ГЛАВА V

Абсолютная монархия

I. Абсолютизм

125. Сословная монархия

В эпоху реформации и католической реакции произошло на западе Европы превращение средневековой сословной монархии в абсолютную монархию нового времени. В XIV и XV вв. короли делились своими правами с собраниями государственных чинов, состоявшими из представителей отдельных сословий. Эти учреждения носили разные названия (кортесы в Испании и Португалии, парламенты в Англии и Шотландии, генеральные штаты во Франции, ландтаги в отдельных княжествах в Германии, сеймы в Чехии и Польше и т. п.) и имели неодинаковое устройство, но сущность их была одна – совместное властвование королей с сословно-представительными собраниями. Для издания новых законов и отмены старых, равно как и для введения новых налогов требовалось согласие государственных чинов. В некоторых странах и самое введение реформации совершалось с согласия этих сословных собраний. Неодинаковы были и взаимные отношения королей и сословно-представительных учреждений. Во Франции генеральные штаты никогда не достигали такого значения, какое принадлежало английскому парламенту, а, наоборот, польский сейм сделался даже самою главною силою в государстве, совсем ослабив королевскую власть; но все это были лишь разные проявления одной и той же государственной формы – сословной монархии с её отклонениями в сторону чистой монархии (Франция) или в сторону республики (Польша). В некоторых государствах и самая королевская власть была избирательная, по крайней мере, в принципе; так было даже и в новое время в скандинавских государствах, в славянских Чехии и Польше, в Венгрии.

126. Установление абсолютизма

Эта сословная монархия стала уступать место монархии абсолютной. Ранее всего абсолютизм развился в Италии, где он принял форму неограниченной княжеской власти, имевшей такое же происхождение, как и тирания в древней Греции; эта форма и нашла свое отражение в известном сочинении Макиавелли. В XVI и XVII вв. почти везде государственные чины пришли в упадок. В одних местах они исчезли, в других сохранились, но потеряли прежнее значение. Испания уже при Карле V была совершенно абсолютною монархией. Во Франции в XVI в. генеральные штаты играли некоторую роль только во время религиозных войн, и после 1614 г. больше не собирались. В землях австрийских Габсбургов тоже установился абсолютизм, особенно после подавления чешского сейма в эпоху тридцатилетней войны (1620) и усмирения восстания венгров в конце XVII в. (1687). В Германии Тридцатилетняя война нанесла удар ландтагам, и князья сделались абсолютными государями. В Дании абсолютизм установился путем государственного переворота в 1660 году. То же самое несколько позднее (1682 и 1693) произошло в Швеции при Карле XI; но впоследствии, в XVIII в., в этой стране устанавливалось олигархическое правление. Причинами падения сословно-представительных учреждений было, во-первых, то, что народные массы ими совсем не дорожили и потому их не защищали, так как вообще не были в них представлены, а во-вторых, то, что сословия, высылавшие своих представителей, ссорились между собою и тем только себя ослабляли. Впрочем, дело не обошлось без борьбы, которая была особенно сильна во время реформации.

Сохранили и даже усилили свое значение государственные чины лишь в немногих странах. Генеральными штатами управлялась Республика соединенных провинций (Голландия), освободившаяся от Испании. Польша в сущности тоже превратилась в республику и даже официально так называлась: «Речь Посполитая», значит по-польски республика. Наконец, удержал за собою значение свое и английский парламент, но только после долговременной и упорной борьбы с королями из династии Стюартов, явно стремившейся к абсолютизму. (Сохранились штаты еще в Бельгии и парламент в Шотландии).

127. Общие черты абсолютизма

Чертами, более или менее общими всем государствам, в которых установился абсолютизм, были следующие явления.

Во-первых, полное подчинение церкви королевской власти в странах протестантских и союз с религиозной реакцией в государствах католических. (Впрочем, католическая реакция стала господствовать и в Польше). Во-вторых, отняв у сословий их политические права, короли оставили за ними во всей неприкосновенности их социальные привилегии и между прочим не трогали феодальных прав, дававших власть дворянам над крестьянами. В-третьих, короли этой эпохи стремились к ослаблению местного значения дворянства и городской свободы, развивая систему управления провинциями из центра при помощи чиновничества (централизация и бюрократия). В-четвертых, везде устанавливаются постоянные армии. Между эпохой феодального войска и эпохой постоянных войск Европа пережила эпоху наемничества. Наемными войсками стали пользоваться в конце средних веков в Италии, где их образовывали так называемые кондотьеры (вожди), иногда делавшиеся князьями посредством насильственного захвата власти. Во время тридцатилетней войны Валленштейн тоже был кондотьером, но с ним и прекратилось военное наемничество. В-пятых, государству нового времени для управления страною при помощи чиновников, для содержания армий и для международных войн нужно было иметь много денег. Средневековые доходы государей были незначительны, и во всяком случае их не хватило бы на новые расходы. Приходилось изыскивать новые источники доходов, а это повлекло за собою известную экономическую политику, тоже более или менее общую всем государствами

