IV. Международные отношения в первой половине XVII века

111. Европейская политика первой половины XVII века

Смертью Филиппа II в 1598 г. оканчивается период религиозных войн второй половины XVI века, но через двадцать лет они возобновились, и театром новой борьбы, в которой приняли участие католический и протестантский лагери Западной Европы, сделалась Германия. В 1618 году началась так называемая Тридцатилетняя война, имевшая одновременно и местно-германское, и общеевропейское значение. Взятая с религиозной стороны, Тридцатилетняя война была и для Германии, и для всей Европы борьбою между католицизмом и протестантизмом, с политической же точки зрения она была борьбою между императором и князьями в Германии, и во всей Западной Европе – борьбою против преобладания Габсбургом, в которой наиболее видная роль выпала на долю Франции.

112. Политика Франции

Основатель новой династии во Франции, Генрих IV возвратил внешнюю политику своего государства к направлению, данному ей Франциском I и Генрихом II. Главным лозунгом этой политики была борьба с Габсбургами. Генрих IV поставил своею задачею поднять Францию из того жалкого положения, в какое она попала при последних Валуа. Сподвижник и министр этого короля, герцог Сюлли, сообщает даже, будто Генрих IV создал целый план политического переустройства Западной Европы с новыми границами отдельных государств и установлением новых между ними отношений. При этом более всего выиграть должна была Франция, более всех проиграть – Габсбурги. Католики и протестанты повсеместно должны были быть уравнены в правах, а между отдельными народами предполагалось установить вечный мир, так как все распри между ними решались бы на общеевропейском конгрессе. Несомненно только, что Генрих IV собирался вмешаться в германские дела, грозившие в это время войной. В начале XVII века Германия разделилась на протестантскую унию и католическую лигу. В то время, как последняя признала своим протектором короля испанского, протестанты соединились с Генрихом IV, который уже собирался в поход, чтобы помочь своим германским союзникам, когда был убит Равальяком (1610). Смерть французского короля лишь на короткое время отсрочила начало войны. После его кончины, за малолетством его сына Людовика XIII, Францией, в качестве регентши, управляла мать юного короля Мария Медичи, совершенно изменившая планы своего мужа и подчинившая свою политику видам Испании. Решительный поворот к антигабсбургскому направлению совершился лишь со вступлением во власть знаменитого министра Людовика XIII, Ришелье, вмешавшегося в немецкое междоусобие с целью оказания помощи протестантам и ослабления Габсбургов. Когда после смерти Ришелье (1642) и Людовика XIII (1643) в малолетство Людовика XIV во Франции произошли смуты, ими задумала воспользоваться Испания и начала с Францией войну; но преемник Ришелье на министерском посту, Мазарини, привел эту войну к счастливому окончанию. Мы еще увидим, какие приобретения сделала Франция по Вестфальскому и Пиренейскому мирам (1648 и 1659), окончившим тридцатилетнюю и испанско-французскую войны. После этого, т. е. во второй половине XVII в., Франция сделалась первенствующим государством Европы.

113. Упадок Испании

Французская политика этой эпохи была враждебна одинаково и старшей, и младшей линиям Габсбургов. Впервой половине XVII в., при Филиппах III и IV испанская монархия приходила все в больший и больший упадок. В 1609 г. испанское правительство вынуждено было заключить на двенадцать лет перемирие с восставшими Нидерландами; в 1640 г. освободилась от испанского владычества Португалия под начальством герцога Браганцского, начавшего собою в этом государстве новую династию; в 1648 г. произошло весьма опасное восстание Неаполя, во главе которого стал народный герой Мазаньелло. Возобновление войны с Голландией и участие в Тридцатилетней войне стоили Испании весьма дорого, а к этому присоединились еще подавление неаполитанского восстания и вмешательство во внутренние дела Франции, тоже стоившие больших денег. Немудрено, что во второй половине XVII в. Испания была уже не в состоянии играть какую бы то ни было роль; в конце этого столетия даже возник вопрос о разделе её владений между соседями.

