Просвещенный абсолютизм

186. Перемена во внутренней политике

В середине XVIII в. государи, которые до того времени всячески оберегали неприкосновенность старых отношений, стали держаться противоположной политики. Государство нового времени, сокрушив политическую силу католицизма и феодализма, сохранило за духовенством и дворянством их социальные привилегии, равно как их господство над остальными классами общества, за духовенством – господство в культурном отношении, за дворянством – в гражданском. Всередине XVIII в. борьба монархических правительств с католицизмом и феодализмом возобновилась, но на этот раз именно уже в культурном и социальном отношениях. Такой поворот в политике был дальнейшим шагом в истории абсолютной монархии, стремившейся к безусловному господству. В протестантских странах еще реформация подчинила церковь государству, а в XVIII веке к тому же самому стали стремиться равным образом и католические государи. Далее, дворянские привилегии и помещичьи поборы с крестьян были крайне невыгодны для казны, которая лучше бы пополнялась, если бы и дворяне платили налоги и если бы крестьяне были зажиточнее, не подвергаясь слишком большим поборам в пользу помещиков. Духовенство защищало свои права ссылками на закон Божий; дворянство опиралось на свое историческое право; государству оставалось только оправдывать свои притязания принципами естественного права, т.е. ссылками на тогдашнюю философию, которая в общем была одинаково враждебна и католицизму, и феодализму. Эта философия учила о равенстве всех людей, о том, что государство должно осуществлять общее благо, что выше государства нет на земле никаких учреждений, что тем не менее оно не должно навязывать подданным те или другие верования, что обязанность его просвещать народ наукой и т. п. Новое представление о государстве противоречило также и остаткам прежней феодальной раздробленности, потому что с рационалистической точки зрения – в виду того, что государство призвано осуществлять общее благо, – все провинции одного и того же государства должны были быть устроены совершенно одинаково и управляться одними и теми же законами. Раньше короли вводили централизацию, заботясь лишь о том, чтобы местные власти в отдельных провинциях были всецело подчинены центральному правительству, но оставляя за каждою областью её прежнее устройство и привилегии. Теперь правительства пошли уже дальше этого и желали привести областную жизнь, так сказать, к одному знаменателю, исходя из того часто отвлеченного понимания государства, которое они находили в философии естественного права. Так происходило сближение между абсолютизмом и «просвещением». Со своей стороны, просветители, ища, кто бы мог осуществить их идеи, останавливались на монархической власти, как на единственной силе, способной это сделать. Такова была именно точка зрения Вольтера и физиократов. Вольтер прямо проповедовал союз между монархами и философами – главным образом против властолюбия и нетерпимости католического духовенства. Он говорил, что у королей и у философов одни и те же враги, и что поэтому нужен такой союз. Наконец, подобно тому, как раньше не только общество, но и государи подвергались влиянию гуманизма, реформации и католической реакции, так и теперь они стали иногда и лично испытывать на себе влияние просветительной литературы. Прусский король Фридрих II даже сам был философом-рационалистом в религии и в политике и написал несколько трактатов в этом духе. Екатерина II составила свой «Наказ» по сочинениям Монтескье и Беккариа. Оба они искали личного знакомства с французскими писателями и вели с ними дружескую переписку. Император Иосиф II во время своего путешествия во Францию тоже познакомился со многими писателями. Если сами государи оставались равнодушными к новому направлению, то в духе последнего часто действовали их министры. Вот все это и создало просвещенный абсолютизм.

187. Деятели просвещённого абсолютизма

Эпоха просвещенного абсолютизма совпадает с веком «короля-философа» Фридриха II (1740–1786), главного представителя этой системы. Концом её следует принять французскую революцию (1789). В эти полвека (1740–1789) в разных государствах монархи и министры правили более или менее в духе просвещения. Кроме Фридриха II и Екатерины II, а также Иосифа II, действовали в это время: в Испании Аранда, министр Карла III (1759–1788); в Португалии Помбаль, министр Иосифа-Эммануила (1750–1777); в Неаполе Тануччи, министр Карла III (царствовавшего прежде здесь, потом в Испании) и его сына Фердинанда IV (1759–1825); в Тоскане Леопольд (1765–1790), брат Иосифа II, впоследствии император под именем Леопольда II (1790–1792); в Дании Струензе министр Христиана VII (1766–1806); в Швеции Густав III (1771–1792) и др. (В Польше в это время Станислав-Август, царствовавший от 1764 до 1795, тоже стремился к реформам). Когда началась французская революция, направившаяся против самого абсолютизма, отношение правительств к «просвещению» сразу изменилось. Впрочем, некоторые направления философии XVIII в. и раньше не пользовались симпатиями государей. Фридрих II даже писал против «Системы природы» Гольбаха. Менее всего мог нравиться им Руссо со своим республиканизмом, так как правительства этой эпохи твердо держались за свою власть во всем её объеме.