128. Меркантилизм

Эта политика называется меркантилизмом, потому что в основу её была положена забота о развитии торговли (mercantile – торговый). В XVI в. самым могущественным государством была Испания, владевшая новыми странами, откуда привозилось много золота и серебра. И другие правительства начали тогда особенно хлопотать о ввозе возможно большего количества драгоценных металлов, в которых даже стали видеть главное богатство страны. При этом обращалось внимание не столько на благосостояние жителей, сколько на обогащение казны. Наилучшим средством для достижения последней цели признавали тогда усиление вывоза товаров и уменьшение их ввоза, потому что в таком случае страна получает денег больше, чем уплачивает сама. И для того, чтобы больше продавать, и для того, чтобы меньше покупать, нужно покровительствовать местной промышленности; система меркантилизма была вместе с тем и системой покровительственной для промышленности (протекционизм). Правительства стремились освободить свои государства от ввоза заграничных товаров, чтобы все было свое. Конечно, нельзя было совсем прекратить ввоз иностранных продуктов, но если они оказывались лучше или дешевле туземных, то их облагали при ввозе высокими пошлинами. От этого выигрывала и государственная казна также. Кроме того, и другими мерами стесняли чужую торговлю в пользу своей. Оказывая покровительство отечественной торговле и промышленности, правительства вместе с тем брали их под свою опеку и вмешивались своими распоряжениями в ведение коммерческих и промышленных предприятий, чем прямо расширяли деятельность государства. В связи с этою политикою стояли заботы о флоте и о приобретении колоний. Политическое соперничество государств стало сопровождаться соперничеством торговым и колониальным, а это немало содействовало ослаблению вероисповедных влияний на политику.

129. Рождение денежного хозяйства

Меркантилизм только усиливал значение денег. В средние века торговля была развита мало, деньги были редки. С развитием торговли в конце средних веков стали обогащаться отдельные купцы, и появились первые капиталисты. Еще в те времена торговля очень обогатила некоторые города: в Италии особенно Геную и Венецию, во Франции Марсель и Лион, в Германии имперские города по Рейну и Дунаю и так называемый Ганзейский союз на севере, а кроме того и Нидерланды. Открытие Америки и морского пути в Индию еще более оживило торговлю, потому что сопровождалось громадным приливом золота и серебра, появлением на рынке новых продуктов, развитием мореплавания, заведением колоний и факторий (торговых агентств) и т. п. Таким образом, меркантилизм не был порожден только желанием государей иметь как можно больше денег; он порождался и новыми условиями экономической жизни, создававшими денежное хозяйство. Ранее всего это денежное хозяйство выработало известные формы в Италии, которая и в культурном, и в политическом отношении в конце средних веков опережала другие страны. Венеция и Генуя были настоящие республики богатых купцов. Во Флоренции в XV в. богатая купеческая фамилия Медичи, благодаря своему банку, заняла такое положение, что приобрела потом герцогскую власть в Тоскане, видела трех своих членов (Льва X и Климентов VII и VIII) на папском престоле и вступила в родственные отношения с государями, дав Франции двух королев (Екатерину и Марию Медичи). В Италии, в частности, получили начало и предприятия с денежными оборотами, сделавшиеся особым видом торговли. В средние века церковь запрещала отдачу денег в рост. Нарушать это правило в широких размерах начали раньше всего итальянские купцы, сделавшиеся за границей известными под именем ломбардов (отсюда и название ломбарда, где можно закладывать вещи); с ними соперничали только евреи, которые и прежде могли не бояться церковных запрещений. В Италии же впервые появились векселя и возникли банки (banco – скамья, на которой сидел меняла). Здесь же мы встречаемся и с учреждениями, из которых потом развились биржи. Некоторые банки и биржи (в Генуе, во Флоренции, в Лионе, в Франкфурте-на-Майне, в Антверпене, в Амстердаме) прославились на всю Европу. Из богатых купеческих фамилий в XVI в. особенно выдвинулись в Аугсбурге Фуггеры, обладавшие колоссальным богатством. Они брали на откуп все, что угодно, до индульгенций включительно, и торговали самыми разнообразными предметами, не исключая произведений итальянских художников. Европейские государи часто нуждались в таких «королях биржи» и занимали у них деньги. Карлу V, напр., было бы невозможно вести свою широкую политику, если бы он не пользовался у Фуггеров кредитом. Вообще с этой эпохи и ведут свое начало государственные долги. В это же время правительства стали подражать частным капиталистам в ведении государственного хозяйства. Меркантилизм и был, собственно говоря, системою государственного хозяйства, построенного на началах купеческих предприятий. Наконец, в области торговли это была эпоха образования больших торговых компаний.

