Заключение епископов раздражало в высшей степени короля и заставило его, с своей стороны, решиться на сильную меру, тем более что ему дали знать, будто предводители крайней партии в парламенте, настоявшие на захвате епископов, намерены обвинить в государственной измене королеву. В самом начале 1642 года король послал в парламент с обвинением в государственной измене и с требованием арестования лорда Комболтона и пятерых членов палаты общин: Голлиса, Гаслерига, Пима, Хемпдена и Строде. Парламент не исполнил требования; тогда король явился сам в парламент в сопровождении отряда солдат стем, чтоб захватить враждебных ему членов; но они, получивши известие из дворца о предстоявшей опасности, не пришли в парламент. «Птицы улетели», – сказал король и вышел, провожаемый криками: «Привилегия! Привилегия!» Король издал прокламацию, в которой обязывал каждого схватить парламентских членов, обвиненных в государственной измене; парламент готовился отражать

Заключение епископов раздражало в высшей степени короля и заставило его, с своей стороны, решиться на сильную меру, тем более что ему дали знать, будто предводители крайней партии в парламенте, настоявшие на захвате епископов, намерены обвинить в государственной измене королеву. В самом начале 1642 года король послал в парламент с обвинением в государственной измене и с требованием арестования лорда Комболтона и пятерых членов палаты общин: Голлиса, Гаслерига, Пима, Хемпдена и Строде. Парламент не исполнил требования; тогда король явился сам в парламент в сопровождении отряда солдат стем, чтоб захватить враждебных ему членов; но они, получивши известие из дворца о предстоявшей опасности, не пришли в парламент. «Птицы улетели», – сказал король и вышел, провожаемый криками: «Привилегия! Привилегия!» Король издал прокламацию, в которой обязывал каждого схватить парламентских членов, обвиненных в государственной измене; парламент готовился отражать силу силою, причем был поддержан лондонским общинным советом и огромною массою народонаселения.

Парламент определил, что король без согласия парламента не может назначать министров и других должностных лиц, что король не имеет верховного начальства над войском, не имеет права назначать штатгальтеров в графства (а штатгальтеры были вместе и начальниками земского ополчения), штатгальтеров назначает парламент, от которого они получают приказания, и король может их удалить не ранее двух лет. Отказ Карла утвердить эти решения был знаком к открытой войне между королем и парламентом. Карл удалился на север, набрал войско из приверженного к нему дворянства (кавалеры) и вызвал к себе из Лондона тех членов парламента, которые стояли за права королевской власти: к нему явилось 32 лорда и более 60 членов палаты общин, которые и составили особый парламент, противоположный лондонскому. Король находил приверженцев только на севере королевства, юг был против него, за парламент.

Первая значительная битва между королевскими и парламентскими войсками произошла в конце октября 1642 года при Эджхилле: обе стороны приписывали себе победу. В следующем году начальство над парламентским войском вместо графа Эссекса принял лорд Ферфакс, у которого адъютантом был знаменитый впоследствии Оливер Кромвель. Одаренный талантами полководца и правителя, Кромвель по убеждению или по расчету или по тому и по другому вместе принадлежал к крайней религиозно-политической партии независимых, которые требовали совершенного равенства в церковном отношении, не допускали ничего похожего на священство, а в политическом отношении стремились к республиканским формам. Кромвель особенно выдвинулся вперед в войске и парламенте, когда противная королю сторона лишилась двоих главных вождей своих, Хемпдена и Пима. По своим талантам Кромвель один стоил целого войска. Кроме того, парламент, располагая большими деньгами, мог легко находить охотников служить в его войске, не говоря уже о том, что зерно этого войска составляли люди непобедимые в своем религиозном одушевлении, считавшие дело, за которое бились, делом Божиим; в войске королевском не было людей даровитых, не было отчаянных борцов, подобных независимым, и у короля не было денег, посредством которых можно было бы легко вознаграждать потерю ратных людей в битвах.

Летом 1645 года король потерпел страшное поражение от парламентского войска при деревне Нейзби (недалеко от Нортгамптона); король видел невозможность держаться долее в Оксфорде, где было до сих пор его главное местопребывание, где находился и его парламент, и решился из двух зол выбрать меньшее: предаться шотландскому войску, в котором не думал найти такого недоброжелательства, как в Лондоне. В мае 1646 года Карл приехал к шотландскому войску и был принят как король, но скоро заметил, что за ним строго наблюдали, не пускали к нему никого из его английских приверженцев; наконец шотландцы согласились продать своего короля английскому парламенту за 400 000 фунтов. Парламентские комиссары взяли Карла и привезли в Англию, где он содержался под почетною стражею.

