II. РИМ ВО ВРЕМЕНА ЦАРЕЙ. (По обыкновенной хронологии 753 – 509 годы до Р. X.)

 

(если вам нужны КРАТКИЕ сведения по этой теме, прочитайте главу "Рим эпохи царей" из Учебной книги Древней истории Н. И. Кареева)

1. Сказание о первых четырех царях.

 

Ромул (753-716 до Р. Х.) и основание Рима

Ромул и Рем

Капитолийская волчица, кормящая младенцев Ромула и Рема

Римская легендарная история рассказывает о происхождении Рима так: царь Альбалонги Нумитор, потомок Энея и его сына Юла (II, 97), был свергнут с престола братом, Амулием; дочь Нумитора Илия или Рея Сильвия была сделана весталкою для того, чтобы не могла она выйти замуж и иметь детей. Но однажды, пошедши за водой, девственная жрица Весты была застигнута в священной пещере Марсом, который был у италийских народов богом не только войны, но и оплодотворения; когда она при разных знамениях и чудесах родила близнецов Ромула и Рема, Амулий велел утопить ее в Тибре. (Рея Сильвия значит «обвиненная» или «посвященная Богу» девушка, или женщина из царской фамилии Сильвиев). Бог реки Тибра принял ее с любовью, и она сделалась его женою. Близнецы тоже были брошены в реку; но Тибр, бывший тогда в разливе, принес к подошве Палатинского холма колыбель, в которой они были пущены на воду; колыбель остановилась у берега под руминальской смоковницей близ священной пещеры Луперка. Там волчица бога Марса кормила малюток своим молоком, пока нашел их Фавстул, смотритель царских стад; он отдал их своей жене Акке Ларенции, и та выкормила их. Близнецы росли пастухами и выросли такие прекрасные и сильные, что все товарищи слушались их. По случаю ссоры между пастухами Амулия и Нумитора было узнано, кто они; услышав о своем происхождении, они возвратили своему деду Нумитору царскую власть в Альбалонге и решили основать новый город на одном из семи холмов у Тибра в той местности, где были спасены и выросли между пастухами. Их прежние товарищи, пастухи соседней местности, присоединились к ним. Но по вопросу о том, на каком холме основать город и чьим именем назвать его, произошел спор между братьями; Рем хотел основать город на Авентинском холме, а Ромул – на Палатинском. Наконец они согласились предоставить решение богам, вопросить их наблюдением полета птиц. Они пошли каждый на свой холм и,совершив священные обряды, молча ждали с товарищами своими небесных знамений всю ночь. Когда солнце уже восходило на краю неба, Рем увидел шесть коршунов, и тотчас же вслед за тем. Ромул увидел двенадцать коршунов; товарищи Ромула провозгласили, что дело решено богами в его пользу, и за ним было признано право основать город и дать ему имя. Он основал у левого берега Тибра город на Палатинском холме, где издавна имели жилища латинские пастухи и где совершали они сельские праздники в честь своих богов, дававших земле плодородие (стр. 19). По своему имени Ромул [1–38 от основания Рима, 753–716 до Р. Х.] назвал новый город Roma. Он провел борозду, обозначавшую границы города, сама борозда показывала место, где будет ров, а возвышение, образуемое землею из борозды, показывало место, где будет вал; провел и границу померия, священной полосы, которая по древнему обычаю, должна была оставаться между строениями города и его стеною; освятил померий. Рем, раздраженный против брата, перепрыгнул в насмешку над ним через стену города, которая на первый раз была построена очень невысокая; за это Ромул убил, его и воскликнул: «так пусть будет со всяким, кто отважится перейти чрез эти стены». Чтобы примирить с собою тень убитого брата, Ромул установил праздник Лемурий в честь усопших.

Легенды о происхождении Рима имеют тесную связь с праздниками и богослужением» римской старины: так например, днем основания Рима считалось 21 апреля, день праздника Палилий, совершавшегося в честь Палесы, богини-покровительницы городского округа Рима. Другая легенда говорит, что Ромул сделал новооснованный город убежищем для изгнанников и что это привлекло в Рим новых поселенцев, людей, бежавших, или изгнанных из родины; это сказание возникло из того, что между двумя рощами, находившимися на Тарпейском холме, существовало убежище (азиль). В Риме был праздник луперкалий (волчий праздник); его совершали у подошвы Палатинского холма; он имел сельский характер патриархальной простоты и грубой шутливости; без сомнения, он был остатком тех времен, когда пастухи, разбойники, дикие звери и волны Тибра боролись между собою у колыбели будущего великого города.

 

Похищение сабинянок

Рим был основан одними только мужчинами, продолжает легенда; соседние племена не хотели отдавать девушек за этих беглецов и с насмешкой отвергали их свадебные предложения; Ромул вздумал обманом и насилием добыть своим сподвижникам жен, которых не давали им по доброму согласию. Он устроил праздник Консуалий (стр. 30) и пригласил на него соседей. Они сошлись с женами и детьми; но в то время, как они беззаботно смотрели на военные игры, римляне по данному Ромулом знаку бросились на них и похитили девушек. Отцы и матери убежали, воссылая богам жалобы на нарушение законов гостеприимства; сердились сначала и девушки, но ласки мужей мало помалу смягчили их гнев. Оскорбленные племена решили отмстить римлянам. Жители трех латинских городов, Ценины, Крустумерия и Антемн, пошли на Рим, не дожидаясь сабинян. Римляне разбили их порознь. Ромул убил ценинского царя Акрона, повесил его доспехи в храме Юпитера Феретрия и отпраздновал первый триумф в предзнаменование того, что Рим будет побеждать всех врагов своих. После того пошли на Рим сабиняне под предводительством куресского царя Тита Тация. Посредством хитрости они овладели крепостью Капитолийского холма: Тарпея, дочь начальника крепости, обольстилась золотыми уборами сабинян и отворила им ворота, условившись с ними о награде. Условие было такое: они дадут ей «то, что носят на левой руке»; она понимала под этими словами золотые браслеты сабинян; но они вместе с этими уборами стали бросать на нее свои щиты, под тяжестью которых она умерла; так она получила смерть за измену. С той поры утес, образующий западную сторону Капитолийского холма, стал называться Тарпейскою скалою; впоследствии с этой скалы были низвергаемы преступники. Сабиняне и римляне долго сражались с переменным счастием на болотистой низменности между Капитолийским и Палатинским холмами, где впоследствии был римский форум. Наконец римляне были побеждены, обратились в бегство, но Ромул дал обет построить храм Юпитеру Останавливателю (Jupiter Stator), и бегущие римляне остановились. Битва на низменности закипела вновь, и победа колебалась, когда вдруг отворились ворота Рима; похищенные сабинянки с распущенными волосами и в разорванных одеждах бросились между сражающимися, умоляя их прекратить битву. Они заключили мир и вечный союз, постановили, что римляне и сабиняне соединяются в одно государство, что сабинский царь Тит Таций будет править государством и начальствовать войском вместе с Ромулом, что все храмы обоих народов будут общие для них и что римляне присоединят к своему имени название квиритов (по мнению римлян позднейших времен слово «квириты» происходило от имени города Курес). Таким образом женщины спасли Рим. В воспоминание об этом подвиге их, о том, что они примирили враждующие народы, Ромул установил праздник Матроналий и дал женщинам много почетных прав.

