Япония, государственная жизнь которой, по официально принятой в стране хронологии, началась в середине VII в. до Р. X., усвоила себе, приблизительно с III в. по Р. X., китайскую цивилизацию, каковою и довольствовалась до середины XIX в. Из Китая же проник в Японию (в VI в. по Р. X.) и буддизм, которому, впрочем, не удалось вполне вытеснить национальную религию японцев (синтоизм). В середине XVI века в Японии началась христианская проповедь, благодаря миссионерам из иезуитов, но в XVII столетии против христианства здесь поднято было гонение, и с этого же времени японское правительство вплоть до середины XIX в. всячески препятствовало какому бы то ни было сближению подданных своих с европейцами, пока, по примеру Китая, и Япония не была вынуждена вступить в деятельные торговые сношения с иностранцами (раньше всего, в 1853 г. с Северо-Американскими Штатами). На первых порах японцы относились к европейцам крайне враждебно и даже сам политический переворот, с которого начинается новейшая история Японии, совершился отчасти под влиянием вражды населения к иностранцам, которым правительство стало делать уступки. Дело в том, что еще с XII в. власть императора (микадо) сделалась чисто номинальною, все же её права перешли к так называемому сёгуну, фактическому правителю, делившемуся ими еще с даймио, или наследственными феодальными князьями. В 1868 г. микадо Муцу-Хито, опираясь на народное недовольство, восстановил императорскую власть и положил конец феодализму. Вместо того, однако, чтобы снова закрыть доступ в страну для европейцев, новое правительство немедленно приступило к реформам во всех сферах жизни, пользуясь европейскими образцами, причем вскоре объявило в стране веротерпимость. (Между прочим, Япония приняла даже григорианский календарь). В течение первых двух десятилетий в обновлявшейся Японии господствовала система просвещенного абсолютизма, но в 1889 г. микадо провозгласил конституцию, составленную по прусскому образцу, и в следующем же году она вступила в действие. Для более успешного хода преобразований правительство стало приглашать к себе на службу из Европы и Америки специалистов по разным отраслям знания и техники, основывать школы по европейскому типу и поощрять заграничные поездки с образовательными целями. Одним словом, в Японии во второй половине XIX в. начался процесс европеизации, напоминающий нам то, что совершалось в России в эпоху Петра Великого. Участие японцев, наряду с европейцами, в усмирении китайских смут 1900–1901 гг. было как бы признанием за молодой нацией равенства со стороны старых культурных народов, что выразилось и в отмене ими по отношению к Японии общего правила, по которому на всем Востоке европейцы подчиняются суду своим консулов, а не туземным судам. Военные успехи Японии поставили островную империю Дальнего Востока очень высоко во мнении азиатских народов, и как из Китая, так даже и из Индии стали ездить в Японию за научными и техническими знаниями европейского происхождения. Вместе с этим начала распространяться мысль, что Япония призвана освободить азиатов от господства европейцев, в Европе же в связи с этим заговорили о «желтой опасности», разумея под этим враждебное для европейцев объединение желтокожей расы под японскою гегемонией.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.