Битва при Нейзби

Битва при Нейзби. Современная реконструкция

Источник изображения – английская Википедия

 

Но вместе с королем и враждебный ему парламент лишился своей власти и свободы. Война выдвинула на первый план войско, вожди привыкли к первенствующей роли и не хотели преклоняться пред парламентом. Войско взволновалось, когда парламент объявил, что вследствие прекращения войны страна должна управляться старыми законами и войско должно быть распущено. Люди бросили свои промыслы и пошли на войну, где многие получили офицерские места, получали хорошее жалованье, имели значение, а теперь должны превратиться в ничто, снова заниматься работами, от которых уже отвыкли. Кромвель то и дело, что разъезжал то от войска к парламенту, то от парламента к войску: парламент раздражал против солдат, а солдат поднимал против парламента посредством преданных ему агитаторов. У офицеров и солдат кроме военного ремесла было еще другое занятие: они входили на церковные кафедры и проповедовали; это занятие полюбилось и мирным гражданам, и они пошли на кафедры; вслед за мужчинами пошли туда и женщины.

Войско, приготовляясь к борьбе с парламентом, образовало у себя свой парламент, или так называемый Военный совет, состоявший из двух палат: в Верхней сидели выборные из офицеров, а в Нижней – из унтер-офицеров, последние и были главными агитаторами, самым удобным орудием в руках Кромвеля. Парламент решился было схватить Кромвеля, но тот был извещен об опасности и ускользнул из Лондона. Депутация от войска явилась в парламент и объявила исключение одиннадцати враждебных войску членов, так как это требование не было исполнено, то войско двинулось к Лондону. Средства парламента к борьбе оказались недостаточными, городская милиция была за войско; в самом парламенте оказались независимые, которые, естественно, были на стороне войска, где господствовали их единомышленники, а не на стороне парламента, где господствовали теперь пресвитериане. Эти независимые члены парламента ушли к войску, которое беспрепятственно вступило в Лондон: одиннадцать враждебных ему членов парламента принуждены были бежать, а бежавшие прежде к войску члены были с торжеством введены в парламент.

Между тем революционное движение шло все далее к последней крайности; мы видели, что в начале движения против епископальной формы Английской Церкви поднялись пресвитериане, отвергавшие епископов, потом от пресвитериан отделились независимые (индепенденты), которые отвергали и пресвитеров в церкви, а в гражданском отношении стремились к республиканским формам; но на этом движение не остановилось: теперь от независимых отделяются уравнители (левеллеры), которые не хотят слышать ни о короле, ни о парламенте, ни о генералах, требуют всеобщего равенства. С королем у парламента и войска все шли переговоры, которые, разумеется, не могли ни к чему повести: парламент и войско с целью обеспечить себя требовали от короля слишком многого и сознавали, что король может соглашаться на такие требования только притворно, и, действительно, король всюду искал средств освободить себя из неволи и возвратить себе независимое положение.

В 1647 году Карлу удалось уйти из Лондона, но он был задержан на острове Уайте; здесь в конце года он заключил договор с шотландцами, направленный против Англии. Это произвело сильное раздражение в Англии: парламент постановил, что он не примет более никакого предложения о примирении с королем, и тот, кто посмеет теперь обратиться к королю, будет наказан как изменник. Вследствие этого решения Карла заперли в одну комнату и удалили всех прежних его слуг. Между тем движение шотландцев в пользу короля подняло роялистов в Англии. В августе 1648 года у Престона Кромвель поразил наголову шотландцев, и в то же время Ферфакс разбил английских роялистов на юге; Кромвель вошел в Эдинбург и был с торжеством принят народною массою, которая сочувствовала независимым. В отсутствие Кромвеля с войском в парламенте взяла верх противная войску партия, которая настояла на том, чтоб снова завести переговоры с королем; но возвращение победоносного Кромвеля из Шотландии расстроило дело. Войско вступило в Лондон и выгнало из парламента всех противных ему членов; оставшиеся делали все, что было угодно войску, и 23 декабря палата общин постановила, что король должен быть отдан под суд.

