Киевское государство в XI—XII веках

 

§ 16. Князь Ярослав Мудрый

 

Ярослав Мудрый

Ярослав Мудрый. Реконструкция по черепу академиком М. Герасимовым
Автор изображения – Shakko

После смерти Владимира Святого (1050), так же, как и после смерти Святослава, на Руси возникли княжеские междоусобия. Старший сын Владимира Святополк, заняв Киевский «стол», стремился истребить своих братьев для того, чтобы самому достигнуть единовластия. Из пяти братьев ему удалось умертвить трех (Бориса, Глеба и Святослава). Двое из них, князья Борис и Глеб, были застигнуты убийцами врасплох и не думали противиться старшему брату. Их мученическая смерть и их нравственная правота возбудили против Святополка общее негодование и вызвали благоговейное почтение к памяти погибших. Церковь причла их к лику святых, и в древней Руси князья-страдальцы стали примером братолюбия и кротости. Святополк же за братоубийство был уподобен Каину и получил прозвание Окаянного. Четвертый брат Святополка Ярослав, бывший в Новгороде, уберегся от покушения Святополка, собрал войско из новгородцев и варягов и пошел на Святополка войною. Несмотря на то, что Святополку помог польский король (Болеслав Храбрый), Ярослав одолел Святополка и утвердился в Киеве, а Святополк погиб где-то в изгнании. Однако поражением и гибелью Святополка Окаянного не окончились усобицы. У Ярослава оставался в живых последний брат — Мстислав, княживший в Тмутаракани. Между ним и Ярославом вспыхнула война, последствием которой был раздел государства: Киев и земли к западу от Днепра получил Ярослав; Чернигов и земли к востоку от Днепра получил Мстислав. И только после смерти Мстислава Черниговского Ярославу удалось восстановить единовластие в Русской земле (1034).

Правление Ярослава снискало ему на Руси большую славу и любовь; за его ум и начитанность ему дали прозвище Мудрого. Ярослав очень любил читать книги и собирал их. Для него переводили книги с греческого языка и покупали книги славянские. Собрание книг, устроенное Ярославом при главном Киевском храме святой Софии Премудрости Божией, служило на пользу общую и было доступно всем, любившим книжную мудрость. Ярослав, по словам летописца, «насеял книжными словесами сердца верных людей»: он устраивал школы, строил церкви и приказывал духовенству учить людей, наставляя их в новой христианской вере. Так, Ярослав являлся просветителем Руси.

Он был и ее крепким защитником, деятельно охраняя границы государства от внешних врагов. Ему удалось между прочим наголову разбить печенегов и навсегда отогнать их от Киева (1034). Главные массы печенегов вскоре после этого ушли на Балканский полуостров; те же из них, которые остались в русских степях, на границах Киевского государства, признали власть русских князей и были замирены. Вместе с другими мелкими кочевыми племенами торков они составили полуоседлое инородческое население по реке Роси (правый приток Днепра) и с той стороны получили у русских людей название «черные клобуки» (каракалпаки) по своим черным меховым шапкам. Значение этой победы Ярослава над печенегами не было помрачено даже неудачею предпринятого при нем набега на Византию (1043). Трехлетняя война с греками, вызванная этим набегом, была последним столкновением Руси с Византией и окончилась освобождением русских пленных, захваченных греками во время набега.

Киевское государство при Ярославе несомненно окрепло и процветало. Ярослав обладал большими богатствами, позволявшими ему предпринимать обширные и великолепные постройки (§15). В Киеве он выстроил замечательный храм святой Софии и несколько других каменных храмов и монастырей. В Новгороде при нем начали строить также храм св. Софии. Для своих построек Ярослав выписал из Греции мастеров и строительные материалы и, не щадя средств, достигал удивительных результатов. Софийская церковь в Киеве была для той эпохи одним из самых богатых и прекрасных сооружений во всей Европе. Торговля Руси при Ярославе связывала Киев оживленными сношениями почти со всеми странами Европейского юга и запада. Ярослав посылал своих послов и купцов в Германию, Францию, Венгрию, Польшу и Скандинавские страны. С дружественными правителями даже отдаленных государств Киевский князь вступал в родственные связи. Сам Ярослав был женат на шведской королевне Ингигерд (Ирине); три его сына женились на дочерях германских владетелей; дочери его вышли замуж за королей французского, венгерского и норвежского, наконец, четвертый его сын Всеволод был женат на родственнице византийского императора Константина Мономаха. Таким образом, Русь при Ярославе вошла в состав европейских государств и город Киев получил значение одного из крупных европейских центров, которому принадлежало торговое посредство между европейскими рынками и востоком.

Памятник Ярославу Мудрому в Киеве

Памятник Ярославу Мудрому у Золотых ворот в Киеве