249. Ягеллоны XV века

Династия Ягеллонов царствовала в Польше около двух веков (1386–1572). При ней польское королевство достигло наибольшего могущества. Ягелло (принявший в крещении имя Владислава) и двоюродный его брат Витовт, сделавшийся вассальным князем литовским, предприняли войну с татарами и с Тевтонским орденом. Татары нанесли Витовту сильное поражение (при Ворскле в 1399 г.), но зато через несколько лет соединенные польско‑литовские силы при Грюнвальде (или Таннеберге) совершенно разгромили немецких рыцарей (1410). Орден долго не мог поправиться после этого, а Польша и Литва еще теснее соединились по договору в Городле (1413), установившему общие съезды польских и литовских вельмож. Победа поляков над немецкими рыцарями в то самое время, когда в Чехии шла своя борьба с немцами, заставила чехов в начале гуситских войн искать поддержки у Польши, и Ягелло получил даже предложение стать чешским королем, но католическое духовенство удержало его от помощи гуситам. Соединение Польши с Чехией не состоялось, но сын Ягелла, Владислав III, был избран зато в короли венграми. Этим союзом имелось в виду создать сильный оплот против турок, и Владислав III, собрав большое войско, состоявшее из поляков и венгров, прошел с ним до самого Черного моря. Однако, он при Варне потерпел поражение от турок и сам пал в битве (1444). Результатом было распадение унии с Венгрией. Счастливее был в своей борьбе с немецким орденом другой сын Ягелла, Казимир IV, король польский и великий князь литовский. Война между ними велась двенадцать лет и кончилась договором, по которому Польша получила от ордена Поморье и западную Пруссию, за орденом же осталась только одна восточная Пруссия, да и то лишь в вассальной зависимости от Польши. Это опять подняло Польшу во мнении чехов, и их национальный король Юрий Подебрадский убедил сейм назначить его преемником на престоле сына Казимира IV, Владислава. Вскоре за тем этот новый чешский король из польской династии был избран и на венгерский престол, но династия Ягеллонов в Чехии и Венгрии царствовала недолго. Один из преемников Казимира IV (Сигизмунд I) согласился на то, чтобы в обоих государствах Ягеллонам наследовали Габсбурги.

 

250. Общие черты быта Чехии, Венгрии и Польши

В Чехии, Венгрии и Польше, благодаря сходным условиям их экономического быта, племенного родства их населения и одинаковости исторических влияний выработались до известной степени общие формы общественного и государственного быта. Везде именно образовалось могущественное сословие вельмож (магнаты, паны) и рядом с ним военно‑землевладельческое сословие, не особенно богатое, но весьма многочисленное и энергичное (рыцарство, шляхта). Хотя между ними существовал антагонизм, но в сущности это были лишь два разные класса дворянства, которое начало тогда господствовать на сеймах. Все три страны были главным образом земледельческие, и города не имели в них такого развития, как на Западе; Притом же в городах был очень силен немецкий и еврейский элемент. Что касается до крестьян, то и в Чехии, и в Венгрии, и в Польше они в эту эпоху стали закрепощаться. Ухудшение положения чешских крестьяне и заставило их подняться в эпоху гуситских войн под знаменем новых религиозных учений, а в Венгрии аналогичные причины вызвали большое восстание 1514 г., которое было усмирено с большою жестокостью, после чего венгерский сейм в виде наказания объявил крестьян состоящими в вечном рабстве.

 

