243. Конец конвента

Партии, низвергшие Робеспьера, получили название термидорианцев, и после «9-го термидора» революция пошла на убыль. Тотчас же после падения Робеспьера все, что было придавлено в эпоху террора, подняло голову и стало оказывать поддержку термидорианцам. Дело дошло потом до закрытия якобинского клуба (в конце 1794 г.) и возвращения в Конвент на свои места уцелевших жирондистов (в начале 1795 г.). В 1795 г. оставшиеся в живых сторонники террора дважды поднимали на Конвент население Парижа (12 жерминаля и 1 прериаля), требовавшее «хлеба и конституции 1793 года», но Конвент усмирил оба восстания с помощью военной силы и приказал казнить нескольких бывших террористов («последние монтаньяры»). Летом того же года конвент составил новую конституцию, известную под названием конституции III года. Законодательная власть поручалась уже не одной, а двум палатам – Совету пятисот и Совету старейшин, причем введен был значительный избирательный ценз, а исполнительная власть была отдана в руки пяти директоров («Директория»), назначавших министров и агентов правительства в провинциях. Боясь, что выборы в новые законодательные советы дадут большинство противникам республики, Конвент решил, что две трети «пятисот» и «старейшин» будут на первый раз обязательно взяты из членов конвента. В нации в это время, действительно, происходила реакция против республики, очень ободрявшая роялистов. Когда Конвент объявил указанную меру, последние в самом Париже организовали восстание против конвента, в котором главное участие принадлежало буржуазии, боявшейся возвращения якобинского правления. Это восстание произошло 13 вандемьера (5 октября 1795 года), и Конвент был спасен лишь благодаря распорядительности Наполеона Бонапарта, встретившего инсургентов картечью. В конце 1795 г. Конвент уступил наконец место советам пятисот и старейшин и Директории.

244. Эпоха Директории

Конституция III года действовала четыре года (1795–1799), а её время носит в истории название эпохи Директории. Еще с 9 термидора во Франции все больше и больше обнаруживалось всеобщее утомление и разочарование. Политические принципы и интересы отступили на задний план; на первое место выдвинулись погоня за наживой и стремление к наслаждению жизнью. Притом новая конституция постоянно нарушалась теми самыми людьми, которые прежде всего должны были ее оберегать. Роялисты между тем делали все большие и большие успехи. Выборы 1797 г. дали им большинство в советах, что заставило директоров республиканской партии с помощью войска насильственно очистить состав советов от роялистов и принять целый ряд мер террористического характера. Это происшествие носит название «18 фрюктидора». В другой раз двое директоров с помощью советов насильно устранили из состава Директории двух своих товарищей и т. п. Это были вопиющие нарушения конституции; разумеется, такой образ действий не мог способствовать утверждению чувства законности в нации. Сторонники якобинцев тоже продолжали волноваться, и среди них в 1796 году образовался так называемый «заговор равных», во главе которого стоял Гракх Бабеф, мечтавший о введении во Франции коммунизма. Заговор был открыт, причем Бабеф был казнен. В общем, никто не верил в прочность положения, созданного конституцией III года, а управление страной было в величайшем расстройстве.

245. Революционная армия

Иное зрелище, чем нация и внутреннее состояние страны, представляют собою в эпоху директории французская армия и внешняя политика республиканского правительства. С 1793 г. Франция была в войне с большой европейской коалицией, и Конвент проявил необычайную энергию в деле защиты страны. В короткое время Карно организовал несколько армий, в которые устремились все наиболее деятельные, наиболее энергичные люди из всех классов общества. В армию шли и те, которые хотели своею грудью защищать дорогую родину, и те, которые мечтали о распространении республиканских учреждений и демократических порядков по всей Европе, и люди, желавшие для Франции военной славы и завоеваний, и люди, видевшие в военной службе лучшее средство лично отличиться и возвыситься. Доступ к высшим должностям в новой демократической армии был открыт всякому способному человеку, и немало знаменитых полководцев вышло в это время из рядов простых солдат. Мало-помалу революционный пыл республиканских армий уступил, однако, место чисто военному патриотизму, и слава Франции сделалась им дороже её свободы. И Конвент, и Директория держались против собственных своих врагов, опираясь на эту силу: такими победами, какие были одержаны республиканцами 13 вандемьера или 18 фрюктидора, они были обязаны только солдатам. У Директории были особые мотивы поощрять развитие воинственных инстинктов в нации. Правительство республики видело в войне средство отвлекать внимание общества от внутренней неурядицы и способ добывания денег. Революция не исправила печального состояния финансов, потому что постоянные смуты, сопровождавшиеся застоем в промышленности и упадком торговли, мешали улучшению финансов. Еще Учредительное собрание выпустило бумажные деньги (ассигнаты), обеспеченные церковными имуществами, но эти деньги так упали в цене, что чашка кофе стоила бумажками 25 франков. Директория для поправления финансов придумала налагать большие денежные контрибуции на население завоеванных стран, и тогда во Францию потекли деньги и голландские, и немецкие, и итальянские, притом в таком количестве, что на них можно было продолжать и самую войну.

246. Молодость Наполеона

В эпоху Директории выдвинулся и тот человек, которому суждено было сделаться потом владыкой Франции – Наполеон Бонапарт. Он родился в 1769 г. на острове Корсике, принадлежавшем Франции с 1768 г., и происходил из мелкого дворянства. Десяти лет родители отдали его в бриеннскую военную школу, где он потом кончил курс с чином артиллерийского поручика. Когда вспыхнула революция, ему было только двадцать лет. Он сразу примкнул к новому движению, а в эпоху террора стоял даже в очень близких отношениях к партии Робеспьера, за что чуть было не пострадал очень серьезно после 9 термидора. Свои замечательные военные дарования он обнаружил впервые в 1793 г. под Тулоном, который возмутился против Конвента, а в 1795 году Конвент вверил ему свою защиту против восстания 13 вандемьера.

Бонапарт во время осады Тулона

Наполеон Бонапарт во время осады Тулона

 

В эпоху директории Бонапарт сблизился с одним из членов этого учреждения (Баррасом), и в 1796 г. двадцатисемилетнего генерала сделали главнокомандующим армией, которая должна была вести войну в Италии. В это время он еще раз оказал услугу республиканской партии, поддержав переворот 18 фрюктидора.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.