II. Англия в XVII веке

 

133. Причина столкновения Стюартов с парламентом

В начале XVII в. со смертью королевы Елизаветы (1603) в Англии прекратилась династия Тюдоров, и престол перешел к шотландской династии Стюартов в лице сына Марии Стюарт, Якова VI, который стал царствовать в Англии под именем Якова I (1603 – 1625). Династия эта царствовала здесь с небольшим перерывом до конца XVII в. (1688), но за все это время, да и потом еще несколько лет в начале XVIII в. (до 1707 г.), Англия и Шотландия оставались двумя разными государствами, с отдельными парламентами и всеми другими государственными учреждениями. Внутренняя жизнь Англии при королях из династии Стюартов характеризуется сильною политическою и религиозною борьбою. Стюарты хотели царствовать в Англии столь же самовластно, как царствовали и Тюдоры, но у них не было надлежащего умения вести свои дела, да и Англия в XVII в. была уже не та, чем была в XVI столетии. Потомки новых лордов, обогатившихся на счет монастырских имуществ, стали проникаться традициями старой английской аристократии, отличавшейся духом независимости, а развитие сельского хозяйства, промышленности и торговли, начавшееся еще при Елизавете, подняло среднее и низшее дворянство и горожан, что в свою очередь содействовало усилению нижней палаты. Роль Англии в защите протестантизма и культурные успехи развивали в нации гордое самосознание, на Стюартов же многие смотрели, как на иностранную династию, вздумавшую нападать на главные права нации, которые Тюдоры уважали, по крайней мере, в теории. Стюарты ссылались на божественное происхождение своей власти, считали себя выше законов, говорили, что все права парламента лишь уступка, сделанная королями народу и во всякое время могущая быть взятою назад, и т. п. Соответственно с этим они и вели себя, собирая налоги, не вотированные парламентом, и нарушая другие законы. Во внешней политике они тяготели к католическим странам – к Испании и Франции, и этим изменяли национальной традиции, создавшейся при Елизавете. В церковном отношении они старались сблизить англиканизм с католицизмом (а потом и сами перешли в католицизм) и оспаривали у парламента право вмешиваться в их религиозные распоряжения. Все это происходило как раз тогда, когда в стране усиливались протестантские стремления, а парламент, почувствовав свою силу, желал играть более самостоятельную роль как в государственных, так и в церковных делах, ссылаясь на то, что сама реформация была произведена с согласия парламента. Еще в XVI в. в числе «нонконформистов», или диссидентов, т. е. лиц, не подчинявшихся государственной церкви, кроме католиков, были пуритане, делившиеся на кальвинистов и сектантов. В XVII в. пуританизм усилился, и в то время, как кальвинисты хотели приблизить англиканскую церковь к пресвитерианизму, среди сектантов стало господствовать стремление к полной свободе личной совести и к независимости отдельных религиозных общин. Стюарты не хотели делать уступок пуританам и продолжали их преследовать.

Стремление Стюартов к абсолютизму и реакционное направление их церковной политики вызвали против них оппозицию со стороны парламента и пуритан, и Англия пережила в XVII в. две революции, которые находятся в связи и с религиозной реформацией, характеризующей XVI в., и с развитием абсолютизма, завершающимся в XVII в.

 

134. Яков I

Яков I был лично человек самый незначительный, но своими высокомерными словами и поступками он раздражил против себя своих подданных. В самом начале царствования он оттолкнул от себя пуритан, заявив на их просьбу приблизить англиканскую церковь к пресвитерианской, что «где нет епископов, там нет и короля», т. е., что епископат связан с самой монархией. Своим преследованием католиков он до такой степени и их вооружил против себя, что в их среде составился «пороховой заговор» с целью взорвать на воздух здание парламента, когда в нем будет король; но этот заговор был вовремя открыт (1605). С парламентом Яков I тоже ссорился постоянно. Палата общин была недовольна непрерывными нарушениями законов и преследованием пуритан, равно как и внешнею политикою короля. Один раз советники Якова I были привлечены к парламентскому суду, и лорд-канцлер Бэкон (знаменитый философ) был приговорен к наказанию за взяточничество, но Яков I его простил. В Германии началась Тридцатилетняя война; возобновилась и война Испании с Голландией, между тем как Яков I собирался женить сына на испанской принцессе и сначала совсем не помогал немецким протестантам; впоследствии же, когда его зять Фридрих Пфальцский был лишен владений, он вмешался в войну, но крайне неумело. Парламенту он прямо говорил, что все права нации зависят от одной королевской милости, и даже своими руками вырвал из книги постановлений нижней палаты протест против новой теории короля. Члены парламента нередко при нем заключались в тюрьму.

Портрет Якова I, короля Англии

Портрет Якова I, короля Англии

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.