Ромул - похищение сабинянок

Похищение сабинянок. Картина Николя Пуссена, 1634–1635

 

Курии, на который делились римские полноправные граждане, были названы именами похищенных сабинянок, возведенных таким образом в сан родоначальниц римско‑сабинских патрициев; жены были освобождены от всякой домашней службы, кроме прядения шерсти и тканья; Ромул сверх того постановил, что при встрече с матроной мужчина должен уступать ей дорогу; что оскорбивший женщину, делом или неприличными словами подвергается наказанию; что если гражданин отсылает от себя жену, невиновную ни в нарушении верности, ни в намерении отравить его, ни в воровстве, то половина его имущества отдается жене, а другая храму Цереры. – Как в других эпизодах легенды об основании Рима, так и в рассказе о похищении сабинянок древние религиозные обычаи похищения невест и бракосочетания были соединены в одно целое с теми историческими фактами, что на Квиринальском и Капитолийском холмах существовало сабинское поселение, а на Палатинском холме было поселение, называвшееся Римом, и что эти два поселения слились в одно. Рассказ о похищении сабинянок проще всего объясняется, по замечанию Ине, обрядами римской свадьбы: «жених как будто силой уводил невесту из дома её родных; ее провожали в новое жилище трое юношей; жених переносил се через порог; когда причесывали волоса её, то делали пробор острием копья. Римская девушка выходила замуж как будто по принуждению и делала вид, что она огорчена».

 

Историческое значение легенды об основании Рима

В легендарных сказаниях об основании Рима, которые развивались в течение веков прежде, чем были записаны, прикрыт поэзиею тот исторический факт, что латинское поселение, находившееся на Палатинском холме, вступило в союз, а потом соединилось в одну общину с сабинским поселением, находившемся на Квиринальском и Капитолийском холмах, что латины и сабиняне соединились в одно государство на равных правах. Об этом факте свидетельствует и предание, что Ромул разделил народ на три трибы, т. е. на три племени; имена триб были: Рамны, Тиции, Луцеры. Рамны, без сомнения, были латины Палатинского поселения, тиции – сабиняне Тита Тация; но о том, кто были луцеры, ученые думают неодинаково; по мнению одних, это были этруски, имевшие поселение на Целийском холме и соединившееся с латинами и сабинянами на равных правах позже соединения этих двух племен между собою; другие полагают, что на Целийском холме поселились латины из Альбалонги, так что луцеры были латины. Моммзен думает, что в древнейшем разделении народа на три трибы сохранился след происхождения Рима из слияния трех поселений, прежде бывших, вероятно, независимыми; жители этих поселений рамны, тиции, луцеры имели прежде каждые свой особый округ; таким образом Рим произошел подобно тому, как возникли в Аттике Афины: жители разных округов соединились в один город. Основной элемент составляли, по мнению Моммзена, сабиняне; к ним, вероятно, присоединились переселенцы из других сабелльских племен; население города на Палатинском холме было сабинское; впоследствии с «городом семи холмов» соединилось поселение римлян, бывшее на Квиринале. Но остается темно, по мнению Моммзена, кто были луцеры; достоверным кажется то, что община, жившая на Целийском холме, первоначально находилась в менее тесных отношениях к римлянам и сабинянам, чем находились они друг к другу; быть может, она была сначала подчинена им и только уже впоследствии получила политическую равноправность. Племена, из которых составилась римская община, имели одинаковые государственные учреждения, одинаковые обычаи, религиозные понятия и обряды; они привыкли быть в соседских отношениях между собою; вероятно заключали между собою договоры, что граждане одного поселения могут приобретать в другом собственность; вероятно брачные союзы между ними были равноправные; конечно между ними был союз гостеприимства; все это должно было содействовать тому, что они довольно скоро соединились в одну общину. Слияние разных племен в одно неразрывное целое легенда характеризует рассказом о символическом обряде: переселенцы, основывавшие Рим, принесли с собою куски земли и первые плоды из родных мест, выкопали яму и бросили их туда в знак того, что каждый будет иметь теперь в новом городе свою родную землю и переносить на него все те чувства привязанности, какие имел к родине. Яма эта называлась mundus. Новейшие ученые считают ошибочным то мнение, что первоначально были две независимые общины: римская на Палатинском холме и квиритская в Куресе и что, когда куресская община вошла в состав римской, то имя её жителей «квириты» вытеснило из богослужебного и юридического языка имя римлян, принадлежавшее Палатинской общине. Теперь полагают, что название «квириты» значит «копьеносцы» и что оно было почетным именем военного сословия в отличие от всего состава римского населения.

 

Смерть Ромула

Время правления двух царей было непродолжительно. Тит Таций, человек жестокий, был, на народном празднике в Лавинии, убит жителями Лаврента, которых обидел тем, что не позволил им мстить за кровь его родственникам, виновным в убийстве. Его похоронили в лавровой роще Авентинского холма. Ромул остался царем один, и правил, как говорит легенда, справедливо и кротко; уважал мнения сената, чтил богов и знамения воли их, устроил войско, составил отряд всадников, смирил Фидены и победил могущественный город Вейи, дал Риму благоустройство, сделал его сильным государством. Он царствовал со славою тридцать семь лет и внезапно исчез из среды людей. Во время смотра на Марсовом поле поднялась гроза; при грохоте грома и блеске молнии он был вознесен на колеснице Марсом на небо вести вечную блаженную жизнь с бессмертными богами. Народ, т. е. община римских копьеносцев (квиритов), стала чтить его, как бога, под именем Квирина, по полученному от него самого повелению. Таким образом служение Марсу стало основою единства двух племен, слившихся в римскую общину.

 

Междуцарствие и Нума Помпилий (714-672 до Р. Х.)

Упрочить основанное на военной силе государство гражданским и религиозным благоустройством было, говорит легенда, главною заботою второго царя, Нумы Помпилия [38–81 о. Р., 714–672 до Р. Х.], мудрого и благочестивого сабинянина, уроженца Куреса, избранного народом после довольно долгого междуцарствия. Чтобы приучить народ к мирному, законному порядку и к почитанию богов, он избегал войны, так что храм Януса, стоявший при входе на площадь народных собраний, оставался заперт во все продолжение его царствования (стр. 28); такое счастье Рим испытал до самого правления Августа только один раз, в годы по окончании первой Пунической войны. Пользуясь мирным временем, Нума установил обряды богослужения и учредил коллегию жрецов, чтобы смягчить духовной дисциплиной грубых людей, которых до той поры удерживала в порядке только военная дисциплина, и облагородить их нравы. Он соединил латинских и сабинских богов в одну религиозную систему, построил им храмы и жертвенники, укрепил религиозной связью государственный союз разных племен, установил те религиозные обряды, молитвы и заповеди, которые приобрели такое важное значение в государственной жизни Рима, организовал жреческое сословие, распределив его на разряды, учредил коллегии авгуров и религиозные братства.

Обряды богослужения, установленные Нумою, были просты сообразно простоте народного быта; но он хотел подчинить все стороны жизни строгим религиозным правилам. Он заповедал молиться богам при начатии всякого дела; малейшая ошибка в исполнении предписанных обрядов богослужения требовала новых обрядов для покрытия этой вины перед богами. Мы уже говорили о тех божествах, служение которым было учреждено Нумою; это были: Веста, на очаге которой поддерживался священный огонь чистыми руками служивших ей девушек весталок; вечный огонь на очаге Весты был символом невидимого пламени жизни государства; двулицый Янус, бог всякого начала; боги земледелия и поземельной собственности; сабинский бог войны и весны Марс и окружавшие его божества. Мы уже говорили и о жреческих коллегиях, совершавших богослужение и наблюдавших за исполнением обрядов подчиненными им священнослужителями (стр. 34 след.).

Законодательная деятельность Нумы не ограничивалась религиозными делами; он заботился также о введении благоустройства в гражданскую жизнь, в хозяйственный быт народа. Он роздал бедным гражданам завоеванные Ромулом земли и, чтобы пробудить чувство законности, упрочить порядок имущественных отношений, разграничил поземельные владения бороздами и межевыми камнями. Он старался о развитии торговли и ремесл, соединил ремесленников в корпорации, учредил собрания, жертвоприношения, праздники каждой корпорации, установил правила торговли на рынке. Чтобы поднять уважение к праву собственности, приучить народ к честности в торговых и всяких других делах, он ввел служение богу межей, Термину, и богине верности, Фидес (Fides), построил храмы и установил праздники им.