1 января 1649 года палата общин объявила, что король виновен в государственной измене, потому что начал войну с парламентом и установленным правительством Англии. Лорды отвергли это обвинение, но палата общин отвечала им новым объявлением, что народ есть единственный источник всякой законной власти, и так как только члены палаты общин избираются народом, то все, исходящее из этой палаты, имеет силу и без согласия короля и палаты лордов. Для суда над королем составлена была комиссия из 150 членов; но так как многие отказались участвовать в комиссии, то она составилась только из 68 членов. В девять дней суд покончил свое дело и приговорил короля к смерти, причем присутствовало только 46 членов суда. Приговор был исполнен 30 января; 6 февраля упразднена была палата лордов, а на другой день – королевское достоинство. Все это было делом войска, и следственно самый способный из вождей его естественно выдвигался на первый план.

Составлен был план временного правительства, в котором должны были участвовать парламент и совет из офицеров. Этот план не понравился самой крайней партии, порожденной революционным движением, уравнителями, которые и подняли восстание; но Кромвель подавил его и тем много выиграл в глазах людей других партий, более умеренных. Значение Кромвеля должно было все более и более возрастать, потому что новая республика нуждалась в войске и искусном полководце: она должна была вести войны с Шотландиею и Ирландиею, которые провозгласили королем сына казненного Карла I, Карла II. Кромвель в конце лета явился в Ирландии и весною следующего года окончил покорение страны, сопровождавшееся страшным кровопролитием.

В это время англичане, боявшиеся впадения шотландцев и роялистского восстания внутри страны, вызвали из Ирландии Кромвеля, на которого возлагалась главная надежда. В июле 1650 года Кромвель вошел с войском в Шотландию и в начале сентября поразил неприятельское войско при Дунбаре; но, несмотря на эту победу, Кромвель почти год должен был оставаться в Шотландии без решительных результатов. Король Карл II, бывший при шотландском войске, решился покончить борьбу смелым движением во внутренность Англии, где надеялся на помощь роялистов. Кромвель, оставя часть своего войска с генералом Монком в Шотландии, бросился за Карлом и настиг его в начале сентября 1651 года при Ворчестере; здесь король потерпел поражение и, переодетый крестьянином, претерпевая большие лишения и опасности, должен был 40 дней укрываться между роялистами, пока наконец нашел случай сесть на корабль и отплыть к берегам Франции.

Кромвель после Ворчестерской победы был принят с восторгом в Лондоне, и этот прием заставил задуматься ревностных приверженцев республики. Между тем Монк покорил беззащитную Шотландию и жестокими мерами удерживал ее в повиновении; еще жесточе поступали зять Кромвеля, Айртон, и его преемники в Ирландии с кельтским католическим народонаселением: целые графства были опустошены; народонаселение их переведено в другие земли или продано в рабство на вест-индские острова; отсюда-то такая сильная ненависть ирландцев-католиков к англичанам-протестантам. Кромвель был всемогущ к Англии, Шотландии и Ирландии: его сильной и искусной руке повиновались волею-неволею, но провозгласить королем его не хотели. В ноябре 1651 года созвал он офицеров и членов парламента и предложил им вопрос: должна ли Англия остаться республикою или возвратиться к монархии; военные высказались за республику, юристы и сам Кромвель – за монархию; но когда начали рассуждать, кто же может быть королем, и Кромвель указал на троих братьев Стюартов, сыновей Карла I, то никто не высказался в их пользу, но никто также не назвали Кромвеля. Кромвель и без титула управлял Англиею по-королевски, и его значение усилилось еще счастливою войною внешнею.

С тех пор как Атлантический океан стал большою дорогою между Старым и Новым Светом, также большою дорогою между Европою и Азиею, Англия по своему положению на этой дороге не могла не получить нового важного значения. Предприимчивый дух народа быстро развился, и Англия стала соперницею первой морской державы – Голландии. Война между двумя республиками началась из-за того, что парламент, желая усилить английскую торговлю, издал так называемый Акт мореплавания, по которому иностранным купцам позволено было ввозить в Англию только произведения своей страны, а никак не чужие; так как это постановление сильно стеснило торговлю голландцев, то они и объявили войну Англии. Война, мерило сил народных, показала, что Англия сильнее Голландии.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.