§ 100. Годы 1689–1694

В первое время после низвержения Софьи Петр мало интересовался государственными делами и все свое время посвящал либо маневрам со своими «потешными», либо плаванию на кораблях и кораблестроению. Свои «Нептуновы потехи» молодой государь перенес с Переяславского озера в Архангельск. Море произвело глубокое впечатление на Петра и неудержимо стало тянуть его к себе.

Между тем управление государством оставалось в руках царицы Натальи, ее родных и патриарха. По обстоятельствам того времени они дали делам такое направление, которое не могло нравиться Петру. Сам государь дружил с иноземцами; а правительство, напротив, стало к ним очень холодно. В особенности патриарх Иоаким вооружался против них. В правление Софьи патриарху пришлось видеть много неприятностей от выезжих киевлян и их московских друзей. Киевляне свободно распространяли в Москве свои церковные обычаи и высказывали мнения, иногда отличавшиеся от московских[1]. Иоаким поставил дело так, что созванный им собор 1690 г. заподозрил правоверие киевского духовенства, и с тех пор киевские монахи и киевские ученые потеряли свое привилегированное положение в Московском государстве и как бы подверглись гонению. Вместе с тем и другие иноземцы перестали пользоваться покровительством в московском дворце. Патриарх и на них воздвиг гонение, считая их причиною всех зол в государстве. И это в то время, когда молодой царь находился в личной дружбе со многими немцами!

Патриарх Иоаким умер в 1690 г. Несмотря на желание Петра иметь ученого патриарха, духовенство избрало на патриаршество одного из московских неученых архиереев Адриана, столь же враждебного новшествам, как и Иоаким. За Адриана была мать царя Петра. Она продолжала, без всякого видимого участия сына, править государством до самой своей смерти, которая последовала в 1694 г.



[1] Между прочим, они по-католически определяли то время, когда совершается за литургией пресуществление даров в тело и кровь Христову. Это мнение возбудило в Москве большие споры. Главным его защитником явился московский ученый подьячий Семен Медведев (постригшийся в монахи с именем Сильвестра). Друг Ф.Шакловитого, Медведев пользовался расположением Софьи и Голицына и потому, несмотря на большую свою смелость и резкость, оставался недостижимым для внушений патриарха. Мнение Медведева было изложено им в особой книге «Манна»; оно вызвало ряд опровержений (со стороны, между прочим, греков Лихудов) и повело к очень оживленным толкам и спорам, даже между простым народом, который хотел точно знать, когда правильнее надлежит звонить «к достойной» в минуту пресуществления даров. При Софье патриарх Иоаким не мог справиться с Медведевым и киевской «хлебопоклонною ересью» (так называлось мнение Медведева). Когда же Шакловитый и кн. Голицын были схвачены, сам Медведев был арестован (а потом и казнен), хлебопоклонная же ересь была осуждена на церковном соборе 1690 г. – Прим. авт.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.