 

Нимфа Эгерия

Руководительницею Нумы в этой благотворной законодательной деятельности была нимфа Эгерия, которая беседовала с ним по ночам в своей священной роще, открывала ему волю богов, и научила его смягчать громовержца Юпитера бескровными жертвами. Прежде Юпитеру приносили в жертву людей; теперь он стал довольствоваться жертвами, который были символами человеческих жертвоприношений: вместо людей стали приносить ему луковицы, волоса и сарделей. Простота богослужения, установленного Нумою, видна особенно из того, что почти все жертвы были бескровные.

 

Значение легенды о Ромуле и Нуме

Правление миролюбивого царя Нумы продолжалось сорок три года; народное сказание прославляет это время ненарушимого спокойствия, благоустройства, тихого счастия, как второй золотой век; справедливость, богобоязненность и радость владычествовали тогда в государстве. Когда скончался тихою смертью благочестивый царь, бывший примером всех добродетелей, народ печалился, как будто каждый лишился отца. В таком сиянии передала легенда черты второго царя Рима потомству. Нума и Ромул – олицетворения тех деятельностей, которыми положено было прочное основание будущему Риму: в Ромуле олицетворено мужество, в Нуме – уважение к богам; эти два качества считались в древности двумя коренными гражданскими добродетелями; они были необходимы для Рима, из них развилось могущество этого города, самое имя которого значит «сила» (Roma). Потому легенда и поставила в начале истории Рима военного царя Ромула и мирного царя, установителя богобоязненности, Нуму, сделала основателями государства представителей коренных сил его; она говорит, что Нума был учеником Пифагора; она не обращает внимания на хронологическую невозможность этого и тем сама показывает, что Нуму следует считать не действительным лицом, а только олицетворением религиозных и нравственных учреждений.

 

Тулл Гостилий (671-640 до Р. Х.)

После междуцарствия третьим царем Рима стал храбрый латинский воин Тулл Гостилий [671–640 до Р. Х.], пошедший путем Ромула и потому называемый в легенде родственником его. Латинские поселяне делали набеги на римскую землю, римляне на латинскую; из этого возникли неудовольствия, потом началась и война между Римом и Альбалонгою. Войска встретились в пяти милях от Рима и готовились вступить в битву, но вместо того согласились, чтобы спор был решен поединком трех братьев Горациев с тремя братьями Куриациями. Храбростью и военной хитростью одного из Горациев победа была доставлена Риму, и Альбалонга покорилась римлянам.

 

Легенда о бое Горациев с Куриациями

Войска стояли в боевом порядке, готовые к сражению, говорит легенда, но, желая избежать излишнего кровопролития, согласились, чтобы спор был решен поединком: которая сторона победит на поединке, та будет господствовать над другой. И в том и в другом войске находилось по три брата, которые были все три близнецы; она были родственниками между собою, были равны летами и силой Они были избраны решить поединком судьбу Альбалонги и Рима. Войска стояли зрителями поединка. Когда избранные воины сошлись, говорит Ливий, и заблистали мечи, все вздрогнули; а пока не видно было, на какую сторону склонится победа, все стояла молча, затаив дыхание. Начался рукопашный бой, показалась кровь; двое из римлян, один после другого, упали мертвые, а все три альбанца были ранены. Римлянин, который оставался жив один, не был ранен и употребил хитрость. Чтобы разделить своих противников, он обратился в бегство, рассчитывая, что они будут бежать за ним не с равной быстротой, потому что раны их были неодинаково тяжелы. Так это и вышло. Оглянувшись через несколько времени, он увидал, что они бегут за ним на больших расстояниях друг от друга, и что один уж недалеко от него. Он бросился на этого переднего очень быстро и убил его, прежде чем другие подоспели; убив первого, он бросился на второго, победил и его; тогда уже почти не осталось сомнения в том, чем кончится бой. Третий, который от слабости едва мог держать щит, не устоял против ободренного победой римлянина, был убит, и смерть его решила, что Альбалонга должна покориться Риму. Радостно пошло домой римское войско. Впереди шел Гораций, неся оружие побежденных противников. Когда он подходил к Риму, встретила его у Капенских ворот сестра, девушка, бывшая невестой одного из Куриациев. Увидев на плече брата пеструю военную одежду жениха, которую ткала для него сама, она стала рвать на себе волосы, произнося с воплями имя своего жениха. Брат вспыхнул досадой на то, что сестра плачет о его победе, печалится при великой всеобщей радости; он выхватил меч и пронзил сестру со словами: «иди к твоему жениху, забывшая отечество! так да погибнет каждая римлянка, которая будет печалиться о смерти врага!» Сенаторов и граждан привело в ужас это дело, но убивший сестру оказал великую услугу родине. Впрочем все‑таки его предали суду. Но закону следовало его наказать смертью. Но старик отец со слезами просил не сделать совершении бездетным его, который еще так недавно был богат прекрасными детьми; сжалившись над отцом, народ, к которому Гораций обратился с просьбой о пощаде, избавил его от смерти, но в наказание за убийство осудил его пройти с закрытой головой под ярмо, – так называлось положенное на два стоячие копья третье копье.

Клятва Горациев

Клятва Горациев. Картина Ж.-Л. Давида, 1784

 

Поединок Горациев с Куриациями был одним из любимых преданий римлян. Старинные памятники в самом городе и за городом служили подтверждением этому сказанию. В Риме было ярмо сестры (Sororium tigillum), памятник древнейшего случая наказания за убийство по суду народа; был столб Горация (pila Horatia), на котором победитель повесил оружие побежденных; у Капенских ворот был надгробный памятник убитой сестры, – груда камней; на поле, где происходил поединок, были гробницы трех Куриациев и двух убитых Горациев: был ров, называвшийся Клуилиевым и считавшийся рвом, который был проведен кругом альбанского стана.

 

Разрушение Альбалонги

По договору, заключенному перед поединком, Альбалонга должна была теперь повиноваться Риму, и граждане её должны были ходить на войну вместе с римлянами под начальством римского царя. Но им, гражданам старейшего знаменитого города, тяжело было находиться в подчинении Риму, городу новому; их царь Меттий Фуфеций хотел коварством избавить Альбалонгу от обидного подчинения Риму. Он внушил гражданам Фиден и Вей идти войной на Рим. Тулл Гостилий пошел против них; вместе с римлянами шли и альбанцы под начальством своего царя. Когда началось сражение, Меттий Фуфеций отошел с своим войском на холм и смотрел, на чью сторону будет склоняться победа. Тулл Гостилий не смутился и закричал римлянам, что Меттий пошел в сторону по его приказанию, чтобы напасть сбоку на неприятеля. Благодаря этой находчивости царя, римляне не оробели и одержали победу. Неприятель обратился в бегство и потерпел большой урон. Тулл Гостилий совершил строгий суд над неверными союзниками. Он велел привязать Меттия Фуфеция к лошадям и разорвать по полам, погнав их в разные стороны, за то, что сердце его было предательски разделено между союзниками и врагами. Альбанцам он велел покинуть родной город и переселиться в Рим. При звуке труб, римляне разрушили Альбалонгу, оставив только храмы. На том месте, где стоял древний знаменитый город, остались теперь только храмы и груды развалин.

Легенда говорит, что альбанцы были поселены на Целийском холме, и что от переселения их число граждан Рима удвоилось, что поэтому Тулл Гостилий увеличил вдвое число всадников: прежде было три центурии, т. е. 300 человек всадников, теперь стало 600 человек. Многие знатные альбанские фамилии были приняты в число римских патрициев, как например: Юлии, Эмилии, Квинкции, Цецилии, Клелии; число сенаторов увеличилось и, сообразно тому, Тулл Гостилий построил для сената новое здание, Гостилиеву Курию.