114. Австрийские Габсбурги

Не лучшим было и положение австрийской линии Габсбургов. Ближайшие преемники Карла V, его брат Фердинанд I (1556–1564) и сын последнего Максимилиан II (1564–1576), хлопотали только о поддержании внутреннего мира и об отражении турок, продолжавших грозить их наследственным землям. В 1576 г. Максимилиану II наследовал сын его Рудольф II, получивший воспитание в Испании и привезший с собою на родину фанатическую преданность католицизму. Руководимый иезуитами, Рудольф II стал действовать в духе католической реакции, и Австрия при нем пошла по стопам Испании. В первой половине XVII в. Вена сделалась таким же центром католической реакции в средней Европе, каким раньше был Мадрид на юго-западе. Австрийские Габсбурги этой эпохи (Фердинанды II и III) встретили, однако, сильное сопротивление как со стороны подвластных им народов, так и со стороны немецких князей и иностранных государей, не желавших усиления Габсбургов.

115. Польша и Швеция

В конце XVI в. у католической реакции явился и третий политический центр – для северо-востока Европы. Этим центром сделалась Варшава, куда перенес из Кракова свою резиденцию польский король Сигизмунд III. Сын шведского короля, стремившегося возвратить свое государство в лоно католической церкви, воспитанник иезуитов и ревностный поклонник Филиппа II, он был сторонником габсбургской политики и охотно отдал бы Польшу Австрии, если бы Габсбурги помогли ему овладеть Швецией и начать там восстановление католицизма. От деятельной помощи Габсбургам польский король был, однако, отвлечен вмешательством в деле Московского государства, которое он хотел приобрести сначала для своего сына, потом для себя, все с тою же целью подчинения папе новых земель. Если бы Габсбурги победили в Германии, то Сигизмунд III мог бы решительнее действовать по отношению к Швеции; это очень хорошо понимал и этого боялся царствовавший в Швеции его двоюродный брат Густав II Адольф (1611–1632), ведший войну с Сигизмундом III. Это и было одною из причин вмешательства Швеции в германские дела с целью противодействия Габсбургам. Со своей стороны дипломатия Ришелье содействовала выступлению Швеции, облегчив ей заключение мира с Польшею, без чего Густаву Адольфу невозможно было бы оставить свое государство и отправиться в Германию.

116. Борьба за Балтийское море

В это время существовал еще один политический вопрос, тоже сильно интересовавший Швецию и все соседние страны и немало содействовавший выступлению этого государства на широкую арену общеевропейской политики. Это был вопрос о господстве на Балтийском море, успевшем приобрести в конце средних веков важное торговое значение. Именно в то время преобладающею державою на Балтийском море сделалась Швеция, явно обнаружившая намерение превратить его в шведское озеро, овладев по возможности всеми его берегами. Для достижения такой цели шведам нужно было вести войны с другими народами, жившими вокруг Балтийского моря[1]. Во-первых, у Швеции было несколько столкновений с Данией, долго не терявшей надежды вернуть себе господство над всей Скандинавией; но все эти столкновения оканчивались не в пользу датчан, хотя последние и сохранили свое положение на юго-западе Балтийского моря, где, владея Зундом, брали большие пошлины с проходивших через него товаров. Еще ранее Швеция овладела Финляндией, а во второй половине XVI в. стала утверждаться и далее к югу. При сыне Густава Вазы, Эрике XIV (1560–1568), Швеция приобрела Эстляндию, а в начале XVII в. при Густаве II Адольфе, сверх того, еще Ливонию и часть Пруссии. Ливония уже давно являлась для соседей желанною добычею, и из-за неё еще в середине XVI в. началась война между Москвой, Польшей и Швецией, пока последняя не победила своих соперниц и не включила эту страну в состав своих владений. Великое междоусобие, происходившее в Германии, дало Швеции возможность утвердиться и на южном берегу Балтийского моря, где она приобрела значительную часть Померании. Вмешаться в немецкие дела заставило шведов, между прочим, и то обстоятельство, что Габсбурги, временно восторжествовав над своими врагами, мечталиоб основании католического флота в Балтийском море. Один из ближайших преемников Густава Адольфа, Карл X (1653–1670), стремясь к новым завоеваниям, вел удачные войны с Польшей и Данией, отняв у последней остававшиеся еще за нею области южной Швеции и закрепив за собою господство над Балтийским морем.



[1] См. карты 3 и 5.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.