130. Система опеки

Покровительство, которое стало оказываться государством торговле (главным образом во Франции в XVII в. при министре Кольбере), отразилось и на обрабатывающей промышленности. В средние века она была в руках мелких предпринимателей (мастеров), соединявшихся в цехи. Мастера обыкновенно работали для местного рынка, а не для вывоза. При заботе о заготовлении товаров для вывозной торговли нужно было расширить производство, и правительства стали об этом тоже много заботиться, покровительствуя устройству больших мануфактур денежными субсидиями, беспроцентными ссудами, разного рода привилегиями и устранением соперничества со стороны иностранных товаров. Самыми выдающимися представителями меркантилизма были в середине XVII в. Кромвель в Англии и Кольбер во Франции. Его именем была даже названа и сама система (кольбертизм).

Государство нового времени стремилось подчинить себе не одну промышленность и торговлю, но и все другие стороны общественной жизни. В XVII и XVIII вв. система правительственной опеки достигла наибольшего развития. В Германии даже явилось особое обозначение этой системы словом «полицейское государство» (Polizeistaat).

131. Политическая литература эпохи

Борьба между отдельными политическими партиями в эпоху превращения сословной монархии в абсолютную сопровождалась развитием разных политических учений в литературе. Так как эта борьба происходила во время религиозной реформации и католической реакции, то и соответственная литература приняла богословский характер. Во второй половине XVI в. кальвинисты во Франции (Ланге), в Шотландии (Бьюкенен), в Нидерландах (Марникс де Сент-Альдегонд) доказывали в своих сочинениях, что после Бога верховная власть принадлежит народу, который поручает управлять собою государю лишь под известными условиями и может взять у него это право обратно в случае неисполнения им договора. На основании этого учения и состоялось в Нидерландах низложение Филиппа II. Это же учение усвоили в XVII в. английские писатели времен борьбы парламента со Стюартами (Мильтон). Иезуитские политики второй половины XVI и начала XVII в. также становились на точку зрения народовластия; но когда абсолютизм восторжествовал, и короли стали слушаться папы, иезуиты переменили свой взгляд. Вообще в католицизме в XVII в. господствовало учение о непосредственно божественном происхождении королевской власти. Одним из наиболее видных представителей последнего взгляда был французский епископ Боссюэ (1627-1704), автор сочинения «Политика, извлеченная из собственных слов Священного писания».

132. Развитие придворной жизни

Абсолютная монархия XVI – XVIII в. характеризуется, наконец, развитием придворной жизни. Образцом для неё послужили опять-таки дворы итальянских правителей времен Ренессанса, когда даже при папском дворе устраивались светские развлечения и появлялись дамы. Итальянские государи XV в. были покровителями литературы и искусств. В XVI в. Италия сделалась законодательницею мод, и итальянский язык вошел во всеобщее употребление, как впоследствии французский. Одним из самых горячих подражателей итальянцев был французский король Франциск I, устроивший свой двор по итальянскому образцу – с дамским обществом и постоянными развлечениями. Во второй половине XVII в. французский двор (при Людовике XIV), в свою очередь, сделался образцом для подражания в других государствах. С падением политической жизни литература тоже приняла придворный характер, особенно в XVII в. во Франции, где развился так называемый ложноклассицизм, распространившийся оттуда в другие страны и господствовавший еще в XVIII в.

Наибольшего развития и блеска достигла абсолютная монархия во Франции XVII в.; с самым сильным сопротивлением попытка установления абсолютизма встретилась в том же столетии в Англии.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.