 

Рим становится главой Латинского союза

Тулл потребовал, чтобы латины, признававшие Альбалонгу главою своего союза, признали теперь Рим получившим её права. Латины не согласились признать Рим главою своего союза, и Тулл начал войну с ними; она длилась много лет и кончилась тем, что был заключен договор, по которому Рим и латинские города вступили между собою в союз; обе стороны должны были иметь равные права; римляне могли свободно селиться в латинских городах, латины в Риме, браки между ними признавались полноправными. В пользу Рима кончилась и война с сабинянами, возникшая из-за того, что на празднике и ярмарке в роще сабинской богини Феронии были ограблены римские купцы. Но от продолжительных войн нравы римлян огрубели, религиозные постановления Нумы пришли в упадок; боги прогневались, царь для смягчения их стал совершать обряд, но не по должному порядку, и вместе с своим домом был сожжен молниею. Царствование его длилось 32 года.

 

Анк Марций

Анк Марций [639–616 до Р. Х.], которого легенда называет сыном дочери Нумы, пошел путем своего деда, восстановил религиозные обряды в их прежней чистоте и снова приучил народ к благочестивой жизни, к мирным занятиям земледелием и скотоводством. Но воинственные соседи нарушали мир его царствования. Латины, считая его миролюбие слабостью, вошли в римские владения и стали опустошать их. Анк Марций пошел на них, завоевал несколько латинских городов; жителей этих городов он переселил в Рим на Авентинский холм, который вместе с Мурцийской долиной присоединен был тогда к составу города. Счастливыми войнами со всеми соседями Анк Марций расширил границы государства; на западе они дошли до моря, и он построил в устье Тибра гавань Остию. В Риме он построил через Тибр мост на сваях, укрепил холм Януса (Яникул), на северном берегу реки, для охранения свободы судоходства по ней. При увеличении числа жителей от новых переселений, общественный порядок стал подвергаться более частым нарушениям, чем прежде, и Анк Марций построил темницу для обуздания беззаконий.

 

Исторические факты

Тулл Гостилий походит на Ромула, Анк Марций на Нуму; легенда выставляет на вид это сходство, ставя третьего царя в родство с первым, четвертого со вторым; очевидно, что мы еще остаемся на ночве вымысла; но личности третьего и четвертого царей менее мифичны, чем Ромул и Нума Помпилий. Кажется, что в преданиях о Тулле Гостилии и Анке Марции единственными историческими фактами должно считать разрушение Альбалонги и увеличение числа жителей Рима новыми переселенцами. Многие из ученых сомневаются в том, что Альбалонга была разрушена римлянами; они полагают, что народ, считавший Альбалонгу своею метрополиею, не захотел бы поступить с нею так; притом Рим и не мог иметь такого могущества, чтобы победить Альбалонгу. Нибур думает, что этот город разрушили латины, восставшие против его владычества над латинским союзом, и что жители его бежали в Рим. Мы уже говорили, что вероятно из них составилась третья триба старинного Рима, триба луцеров.

Предание говорит, что при Анке Марции возникло сословие плебеев. Мы не имеем причин сомневаться в том, что Рим завоевал тогда землю по левому берегу Тибра до моря, сделался важным торговым центром, стал вести торговлю и на море, что некоторые из старинных латинских городов были тогда разрушены, что часть их жителей была переселена в Рим, другая была оставлена на прежних местах в положении римских данников. От прилива новых переселенцев город расширился. Темница была построена над вырубленными в скале Капитолийского холма подвалами, которые уцелели до сих пор; сооружение этих подвалов, приписываемое одними известиями Анку Марцию, другими приписывается Сервию Туллию; впоследствии времени это подземное сооружение называлось водоемом Туллия (Tullianum), потому, как кажется, что римляне следующих столетий считали строителем подвалов Сервия Туллия.

 

2. Сказание о Тарквиниях.

 

Происхождение Тарквиниев

В царствование Анка Марция переселился из Тарквиний в Рим этрусский вельможа Лукумон с своею женою Танаквилою, которая имела дар узнавать по этрусским гаданиям будущее. Лукумон был сын коринфянина Демарата, принадлежавшего к одному из семейств коринфской аристократии Бакхиадов; подобно многим другим Бакхиадам, он бежал из родины от тирана Кипсела (II, 268); он приехал в Тарквинии, с которыми Коринф имел торговые связи, привез с собою огромные богатства и женился на девушке этрусского племени. Его сын не мог получить в Тарквиниях никакого правительственного сана, как человек иноземного происхождения, потому решился переселиться в Рим. Тут он нашел себе очень хороший прием, получил право гражданства и принял имя Луция Тарквиния. Он был человек храбрый, жил богато, был щедр и умен; потому и царь, и народ полюбили его. Умирая, Анк Марций вверил своих сыновей его заботе, но он стал искать царского сана для самого себя; сенат и граждане единогласно избрали его царем.

 

Тарквиний Древний (Старший)

Этот Тарквиний [615–578 до Р. Х.], которого римляне называют Старшим (собственно старым, priscus), был энергический государь. Латины, нарушив договор, заключенный с Анком Марцием, вторглись в римские владения. Тарквиний пошел на них, победил их в нескольких сражениях и завоевал много городов или восставших против Рима, или не бывших прежде подвластными ему: Корникул, Апиолы, Камерию, Крустумерий, Медуллию, Номент, Коллацию, несколько других. Еще большею опасностью грозила Риму война с сабинянами: эти храбрые горцы, перешедши Анион, неожиданно подступили к воротам Рима. Первое сражение с ними осталось нерешительным; но потом Тарквиний, пустив по реке зажженные плоты, зажег мост через нее; сабиняне смутились, видя, что путь отступления отрезан, были разбиты, принуждены просить мира и признать над собою власть Рима. Счастливо воевал Тарквиний и с этрусками; одержав над ними решительную победу при Эрете, он принудил этрусскую федерацию признать его своим главою и дать ему атрибуты этрусского царя. Таким образом, но римской легенде, Рим при Тарквинии Старшем был владыкою латинского союза, сабинского народа и этрусского союза. Очень деятельно Тарквиний Старший заботился и о внутреннем благоустройстве государства. Он установил справедливые отношения между старыми и новыми гражданами. Авгур Атт Навий не допустил его удвоить, как он хотел, число триб; но он удвоил число родов и всадников, из которых состояли трибы и центурии. Более всего проявил он свое царственное величие возведением громадных сооружений. Чтоб осушить болотистые низменности города, он построил подземные каналы для стока воды (клоаки); эти галереи – изумительная постройка необыкновенной прочности. В осушенной таким образом долине между первоначальным Римом Палатинского холма и Капитолийским холмом он отделил большой участок земли для площади народных собраний и рынка (Forum и Comitium), построил кругом его колоннады, роздал места желавшим построить лавки. Осушенный луг между Палатином и Авентином он выровнял и устроил на нем цирк: по окружности пространства, назначенного для игр, он для каждой курии определил место, на котором её сенаторы и всадники сделали себе подмостки смотреть на игры. После того каждый год в сентябрьские иды происходили в этом цирке «римские игры», великий праздник города Рима»; сначала этот праздник занимал только один день, потом стал длиться четыре дня. Главную часть его составлял бег колесниц; кроме того на нем давались простонародные спектакли комического содержания, были разные другие развлечения для народа, музыка, танцы. Последним великим сооружением, которое предпринял Тарквиний, было построение храма Юпитера Капитолийского; но он успел возвести только фундамент. Сыновья Анка Марция, досадовавшие на него за то, что он отнял у них престол, подослали убийц, переодетых пастухами, и Тарквиний был убит ударом секиры.

