоусобие за корону между дочерью Генриха I Матильдой и сыном дочери Вильгельма Завоевателя Стефаном от её брака с одним французским графом (Блуа). Матильда, сама бывшая замужем за французом, графом анжуйским, из фамилии Плантагенетов, в конце концов одержала верх, и с её сыном Генрихом II вступила в Англии на престол династия Плантагенетов (1154). Новая династия тоже была французская. Генрих II владел во Франции Нормандией и Анжу, а по браку с Элеонорою Аквитанскою, разведенной женой Людовика VII, – и Аквитанией[2]. Таким образом, Плантагенеты были вассалами французских королей и сами имели во Франции многочисленных вассалов, а все это только усиливало влияние в Англии французских взглядов, нравов и порядков. Зато, с другой стороны, вступление на английский престол такой могущественной династии остановило успехи, какие делал в Англии чисто французский феодализм во время спора за корону, когда бароны настроили в Англии три с половиной сотни замков, стали даже вести между собою войны, страшно угнетали крестьянское население и т. п. Плантагенеты царствовали в Англии два с половиною века, с середины XII до самого конца XIV (1154–1399), т. е. в эпоху крестовых походов и еще целое столетие после их окончания, и при королях этой династии в Англии совершились весьма важные события.

179. Реформа Генриха II

Генрих II Плантагенет (1154 – 1189) усмирил феодальную анархию и организовал правильный суд, воспользовавшись старыми судебными обычаями англосаксонской эпохи. Он отнял судебную власть у феодалов и передал ее своим чиновникам, которые производили, впрочем, только одно расследование, решались же дела известным числом местных жителей, приносивших присягу в том, что будут говорить правду. Таково было начало суда, присяжных, сохранившегося в Англии до сих пор и перешедшего оттуда в наше время и в другие страны. Королевскому суду Генрих II хотел подчинить и духовенство, которое судилось лишь в своих судах даже в случае таких преступлений, как убийство. Желая провести эту меру, которая могла встретить отпор со стороны церкви, Генрих II добился назначения на должность примаса Англии, архиепископа кентерберийского, одного из своих приближенных, Томаса Бекета, который много содействовал ему в усмирении феодалов. Томас Бекет, ведший раньше веселую жизнь, вдруг переменился, стал настоящим аскетом, и в нем король нашел теперь уже не помощника, а сильного противника. Когда Генрих II настоял на собрании прелатов и баронов в Кларендоне, чтобы по уголовным преступлениям духовные лица судились в королевских судах в виду крайней снисходительности духовных судей к членам своего сословия, Томас Бекет отказался признать Кларендонские постановления. Между королем и примасом началась борьба, бывшая лишь частным случаем вообще средневековой борьбы между духовною и светскою властями. Томас стал отрешать от должностей духовных, подчинявшихся королю, а когда тот начал ему грозить судом, то покинул Англию и предал Генриха II анафеме. Папа (Александр III) уладил, однако, этот спор, и примас возвратился в Англию. Нация встретила его с большою радостью, как защитника свободы от произвола власти, и это позволило Томасу продолжать борьбу, отрешая по‑прежнему непокорных клириков. Разгневанный Генрих II однажды неосторожно сказал в присутствии рыцарей, неужели он кормит только негодных трусов и никто не освободит его от злокозненного попа; тогда четыре рыцаря тайно поехали в Кентербери и там убили Томаса в соборном храме (1170). В народе на Томаса стали смотреть, как на мученика, папа причислил его к лику святых, и Генрих II должен был публично вымаливать себе прощение над его гробницей и даже согласиться на смягчение Кларендонских постановлений. (При Генрихе II началось завоевание Ирландии).



[1] Альфред подобно Карлу Великому много заботился и об образовании своего народа.

[2] См. карту VIII. 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.