I. Старый порядок

182. Старый порядок

Новые идеи, проповедовавшиеся писателями XVIII в., находились в полном противоречии с большею частью старых политических учреждений и общественных отношений. Философское «естественное право» отрицало исторически сложившиеся формы быта, которые принято теперь называть старым порядком (ancien régime). Идее просвещенного абсолютизма, за который, кроме Вольтера, стояли и физиократы, противоречила практика абсолютизма, находившегося под влиянием католической реакции или протестантской нетерпимости. Учения Монтескье и Руссо шли в разрез с господствовавшею почти повсеместно формою правления. Точно так же принцип гражданского равенства, проповедовавшийся Руссо и физиократами, отрицал сословные привилегии и феодальные права. Наконец, с этим принципом никак уже не мирилось и существование крепостного права.

183. Крестьянство

«Старый порядок» везде имел более или менее общие черты, хотя и разнообразился по отдельным странам. Во-первых, крепостное право существовало в XVIII в. далеко не везде. Его не было ни в Англии, ни на Пиренейском полуострове, ни в Италии, ни в Швеции; во Франции оно встречалось лишь в немногих провинциях; зато в Дании, в Германии, в Венгрии, в Чехии, в Польше оно еще лежало всем своим гнетом на крестьянах, обязанных по отношению к помещикам барщиной и разными повинностями и оброками. Во Франции, где крепостных было очень мало, весьма многие крестьяне обладали поземельною собственностью, но зато на ней продолжали лежать разные феодального происхождения денежные и натуральные повинности в пользу сеньоров. В деревнях за сеньорами сохранились еще остатки полицейской и судебной власти, и все это очень раздражало народ. Далее, в тех странах, где уже не было крепостничества, а в их числе и во Франции, было много и безземельных крестьян, арендовавших земли у помещиков за деньги или за отдачу половины продукта (половничество). Особенно большое развитие получило обезземеление крестьян в Англии, где в XVIII в. класс мелких собственников исчез, и страна покрылась более или менее крупными фермами, на которых работа велась наемными рабочими. Наконец, в XVIII в. обнаружилось стремление уничтожить или, по крайней мере, ограничить крепостничество, оказывавшееся прямо невыгодным и для сельского хозяйства, и для государства. Против несвободы крестьянина и его земли особенно ратовали физиократы, идеалом которых была английская фермерская обработка земли.

184. Горожане

Над крестьянской массой возвышался класс городских жителей, а в нем резко различались простолюдины и более зажиточные люди, называвшиеся в Германии бюргерами, во Франции буржуа. В то время в городах почти еще не было пролетариата в современном смысле слова, т.е. людей, ничего не имеющих и продающих свой труд за деньги, потому что промышленность находилась в руках мелких ремесленников (мастеров), работавших с небольшим количеством младших товарищей (подмастерьев) и учеников. Каждый работник мог надеяться со временем сам сделаться мастером, хотя в XVIII в. мастера уже сильно затрудняли доступ к своему званию, делаясь все строже и строже на экзамене и требуя больше вступных денег при получении звания. Представители одного и того же ремесла оставались соединенными в цехи, наблюдавшие за тем, чтобы ни одна мастерская не возвысилась на счет других, но в то же время весьма стеснявшие свободу производства и договоров между хозяевами и рабочими. Физиократы вооружились и против цехов, находя их невыгодными и противоречащими свободе труда и распоряжения своею личностью. В XVIII веке в Англии уже подготовлялся переход к крупной промышленности XIX века, и обезземеление крестьян с исчезновением мелкого сельского хозяйства содействовало образованию пролетариата. И в деревнях, и в городах среди народной массы в XVIII в. вообще господствовала нищета.

Буржуазия XVIII в., зажиточная и уже довольно просвещенная, занимала среднее положение между народом и привилегированными сословиями. Она давно вполне пользовалась личными и имущественными правами и не зависела от аристократии, но сравнительно с последнею была принижена, напр., нередко не могла занимать известные должности в церкви и в армии, в некоторых местах не имела права покупать дворянские земли (в Польше даже и вообще владеть землями), платила много таких налогов, от которых было освобождено дворянство, и т. п. В Германии бюргерство пользовалось политическими правами лишь в имперских городах, где оно было и господствующим классом (как и в других тогдашних республиках), но здесь отличалось крайне узким кругозором родного города; в Австрии же, в Пруссии и в разных немецких княжествах бюргерство было крайне принижено. Лучшим положением пользовалась французская буржуазия, составлявшая с народом одно «третье сословие» и в нем игравшая главную роль. Французская буржуазия стремилась из провинции в Париж и мало-помалу стала задавать тот общественному мнению; среди неё особенною популярностью пользовались новые идеи о свободе и равенстве. Она очень тяготилась вообще привилегиями и чванством дворян и потому настроена была демократически. В сущности, она желала занять в государстве такое положение, какое буржуазии уже принадлежало в Англии. В этой стране издавна не было сословных привилегий, т.е. перед законом все считались равными. Благодаря этому, английская буржуазия рано стала сливаться в один правящий класс с джентри, т. е. с поместным дворянством, в состав которого попадали и младшие сыновья лордов. Впрочем, и здесь господствовавшая система выборов в парламент более благоприятствовала землевладельцам, нежели купцам и промышленникам.

185. Привилегированные

На верху общественной лестницы стояли дворянство и духовенство (в католических странах). Особою надменностью дворянство отличалось в Германии, где оно господствовало над крепостным крестьянством и совсем отстранило бюргеров от занятия многих должностей. Имперское рыцарство в Германии и шляхта в Польше были даже полными и бесконтрольными господами над крестьянами. Во Франции знать тоже пользовалась разными привилегиями, доставлявшими ей большие выгоды. Высшее дворянство особенно стремилось к придворной службе, где могло оказывать влияние и на самую власть. Короли, нанося удар за ударом прежней политической независимости аристократии, оставляли в неприкосновенности её социальные привилегии. Придворная служба давала возможность поддерживать в правительстве наклонность к такой политике и добиваться новых милостей и денежных выдач. К дворянству во Франции причислялись и члены парламентов, т.е. судьи, владевшие своими должностями на правах частной собственности и потому чувствовавшие себя независимее по отношению к правительству, но вместе с тем эта судейская аристократия (noblesse de robe – «дворянство мантии», в отличие от феодальной noblesse d'epée – «дворянства шпаги») ревниво оберегала все – и свои, и чужие – привилегии.

В католических странах особым сословием было еще духовенство. Высшие члены этого сословия стояли даже впереди дворянства по своим привилегиям, земельным богатствам и доходам (десятина); на высшие места в церкви попадали почти исключительно одни дворяне. В XVIII веке во Франции явился тип светского аббата, жившего в свое удовольствие и часто, как многие думали, плохо верившего в учение церкви. (Этот тип напоминает итальянское духовенство гуманистической эпохи). Все, что реформация уничтожила в протестантских странах, удерживалось католическими странами «старого порядка». Католическая реакция сделала духовенство крайне фанатичным. В его руках находились народное образование и книжная цензура. Особенною ревностью в поддержании нетерпимого и властолюбивого католицизма отличались иезуиты. Вражда к католической церкви со стороны «философии XVIII в.» и объясняется главным образом всеми этими отрицательными сторонами тогдашнего духовенства.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.