 

Сервий Туллий

Но сыновья Анка Марция обманулись в расчете воспользоваться смертью Тарквиния. Сервий Туллий [578–534 до Р. Х.], который, по преданию, был царский сын, родившийся в рабстве, и которого Тарквиний за его добродетели и дарования сделал своим зятем, получил престол, благодаря хладнокровию и сообразительности жены убитого царя, Танаквилы; народ радостно одобрил его выбор. Счастие чрезвычайно благоприятствовало ему, и легенда говорит, что богиня Фортуна любила его так, как никого из людей. – Итак, сыновья Анка Марция удалились в изгнание в город Суэссу Помецию, а сын рабыни сделался царем. В молодости он превосходил всех своих сверстников мужеством, но славу у современников и потомства заслужил он не военными подвигами, а делами мира. Он довершил многое из начатого Тарквинием Старшим. Он расширил и укрепил город, занимавший до него пять холмов: Палатинский, Капитолийский, Квиринальский, Целийский, Авентинский; он присоединил к ним Эсквилинский и Виминальский холмы; все это пространство, и мост на сваях, который вел на остров Тибра, и самый остров он обвел валом и стеною; таким образом он сделался основателем «семихолмного города». Еще важнее было то, что он дал государству новое устройство; эта реформа поставила его во мнении потомков наряду с Нумою. Как Нума создал религиозное благоустройство, так он создал гражданский порядок, положил основание свободе римского народа.

Сервий Туллий установил государственный порядок, по которому права граждан были приведены в соразмерность с возложенными на них обязанностями; этот порядок давал удобную организацию военной службе, платежу податей и подаче голосов в народном собрании. Сервий Туллий разделил город Рим и его владения на округи (regiones), a граждан распределил по размеру их имущества на классы и центурии. Эта новая организация разорвала прежние племенные и родовые корпорации имевшие религиозный характер, и соединила всех граждан (патрициев) и плебеев в одно государственное общество.

Кроме этих преобразований, о которых мы будем говорить ниже, Сервий Туллий, как рассказывает легенда, сделал многое другое для облегчения бедного сословия; он заплатил из своего царского имущества долги бедных людей, освободил должников, находившихся в рабстве у кредиторов, роздал неимущим земли, издал законы, ограждавшие бедных и слабых от притеснений.

Заботливостью о простолюдинах Сервий Туллий навлек на себя ненависть патрициев. Они задумали погубить его и нашли исполнителей своего злодейского умысла в самом семействе царя. Легенда рассказывает о смерти Сервия Туллия и о переходе царской власти к его зятю ужасающие подробности.

 

Легенда об убийстве Сервия Тарквинием

Сыновья Тарквиния Старшего Луций и Арунс были женаты на дочерях Сервия. Луций, способный на преступление, но решившийся на него не по внушению собственной воли, был женат на старшей дочери Сервия, женщине кроткой и богобоязненной; Арунс, человек честный и хороший, – на младшей сестре её, женщине бессовестной и свирепой. Младшая Туллия, досадуя на то, что старик отец живет слишком долго, презирала мужа за недостаток честолюбия и полагала, что он не будет оспаривать власти у брата, когда Сервий умрет; потому решила погубить и отца и мужа. Она уговорилась с Луцием, что он убьет жену, она – мужа, и тогда они вступят в брак; так они и сделали; они зажгли, как говорили римляне, свои свадебные факелы на кострах убитых. Возбуждаемый честолюбивою женой, Луций составил с недовольными патрициями заговор низвергнуть Сервия. Во время жатвы, когда очень многие граждане были в своих поместьях, или на своих участках, Тарквиний явился в сенат, надев на себя эмблемы царского сана и в сопровождении вооруженных людей. Услышав об этом, царь бесстрашно поспешил в Курию. Став у дверей зала, он обратился к Тарквинию с упреками; Тарквиний схватил слабого старика и столкнул его вниз по каменным ступеням лестницы. Верные друзья подняли окровавленного и разбитого падением Сервия, повели его во дворец; но на дороге слуги Тарквиния догнали их, умертвили Сервия; тело его осталось на улице. Туллия между тем с нетерпением ждала известия от мужа; у неё не стало силы дожидаться, она поехала в курию и поздравила мужа с царским саном; даже ему была ужасна её радость; он велел ей вернуться домой. На улице, по которой ехала она, лежало тело отца. Мулы попятились назад, правивший ими слуга тянул поводья, чтобы они отступали дальше, но она велела ему гнать колесницу через тело. Кровь брызнула на колесницу и на её платье. С той поры улица эта называлась Проклятой. – Ночью немногие верные слуги унесли тело Сервия за город; Тарквиний, боясь ожесточения народа, не решился допустить, чтобы тело было несено обыкновенным путем похоронных процессий через форум. По уничтожении царской власти, римские плебеи все продолжали праздновать день рождения царя, любившего народ.

 

Тарквиний Гордый

Таким образом Тарквиний, прозванный Гордым (Superbus, «Надменным») [534–509 до Р. Х.], злодейски взошел на принадлежавший его отцу престол при содействии своих соумышленников патрициев; он не спрашивал согласия народа или сената и удерживал за собою власть деспотическими мерами. Он отменил все права, данные народу Сервием, запрещал гражданам собираться на религиозные праздники, отменил равенство граждан, восстановил отдачу в рабство за неуплату долгов, облагал богатых плебеев произвольными налогами, а бедных брал на работу, давая им лишь ничтожную плату и скудный прокорм. Многие в отчаянии лишали себя жизни; чтобы удержать от этого других, Тарквиний велел распинать тела самоубийц на кресте; боязнь подвергнуться такому позору действительно удерживала граждан от самоубийства. Повсюду у Тарквиния были шпионы, и народ трепетал их доносов.

Патриции сначала радовались тому, что у плебеев отняты права, но скоро почувствовали и на себе тяжелую руку Тарквиния. Подобно греческим тиранам, он составил себе отряд телохранителей и, опираясь на них, стал владычествовать по произволу. Он начинал войну и заключал мир, вступал в союзы с другими государствами, не спрашивая советов сената, не предлагая дела на согласие народа; он судил процессы самовластно и, пользуясь своим правом верховного судьи, казнил или изгонял враждебных или подозрительных ему сенаторов и других патрициев. Имения осужденных он конфисковал; на место погибших сенаторов он не назначал новых.

 

Тарквиний покоряет латинов и расширяет владычества Рима

Тарквиний Гордый правил произвольно и жестоко, но дал римскому государству такой блеск, такое могущество, каких не имело оно прежде. Он приобрел большое влияние на латинский союз через своего зятя Октавия Мамилия, господствовавшего в Тускуле, и заставил латинов признать над собою власть Рима. Турн Гердоний, отклонявший латинов от вступления в союз с Тарквинием, был лживо обвинен им в измене родному городу Ариции, был осужден своими согражданами на смерть и утоплен в Ферентинском источнике. Город Габии после долгого сопротивления был покорен Тарквинием при помощи предательства. Секст Тарквиний, младший из сыновей царя, приехал в Габии и сказал, что он ушел от отцовских жестокостей, следы которых показал на своем теле; скоро он приобрел доверие граждан, по совету отца, убил или изгнал важнейших людей города, роздал их имущества простолюдинам, приобрел себе этим усердных приверженцев и, упрочив свою власть, отдал город отцу. Таким образом Лациум был принужден покориться Риму, и римский царь получил право заведовать праздником латинского союза. В храме Юпитера Латинского на Альбанской горе, когда совершался праздник латинского союза, приносил теперь в жертву быка римский царь от имени всех латинов и раздавал латинским городам куски мяса этой жертвы.

Герники и некоторые города вольсков тоже были принуждены покоиться Риму. Взяв богатый вольсский город Суэссу Помецию, Тарквиний продал в рабство всех его жителей и десятую часть добычи употребил на построение Капитолийского храма. Судьба Суэссы Помеции распространила ужас, и некоторые другие города вольсков подчинились Тарквинию. Отняв у них часть земли, Тарквиний основал на ней две колонии, Сигнию и Цирцеи, которые стали оплотами его власти.

