237. Падение монархии

Между тем главнокомандующий союзной австро-прусской армией, герцог Брауншвейгский, издал манифест, в котором грозил французам казнями, сожжением домов, разрушением Парижа. Тогда в столице вспыхнуло 10 августа 1792 новое восстание, сопровождавшееся избиением стражи, которая охраняла королевский дворец. Людовик XVI со своим семейством спасся бегством и нашел безопасный приют лишь в Законодательном собрании, но последнее в его же присутствии постановило отрешить его от власти и взять под стражу, а для решения вопроса о будущем устройстве Франции созвать чрезвычайное собрание под названием национального конвента. Так пала конституция 1791 г. Исполнительную власть Законодательное собрание поручило новому министерству, в котором пост министра юстиции достался Дантону, бывшему одним из организаторов восстания 10 августа. Вся Франция переживала очень тревожное время. Начиналось иностранное нашествие, а между тем французское войско оказалось никуда не годным, начальники его – ненадежными. После 10 августа Лафайет, командовавший одной из армий, хотел двинуться на Париж, чтобы подавить мятеж, но солдаты его не послушались, и он бежал в Германию. В Париже только и говорили о заговорах и изменах, а раздражение народа перешло всякие границы. Город был во власти нового общинного совета (коммуны), захватившего ратушу в ночь на 10 августа. Дантон выхлопотал у Законодательного собрания позволение обыскивать родственников эмигрантов, неприсяжных священников и других «подозрительных». Агенты новых властей и наиболее ревностные их сторонники стали тогда хватать всех, кто только казался подозрительным, а когда тюрьмы переполнились, арестованных мужчин и женщин, стариков и даже детей начали просто избивать: в места заключения врывались пьяные шайки убийц, формировавшиеся из так называемых подонков общества, и производили здесь свою дикую расправу в течение трех дней в первых числах сентября (сентябрьские убийства).

 

сентябрьские убийства

 

Сентябрьские убийства. Гравюра XVIII века 

 

Выборы в Конвент совершались под впечатлением этих ужасов и неблагоприятных известий с восточной границы, через которую во Францию вступила австро-прусская армия. Но в то же время иноземное нашествие вызвало во французской нации бурный взрыв патриотизма. На помощь к армии стали собираться толпы волонтеров, и в то самое время, когда в Париже открывал свои заседания национальный Конвент (21 сентября 1792), Дюмурье отбил при Вальми (20 сентября) атаку пруссаков. После этого французы перешли в наступление и даже стали производить завоевания (Бельгия, левый берег Рейна и Савойя с Ниццей в конце 1792 г.).