188. Просвещённый абсолютизм и католицизм

Особого внимания заслуживает отношение просвещенного абсолютизма к делам религии и церкви. Главным лозунгом этой политики была веротерпимость, которой требовала и философия XVIII века. В католических странах приходилось, кроме того, устанавливать новые отношения между церковью и государством. В Испании, в Португалии, в Неаполе и в других итальянских государствах, где сильнее всего действовала с середины XVI в. религиозная реакция, правительствам пришлось выдержать особенно сильную борьбу с католическою церковью, и, например, в Португалии, при Помбале в течение десяти лет (1760–1770) были прерваны дипломатические сношения между правительством и папской курией. Меры Аранды, Помбаля, Тануччи и др. деятелей были более или менее одинаковы: папские буллы могли быть обнародываемы лишь с согласия светской власти, а прежние буллы подвергались пересмотру; права церковных судов и инквизиции уничтожались или сокращались, и духовенство подчинялось судам светским; епископам запрещалось налагать церковные наказания на людей, исполнявших королевскую волю; цензура и народное образование отнимались у духовенства; запрещалось расширять церковное землевладение и сокращалось число монашествующих, иногда же и прямо упразднялись некоторые монастыри, а их земли отбирались в казну и т. п. Особою резкостью в борьбе отличался Помбаль, который прибегал в ней к тюремным заключениям и казням, сделав из инквизиции прямое орудие светской власти. Он же и наиболее заботился о развитии в Португалии светского образования. В конце периода на тот же путь выступила и австрийская политика при Иосифе II.

189. Уничтожение ордена иезуитов

В одном случае политика, направленная против католицизма, получила даже характер международного соглашения. Орден иезуитов. поставивший своею целью подчинить государей папе, а всю образованность духовенству, был главным органом католической реакции, а потому относился одинаково враждебно как к «просвещению», так и к просвещенному абсолютизму. В середине XVIII в. учреждения ордена были уничтожены и его имущества конфискованы в Португалии (при Помбале в 1759 г.), во Франции (при Шуазеле в 1764 г.), в Испании (при Аранде), в Неаполе (при Тануччи) и в Парме (все три последние случая в 1768 г.) Главною причиною такой меры было нежелание иезуитов подчиняться законам государства. Во Франции они прямо ссылались на свои собственные уставы, и когда французское правительство потребовало у генерала ордена (Риччи) изменить кое в чем эти уставы, он ответил знаменитою фразою: «sint ut sunt aut non sint» (пусть будут, как есть, или пусть лучше их вовсе не будет). Помбаль даже вошел в соглашение с бурбонскими дворами Франции, Испании, Неаполя и Пармы, и эти правительства потребовали (1768) у папы (Климента XIII) полного упразднения ордена. Папа был защитником иезуитов и ответил отказом. Тогда после его смерти названные государства настояли на избрании такого папы, который согласился бы уничтожить орден. Этим папою был Климент XIV, который в 1773 г. своим бреве «Dominus ас Redemptor» объявил орден уничтоженным. Когда Климент XIV вскоре после этого скончался, в смерти его стали винить иезуитов. Учреждения ордена остались существовать лишь во вновь приобретенных Фридрихом II и Екатериною II провинциях (Силезии и Белоруссии), где при помощи иезуитов прусский король и русская императрица думали примирить новых своих подданных, принадлежавших к католической церкви, с подчинением иноверным государям. (Впрочем, тайно орден продолжал существовать и в других странах, пока в 1814 г. не был восстановлен для борьбы с влиянием французской революции).

190. Другие реформы

Борьба просвещенного абсолютизма с феодализмом выразилась в мерах к ограничению или отмене крепостного права, где оно существовало. Кроме того, государи и министры этой эпохи стремились к улучшению администрации и судопроизводства, к приведению в порядок законов и финансов, к поднятию народного хозяйства и народного образования, к смягчению нравов и к усиленно общественной благотворительности (новые собрания законов, школы, госпитали, воспитательные дома и т. п.). В своей экономической политике просвещенный абсолютизм держался начал меркантилизма, но в конце периода уже сказывалось и влияние физиократов. Один из немецких князей (Фридрих-Карл Баденский) даже прославился своею приверженностью к физиократическому учению.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.