 

Сооружения Тарквиния

Расширяя границы своего государства, Тарквиний делал в Риме громадные сооружения, чтобы этот город стал достойною столицею его царства. Он докончил сеть подземных водостоков, проложив главную галерею для спуска воды (Cloaca maxima): она была сложена из громадных туфовых камней без цемента и шла полукругом до самого Тибра; он достроил начатый отцом, храм на искусственно выровненной вершине Тарпейского холма; народ был принужден давать деньги на эту постройку, или сам работать над ней. Старинные боги, жертвенники и священные ограды, которые стояли тут со времен Тация, должны были уступить свои места под храм трех верховных божеств; спрошенные о том, согласны ли они на это, все они кроме двух выразили согласие благоприятными знамениями; но бог Термина, и богиня молодости (Juventus) не согласились уйти со своих мест; потому их святилища были оставлены среди сооружений нового храма, и отказ их был предзнаменованием; что молодость римского государства не увянет и границы его не подвинутся назад, пока первосвященник с весталками будет всходить для служения богам на Капитолий.

Название Капитолия, которое стали носить храм и самый холм, легенда производит от чудесного знамения: когда копали рвы для фундамента храма, то нашли в глубине человеческую голову, из которой еще текла кровь; это было предзнаменованием, что Рим будет главою Италии и всего света.

Храм был построен на высоком фундаменте в этрусском стиле. Его святилище имело три отдела; со стороны, обращенной к форуму, он имел колоннаду. Он сделался центром государственной и религиозной жизни Рима. В нем хранились драгоценнейшие святыни и важнейшие государственные документы; в нем происходили важнейшие торжества и совершались важнейшие государственные дела. В подземном склепе его хранились сивиллинские книги, пророчества сивиллы кумской, писанные на греческом языке; Тарквиний купил их за дорогую цену у неизвестной старухи, которая во время торга два раза сожигала часть их, так что уцелело меньше, чем погибло. Эти книги пророчеств пользовались чрезвычайно важным значением в римской государственной жизни. Во всех затруднительных случаях жрецы и истолкователи, хранившие их, справлялись с ними по повелению сената; они должны были соблюдать строжайшее молчание о том, что прочли; за нарушение тайны они подвергались наказанию, установленному для отцеубийц и осквернителей храмов.

 

Изгнание Тарквиния

Счастие благоприятствовало Тарквинию, но злодейство, которым приобрел он власть, требовало отмщения, и блеск царствования не искупал страданий народа, угнетенного самовластием Тарквиния. Казни и изгнания сенаторов и других граждан, тяжесть налогов, обременительность походов и работ, к которым принуждал он плебеев, порождали недовольство во всех сословиях, и наконец злодейство, совершенное Секстом Тарквинием, младшим сыном царя, произвело восстание: Секст Тарквиний обесчестил безукоризненную женщину Лукрецию; она убила себя, и народ решился изгнать все семейство злодеев. Два родственника царя – Луций Тарквиний Коллатин, муж Лукреции, и его друг Луций Юний, считавшийся идиотом и потому названный Брутом (глупцом), поклялись над телом Лукреции отмстить за нее, призвали в Коллации и в Риме народ к свободе, к низвержению деспотизма. Царь, осаждавший в это время Ардею, сильную горную крепость рутулов, услышав о восстании, пошел с войском на Рим; но ворота города были заперты, римляне не впустили его, народное собрание объявило его лишенным царской власти, и он вместе с сыновьями принужден был удалиться в изгнание. Его родные и приверженцы последовали за ним. «Не кровожадность», – говорит Нибур, – «и не алчность тиранов древности была самым ужасным для их подданных качеством их самовластия; ужаснее всего было то, что женщина, или девушка, на которую обращалась их беззаконная страсть, не могла спастись от бесчестия ничем, кроме смерти». Тарквинии переселились в Цере. Там найдена теперь их гробница.

 

Легенда о Бруте и смерти Лукреции

Легенда рассказывает о низвержении тирана и об изгнании царского рода следующие подробности, прикрашивая факты вымыслом: Тарквиний, встревоженный дурными снами и предзнаменованиями, послал своих сыновей Тита и Арунса в Дельфы вопросить оракула. Для развлечения в пути он дал им двоюродного брата их, Луция Юния Брута, который считался дураком, а на самом деле только притворялся глупым для того, чтобы избежать подозрения свирепого тирана. Получив ответ оракула на вопрос отца, дети Тарквиния вопросили Аполлона и о своей судьбе; оракул сказал им, что Римом правит будет тот, кто при возвращении первый поцелует свою мать. Братья согласились между собою поцеловать свою мать в одно время и царствовать вместе. Когда корабль возвратился в Италию, Брут, вышедши на берег, упал, как будто случайно, и незаметно для других поцеловал землю, общую мать всех. Через несколько времени римляне осадили рутульский город Ардею; осада была продолжительна; находившиеся в стане сыновья царя и их двоюродный брат Тарквиний Коллатин, бывший под властью Рима царем маленького города Коллации, однажды заспорили между собою о женщинах, добродетельны ли они, и решили поехать ночью посмотреть, что делают их жены без мужей. Они поехали в Рим и нашли жен царских сыновей за роскошным ужином пирующих, увенчанных цветами и пьющих вино; из Рима они проехали в Коллацию и нашли Лукрецию сидящей со своими служанками и прядущей вместе с ними шерсть. Она в своей простой одежде была так прекрасна, что возбудила сладострастное чувство в Сексте Тарквинии. Задумав гнусное дело, он на следующий день приехал в Коллацию и по праву родства остановился в доме своего двоюродного брата; Лукреция приняла его с родственной приветливостью. Ночью, когда все спали, он взял оружие, вошел в её комнату и угрозою убить ее и обвинить в измене мужу принудил ее отдаться ему. На следующее утро она послала за отцом и мужем, сообщая им, что должна рассказать им об ужасном деле. Лукреций приехал с Публием Валерием, который впоследствии заслужил себе имя Попликолы, Коллатин приехал с Брутом. Лукреция рассказала о том что Секст Тарквиний обесчестил ее, потребовала, чтоб отец и муж отмстили за нее и вонзила в грудь себе кинжал. Брут увидел, что теперь ему пришло время сбросить с себя притворство, схватил окровавленный кинжал и, подняв его вверх, произнес клятву смертельной вражды к злодеям, царю и его сыновьям. Над телом Лукреции был заключен союз мщения. Отец, муж, Валерий и Брут вынесли тело на площадь народных собраний; граждане Коллации прониклись негодованием и объявили, что восстают против царя и его сыновей. Взяв оружие, они пошли с телом Лукреции в Рим. Граждане Рима были также возмущены злодейством. Брут, бывший начальником конницы, созвал по праву своего сана народное собрание и пламенною речью возбудил народ к мщению. Патриции и плебеи прониклись одним чувством. Народное собрание постановило, что царь лишается власти и вместе со своим родом изгоняется. Туллия бежала из Рима; народ дал ей свободу уйти, предоставляя теням убитых мстить ей.

Брут и Коллатин клянутся отомстить Тарквинию Гордому

Клятва Брута. Картина Ж.-А. Бофора, 1771

 

 

Исторические факты

С именем Тарквиниев соединены блестящие военные подвиги, великие сооружения для красоты или пользы города, но и мрачные воспоминания о деспотизме и злодействе. В их действиях заметен значительный прогресс государства сравнительно с прежним состоянием, более высокая образованность, более обдуманная политика. Они дали царской власти неограниченную силу, окружили себя блеском, улучшили государственное устройство полезными преобразованиями, стремились уничтожить преграды, которыми были разделены племена, объединить все население государства; они возвели в Риме удивительные постройки, свидетельствовавшие потомкам об их могуществе, дали римскому народу преобладание над соседями, расширили государство далеко за прежние его пределы. При них Рим стал главою латинского союза; торговый договор с Карфагеном, заключенный в последний год существования царской власти, доказывает, что Рим умел воспользоваться господством над латинами, завел морскую торговлю и охранял интересы союзников, словом, мы видим, что республика получила от Тарквиниев блестящее наследство; но скоро она утратила его.