251. Внутренний быт Польши в XIV и первой половине XV века

Польша в XIV – XV веках получила своеобразное устройство. Не говоря уже об унии с Литвою, причем в обладании обоих государств были и русские земли[1], сама Польша была скорее федерацией отдельных земель, чем единым государством. Соединение удельных княжеств в общее королевство при Казимире Локотке произошло очень быстро и притом так, что в каждом воеводстве, в каковые превратились прежние княжества, сохранились старые учреждения, и удержалась известная автономия. Главное влияние в отдельных воеводствах принадлежало можновладству, т. е. богатым и знатным панам, занимавшим и важнейшие должности, а с ними вместе и высшим духовным лицам. Кроме того, в стране существовала буйная и своевольная шляхта. Казимир Великий боролся против своеволия панов и шляхты и для этого везде поставил своих правителей, старост, не затрагивая, однако, местных вольностей, например, шляхетских веч в отдельных провинциях. Он заботился только о правосудии и даже предпринял составление законов в форме записи судебных обычаев (Вислицкий статут) и дал особое развитие изучению права в основанном им краковском университете. Его особые заботы о защите крестьян от притеснений дали ему даже право называться королем хлопов. При Людовике Венгерском и первых Ягеллонах можновладство усилилось в Польше, и важнейшие дела стали решаться на съездах панов при дворе короля. Шляхта, однако, была этим недовольна, потому что паны и ее притесняли, но последние находили поддержку в духовной аристократии. При этом и прелаты, и паны одинаково не хотели платить налогов в королевскую казну. Казимир IV, нуждавшейся в деньгах для войны с немецким орденом, стал нарушать аристократические привилегии, имея поддержку в шляхте, хотя и это сословие тяготилось произволом королевских чиновников и большими расходами, которые от него требовались.

 

252. Возвышение польской шляхты

Когда в 1454 г. Казимир IV отправился в поход на орден, то шляхта, собравшись вместе для этого похода под Нешавою, решилась потребовать у короля уничтожения злоупотреблений. Казимир IV вынужден был пойти на уступки и дал отдельным землям грамоты, обещавшие шляхте, что король не будет изменять законов или предпринимать походов без её согласия. С этого времени и начинается развитие политической роли этого сословия, которое на своих сеймиках в отдельных воеводствах стало решать важнейшие государственные дела. Эти шляхетские веча были собраниями, в которых местное «рыцарство» могло участвовать поголовно, но мало-помалу установилось, что сеймики стали выбирать послов, которые съезжались вместе для общих совещаний с королем и его радою (советом). Так возник общий сейм государства, состоявший из короля, его совета и собрания земских послов. Совет королевский образовался из прежних можновладческих съездов и стал называться сенатом, а земские послы, т. е. депутаты от сеймиков в отдельных землях (воеводствах) составили посольскую избу. Но окончательное решение вопросов оставалось за сеймиками. В начале XVI в. уже прямо было признано законом, что без сейма нельзя было издавать новых законов. Во второй половине XV в. шляхта проявляла такую силу и солидарность, что и король, и паны заискивали перед нею, желая иметь ее на своей стороне, и шляхта пользовалась этим для расширения своих прав. До середины XVI в. самыми богатыми жителями городов были немцы, которые, обладая привилегиями магдебургского права, мало интересовались общими делами государства. Поэтому шляхта одна была представлена на сеймах, а мещане[2] в сеймах не участвовали. Пользуясь законодательным правом, шляхта стала стеснять права мещанства: только одни шляхтичи могли владеть земскими имениями (т. е. землями вне городов), занимать высшие церковные и государственные должности и т. п.; самоуправление городов подверглось тоже разным ограничениям и т. п. Но особенно была печальна судьба крестьянства. Прежде хлопы были людьми вольными, свободно переходили от одного помещика к другому и за снимаемую землю платили небольшие оброки. В XV–XVI вв. шляхта из сословия чисто военного превратилась в сословие преимущественно землевладельческое. Желая умножить свои доходы с земли и имея возможность издавать выгодные для себя законы, она в конце XV в. прикрепила крестьян к земле и лишила их всякой защиты со стороны государственных властей и судов. В XVI век Польша вступила таким образом в виде федерации воеводств, в которых над всем господствовала шляхта. Хотя и существовал общий сейм, но он не успел возвыситься над местными сеймиками и подчинить их себе, в XVI же веке и королевская власть сделалась в Польше избирательною. В то время, как на Западе сословная монархия средних веков уступала место королевскому абсолютизму, Польша, наоборот, шла по дороге превращения в шляхетскую республику. Чешская и венгерская шляхта в сущности стремилась к тому же, чего хотела достигнуть шляхта в Польше. Но переход и Чехии, и Венгрии под власть Габсбургов повлек за собою в обеих странах усиление королевской власти. Только в отношении к народной массе землевладельческое дворянство обеих названных стран, т. е. и чешская, и венгерская шляхта, сравнялась с польскою.



[1] Польше принадлежало Галицкое княжество, Литве – остальные юго-западные и северо-западные русские земли.

[2] От слова miasto (= место), что значит город.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.