Реформация в Польше

85. Общий характер реформации в Польше

Реформация проникла и в Польшу с Литвою, где в середине XVI в. даже установилась самая широкая религиозная свобода. Однако, ни одному протестантскому исповеданию не удалось вытеснить католицизм, или, по крайней мере, сделаться единственным видом реформации в стране. Лютеранство в Польше принималось почти исключительно немецким населением городов, в то время весьма значительным; в Великой Польше распространилось учение братьев чешских (гуситство); в Малой Польше и в великом княжестве Литовском преобладание досталось кальвинизму, в котором, однако, почти с самого же начала произошел антитринитарский раскол; в последние десятилетия XVI в. среди поляков сильное развитие получил социнианизм. Между лютеранами, братьями чешскими и кальвинистами состоялось, впрочем, некоторое соглашение, из которого антитринитарии были исключены. Лишь одна Мазовия не была затронута движением, да и в других частях государства народная масса оставалась верною католицизму (а в русских землях – православию). Вообще протестантизм принимался среди поляков только магнатами и шляхтою, которые вводили его всвоих имениях, не обращая ни малейшего внимания на верования своих крестьян.

86. Возвышение шляхты

В истории Польши это была вообще эпоха возвышения шляхты. Во второй половине XV и начале XVI в. польское «рыцарство» добилось господствующего положения в государстве. Издание законов и установление налогов стали зависеть от общего сейма, бывшего, в сущности, съездом послов от сеймиков отдельных областей (воеводств), в которых участвовала поголовно вся шляхта, не дававшая своим послам на сейме права решать дела по их усмотрению. Другие сословия на сейме не были представлены, и это позволило шляхте подчинить себе все классы общества. Благодаря тому, что хлеб находил хороший сбыт за границу, шляхта, бывшая прежде преимущественно сословием военным, стала в это время заниматься главным образом сельским хозяйством. Пользуясь своим положением на сеймах, помещики в конце XV в. прикрепили крестьян к земле, заставили их на себя работать и подчинили их своей власти в судебном отношении. До XVI века города в Польше были мало развиты, а жители их были преимущественно немцы и евреи. Шляхта не допустила горожан до участия в сейме, не дала свободно развиться их торговле и исключила их из права владеть землей. Наконец, никто, кроме шляхты, не имел права занимать высшие церковные должности. Но зато и у духовного сословия были привилегии, которые очень не нравились шляхте, в особенности церковная десятина и суд по многим делам чисто светского характера; между обоими сословиями из-за десятины и церковного суда шла давно уже борьба. Шляхта была недовольна также изъятием духовенства из обязанности служить государству и помышляла об обращении церковных земель на государственные потребности.

87. Эпоха наибольшего развития протестантизма в Польше

Все это и толкало шляхту в реформацию. Помещики, принимавшие протестантизм, захватывали участки земли, приписанные к приходским церквам, и овладевали десятиной, платившейся их крестьянами. Кальвинизм, допускавший участие в управлении церковными делами светских старшин (сеньоров), особенно нравился шляхте именно тем, что в церковном устройстве дозволял ей занимать господствующее место. Всередине XVI в. даже католическая шляхта охотно выбирала послами на сейм протестантов, потому что на сеймах этого времени шла горячая борьба против десятины и судебных прав духовенства. Эти сеймы нередко требовали у короля реформы церкви. Успехи протестантизма обусловливались и слабостью отпора со стороны епископов. Высший клир энергично отстаивал свои привилегии и имущества, но не особенно ревностно защищал веру. Среди епископов были даже люди, мечтавшие о национальной польской церкви, которая, не отторгаясь от общения с Римом и оставаясь по догматам католическою, управлялась бы собором местных епископов и пользовалась бы польским языком в богослужении; некоторые даже думали о браке священников и о чаше для мирян. Королевская власть в Польше в эпоху борьбы шляхты с духовенством не становилась решительным образом ни на ту, ни на другую сторону. При Сигизмунде I (1506 – 1548) реформационное движение в стране было еще слабо; но король, противодействовавший ему у себя, помогал ему за границею (Пруссия). Наибольшего развития достигает польская реформация при Сигизмунде II Августе (1548 – 1572), вообще отличавшемся нерешительностью. В это время протестантизм распространялся в Польше беспрепятственно, но королевская власть совсем не воспользовалась этим движением, чтобы усилить себя союзом с реформацией, как это произошло в других странах. При названном короле протестантская партия на сеймах стремилась провести и ряд государственных реформ, между прочим, добивалась подчинения сеймиков сейму и решения дел на сеймах большинством голосов, но и в этом отношении ей ничего не удалось сделать. Одно только важное событие произошло в царствование Сигизмунда-Августа – Люблинская уния 1569 г., по которой Польша и Литва, сохраняя каждая свои внутренние порядки, должны были иметь общий сейм, вместе выбирать короля и вести общую иностранную политику[1].

88. Превращение Польши в избирательную монархию

В 1572 г. со смертью Сигизмунда Августа прекратилась династия Ягеллонов, и польский престол сделался избирательным. Право участвовать в избрании королей получила поголовно вся «шляхта-народ», которая и заключала со своим избранником договор. Польша превратилась теперь в избирательную монархию, или, вернее, в республику (Речь Посполитую) с пожизненным сановником во главе, сохранившим монархический титул короля. Первым таким королем на польском престоле был французский принц Генрих Анжуйский, брат царствовавшего в то время Карла IX, но он пробыл королем лишь несколько месяцев (1573 – 1574), потому что, узнав о смерти своего брата, тайно покинул Польшу, чтобы занять престол во Франции (Генрих III). Еще до его избрания, т. е. в первое «бескоролевье», польские протестанты заключили Варшавскую генеральную конфедерацию для обеспечения свободы вероисповедания за шляхтою, вообще рассматривавшею право держаться тех или других религиозных верований как часть «золотой вольности» своего сословия. Генрих Анжуйский должен был присягнуть полякам и в том, что при нем все будут пользоваться свободою вероисповедания, но протестантской партии не удалось закрепить религиозную свободу особым сеймовым законом. Фактически эта свобода была весьма большая, вследствие чего Польша сделалась убежищем для многих итальянских антитринитариев. В ней даже могло получить прочную церковную организацию социнианство.



[1] См. карту 5.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.