Легенда характеризует разницу трех последних царей от прежних, давая им этрусское происхождение. Но исследования нынешних ученых показали, что предание, о коринфском и этрусском происхождении Тарквиниев несогласно с фактами; очевидно и неправдоподобие того, чтобы иностранец, переселившийся в Рим, мог, при законных наследниках престола, получить сан царя но свободному выбору римского народа, который никогда не допускал иностранцев до участия в своем правлении. Но как бы мы ни думали об этрусско‑греческом происхождении Тарквиниев, можно считать вероятным, что при них проникло в Рим сильное влияние греческих знаний и технических искусств, что они, подобно греческим тиранам, современниками которых были, желали прославить свое имя величественными сооружениями, введением блестящего богослужения, великолепных праздников и с тем вместе хотели улучшить положение низшего сословия. В частности должно полагать, что последний Тарквиний находился в близких сношениях с Аристодемом, тираном кумским. Сближению римлян с греческими колониями Южной Италии должно, вероятно, приписывать большую часть тех нововведений, которые произведены были в Риме при Тарквиниях и оказали очень сильное влияние на ход развития римского народа. Знакомство с греческими понятиями возбудило в римлянах и новые политические стремления. Реформы Сервия Туллия имеют совершенно тот же характер, как законы Солона, введенные в Афинах незадолго перед тем. Тарквиний Гордый совершенно похож на греческих тиранов. Предание говорит, что при Тарквиниях римляне научились писать, что Тарквиний Гордый ввел в Риме культ Аполлона, получил книги от жрицы и пророчицы Аполлона, Сивиллы кумской, что он посылал в Дельфы приношения, отправлял туда послов, что при Тарквиниях римляне начали изображать в человеческом виде богов, которых прежде чтили только в символах, что древнейшая статуя Дианы, вырезанная из дерева и поставленная на Авентинском холме, была сделана при Сервии Туллии и что она была копиею со статуи Артемиды эфесской. Римская система мер и весов была основана на греческой. Древнейшие римские сооружения, какие мы знаем по остаткам гробниц, ворот, городских стен, обнаруживают влияние греческой архитектуры. Вероятно, под влиянием Греции римляне перешли от старинных италийских деревянных построек к постройкам из камня. Эти и другие факты и соображения показывают, что Рим и весь Лациум во время Тарквиниев имел деятельные сношения с греческими колониями в Южной Италии, с фокеянами Массилии и Велии (II, стр. 387 след.), принял от них многие элементы культуры, религиозные обычаи и мифы. Вероятно, слишком увлекаются скептицизмом те ученые, которые в легендах о греко‑этрусском происхождении Тарквиниев и о сношениях Рима с греками видят только попытки римлян позднейшего времени внести греческий элемент в римскую историю.

В своем стремлении улучшить положение простолюдинов и приобрести в них опору против аристократов, Тарквинии также подражали греческим тиранам, своим современникам (II, 264 след.). Тарквиний Старший не мог сокрушить в Риме силу аристократии, как сокрушили ее в Коринфе Кипселиды; он должен был ограничиться тем, что ввел новые фамилии в состав прежних племенных триб, и эти новые патриции остались на первое время не имеющими такого почета, как прежние; в особенности не имели они, как должно думать, религиозных прав, соединенных с древним происхождением. С введением новых родов в племенные трибы было удвоено число всадников и были назначены сто новых сенаторов, так что сенат с той поры состоял из 300 членов (по 100 членов от каждой трибы); было увеличено и число весталок: прежде было их четыре, с этой поры стало шесть.

 

Важнейшим нововведением Тарквиниевского времени была

 

Реформа Сервия Туллия

 

Сервий Туллий


Сервий Туллий

Трибы и курии

Чтобы уравнять права прежних и новых граждан и тех поселенцев, которые не имели гражданских прав, чтобы соединить все эти разряды жителей в одно гражданское общество и дать лучшую организацию войску, Сервий Туллий распределил, как говорит предание, римский народ на группы не по религиозным или родовым связям, а по месту жительства и по размеру имущества. Он разделил город Рим и его владения на округи (regiones), которые назвал трибами, как назывались прежде племенные группы. Известия о числе триб, установленных им, неодинаковы; но большинство древних писателей говорит, что он разделил государство на четыре городские трибы и 26 сельских. Трибы разделялись на части менее крупные, которые в городских трибах назывались, vici, а в сельских pagi. Каждый из этих мелких участков, вероятно, имел общее святилище, и в богослужении этого святилища участвовали, вероятно, не одни патриции, но и плебеи. Жители каждого округа образовали особую общину, имевшую своего правителя, который вел списки жителей и их поземельных имуществ, домов и другой их собственности; по этим спискам производились набор войска и распределение налогов.

В состав триб входили все римские граждане, имевшие земельную собственность. Прежде полагали, что распределение по трибам относилось только к плебеям, а патриции не принадлежали к трибам. Это ошибка, поводом к которой послужил тот факт, что впоследствии, когда был учрежден сан народных трибунов, плебеи были созываемы трибунами в народные собрания, в который не допускались патриции (concilia plebis); в этих собраниях плебеи группировались по трибам. Но были собрания, которые созывались патрицийскими сановниками (comitia tributa); в этих собраниях участвовали все граждане, плебеи и патриции. Было также мнение, что членами курий были только патриции и что собрание народа по куриям (comitia curiata) состояло из одних патрициев; относительно исторических времен это мнение ошибочно: только в глубокой древности могло быть так.

 

Центурии

Распределение всех граждан по трибам ввело в состав государственной общины плебеев (plebs, plebes), между которыми прежде того не было государственной связи. С тем вместе Сервий Туллий предоставил им политические права, участие в законодательной и правительственной власти, установил размер их участия в отправлении военной службы и платеже налогов. Он разделил всех граждан государства, патрициев и плебеев, по размеру их имущества (по их «цензу») на пять классов, а классы подразделил на центурии, общее число которых было 193; при этом распределении, права и обязанности каждого были соразмерны его имуществу, и ни один гражданин не был совершенно исключен от участия в политических правах. Патриции были вообще богаче плебеев, потому их положение было привилегированное, но зато они платили больше налогов, и обязанность военной службы лежала на них в большем размере; небогатые люди имели меньше влияния на политические дела, но зато военная повинность и подати ложились на них легче; притом, улучшая свое экономическое положение, они увеличивали и свои политические права. Шестой класс, состоявший из людей, не имевших земельной собственности, не пользовался политическим значением, потому что голоса в народном собрании собирались по центуриям, начиная с высшего класса, постепенно переходя ко второму классу и т. д.; и как скоро образовалось большинство, следующие центурии оставались не спрошенными; но зато люди, не имевшие земельной собственности, были свободны от налогов и военной повинности. Они назывались capite censi (внесенные в список только по именам, а не для платежа налогов); один из разрядов этого шестого класса составляли «пролетарии», т. е. люди небогатые, но владевшие имуществом достаточным для воспитания детей.

По распределению граждан на центурии, политическое влияние совершенно сосредоточивалось в руках богатого сословия. Первый класс разделялся на 80 центурий, кроме того из богатых людей состояли 18 центурий всадников; таким образом центурий первого класса вместе с центуриями всадников образовали большинство голосов; а когда все они вотировали в одном и том же смысле, то очередь подачи голосов вовсе и не доходила до граждан остальных классов. К первому классу принадлежали граждане, земельная собственность которых была оценена в сумму не менее 100.000 ассов (несколько более 20000 рублей) или, по счету греческих историков, 100 мин; 2, 3 и 4 классы имели каждый по 20 центурий, наименьший ценз был во втором классе 75.000 ассов (75 мин), в третьем 50.000 ассов (50 мин), в четвертом 25.000 ассов (25 мин). Пятый класс состоял из граждан, чье земельное имущество простиралось от 11.000 до 25.000 ассов; он имел 30 центурий. При всем неравенстве политического влияния граждан разных классов, распределение их по центуриям было важным шагом к соединению патрициев и плебеев в одно государственное общество, потому собрания народа по центуриям считались в исторические времена истинными собраниями всего народа. Распределение граждан на центурии, приписываемое Сервию Туллию, осталось навсегда основною формою политической деятельности римского народа. Но должно полагать, что с течением времени были производимы сообразные с переменами обстоятельств изменения в числе триб, классов, центурий и в цифрах ценза, по которым граждане делились на классы.

Остатки стен Сервия Туллия в Риме

Остатки стен Сервия Туллия в Риме. Рисунок конца XIX века

 

 

Организация войска

Главною целью преобразования, приписываемого Сервию Туллию, было не соединение патрициев и плебеев в одно политическое общество, а улучшение войска, увеличение числа его распространением обязанности военной службы на плебеев. Прежде воинами были только патриции, выводившие с собою подвластных им людей (клиентов); только на патрициях лежала и обязанность давать взнос (tributum) на надобности государства; теперь эти обязанности были распространены на всех «зажиточных людей» (locupletes); землевладельцы сделались плательщиками налога (assidui); в этом отношении было все равно, патриции ли они, или плебеи. Военная повинность из личной сделалась имущественной. Все граждане первых пяти классов были обязаны нести военную службу с 18 до 60 лет; младше (до 46 лет) ходили в походы, а люди старше 46 лет были обыкновенно оставляемы для защиты города. Граждане первого класса были обязаны служить тяжеловооруженными воинами, и назывались по преимуществу обязанными к военной службе (classici). Граждане следующих четырех классов служили в разных разрядах пехоты, не имевших полного тяжелого вооружения. Граждане двух последних классов служили в отрядах легкой пехоты, были мастеровыми и музыкантами при войске, а некоторые из них шли с войсками, как заместители, adcensi, безоружные velati; они пополняли убыль в рядах войска от болезней и сражений, получая вооружение занемогших, или убитых.

 

Всадники

Общая численность пехоты во времена последних царей обыкновенно составляла, вероятно, до 20.000 человек. Плебеи могли быть в пехоте начальниками мелких и даже крупных тактических единиц, центурионам и военными трибунами. Из самых знатных и богатых землевладельцев составлялась конница. По реформе, приписываемой Сервию Туллию, число её было увеличено. Первоначально было 300 всадников (по 10 от каждой курии). Тарквиний Старший удвоил их число; по реформе Сервия Туллия считалось 18 центурий, т. е. 1800 человек. Они не получали жалованья, но лошадей и продовольствие для лошадей давало им государство. Этот расход покрывался налогом, который должны были платить вдовы и незамужние женщины, имевшие земельную собственность, сироты и бездетные старики, имевшие ее.

С течением времени число всадников подвергалось большим изменениям; и всегда был нужен для поступления в их сословие довольно большой имущественный ценз. Те всадники, которые растратили свое имущество, провинились чем-нибудь на военной службе, или держали себя дурно в частной жизни, были исключаемы из своего почетного сословия при смотрах. Впоследствии старинные всаднические фамилии составили главный элемент того всаднического сословия, какое образовалось при развитии римского могущества. Это позднейшее всадническое сословие состояло из богатых людей, которые соединялись в коммерческие товарищества, брали на откуп подати и налоги (такие откупщики назывались publicani); другие товарищества всадников брали на себя подряды, постройки и пр. Со времени Гракхов всадникам была передана и обязанность судей. Но нести военную службу в коннице они перестали с той поры, как в Риме сформировалось постоянное войско.

 

Латинский союз

Сервию Туллию легенда приписывает устройство внутренних дел государства, распространение политических прав на плебеев, улучшение военной организации; о Тарквинии Гордом она говорит, что он расширил границы государства, заключил союзы, увеличившие могущество Рима, возвел громадные сооружения. При пяти первых царях город Рим охватил все семь холмов той местности, на которой возник, покорил маленькие государства на Тибре и Анионе (города Антемны. Крустумерий, Корникул, Ценину, Камерию, Коллацию) и более значительные города Фидены и Альбалонгу, сделался главным рынком той части Италии. Последний царь принудил все латинские города, в том числе и Габии заключить с Римом договоры, по которым они признали Рим главою латинского союза. Весь латинский союз должен был принимать участие во всех войнах Рима, и граждане любого города имели право селиться во всех других городах союза. Но в делах, которых не касались союзные обязанности, каждый город сохранял свое независимое управление, и отрядами союзников начальствовали собственные их полководцы. Для разбора тяжб между гражданами разных городов союза, или между римлянами и латинами был особенный суд, состоявший из латинов и Римлян; члены этого суда назывались восстановителями прав (recuperatores). Общим святилищем римлян и латинов был храм Дианы на Авентинском холме, богатом родниками и густыми рощами. Там ежегодно собирались на союзный праздник латины и римляне. С праздником была соединена ярмарка. В это же время происходили и заседания союзного суда. Союзный храм поa name=льзовался священным правом убpежища.

 

Договор с Карфагеном (509 г. до Р. Х.)

По словам Полибия, римляне заключили [509] с карфагенянами торговый договор очень скоро по изгнании Тарквиния, – в том же самом году. Но вероятно он был заключен несколько позднее, во время войны римлян с латинами и другими соседями. Он постановлял, что римляне не должны плавать дальше «прекрасного мыса» (ныне называющегося мысом Боном); что если их корабли будут занесены бурею или загнаны преследованием врагов дальше этого мыса, то имеют право делать лишь те закупки, какие нужны на продовольствие и жертвоприношения; карфагеняне с своей стороны обязывались не строить крепостей в латинской земле и не делать никакого вреда латинским городам, находящимся под властью Рима, и в частности приморским городам Лавренту, Ардее, Анцию, Цирцеям, Анксуру. На этих условиях римляне и карфагеняне установили дружбу между собою от своего имени и от имени своих союзников.

 

Общий вывод

История римских царей, кончающаяся изгнанием Тарквиния, страдает непримиримыми внутренними противоречиями и в содержании своем, и в хронологии; это неоспоримо. Римские цари должны быть признаны мифическими лицами, представителями главных фазисов развития римского государства в первые времена его существования; они – лишь олицетворения главных фактов первоначальной римской истории тех времен, когда соединились в один город разные поселения на холмах римской местности. Совершенно невероятно то, что семь царей, которые вступали на престол уже возмужавшими людьми и из которых только два умерли естественною смертью, царствовали все по нескольку десятков лет, так что сумма их царствований составляла 240 лет, или 244 года. Сколько времени длился период правления царей, кто были они, в каком порядке шли факты, мы не можем определить с достоверностью. Мы должны довольствоваться общими понятиями об устройстве римского государства, какие можно извлечь из преданий о временах царей, или какие мы можем составить себе по событиям позднейшей эпохи. В следующем отделе мы дадим очерк этих сведений на основании трудов Нибура и новейших ученых. Кто были лица, давшие Риму его учреждения, мы не может определить. Имена царей, передаваемые нам легендою, служат в ней только рамками, которыми объединяются факты известного разряда: в этих именах так же мало достоверности, как и в поэтических рассказах, которыми вымысел позднейшего времени украсил события, нанизанные на эти имена. Блеск времен римских царей, и в особенности Тарквиниев, похож на отблеск зари, в котором сливаются очертания предметов на краю горизонта.

История царей, говорит один из новейших исследователей, Ине, не основана ни на документах, ни даже на народном предании; она составлена во времена сравнительно поздние и составлена посредством, сознательных вымыслов искусственным образом. Она – ряд опытов дать историческое объяснение тому, как возникли политические учреждения, религиозные и общественные обычаи, объяснить имена местностей, построение храмов или других зданий и придать определительность туманным мыслям народа о старине. В те чуждые критике времена, не колеблясь, относили к эпохе царей все, что казалось принадлежащим старине, и легковерие помогало вымыслу. Ине доказывает, что «изгнание Тарквиниев не было только переменою формы правления, превращением монархии в республику; оно обозначает собою восстание латиносабинского народа против этрусков, которые несколько времени владычествовали над Лациумом».

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Просьба делать переводы через карту, а не Яндекс-деньги.