Возникновение Ахейского союза

Совершенно иной характер имел образовавшийся в царствование Антигона Гоната ахейский союз, последняя свежая ветвь, выросшая на иссыхавшем дереве греческой свободы.

С древнейших времен 12 городов Ахайи находились между собою в союзе, связь между членами которого была впрочем очень слаба. Собрания ахейского союза происходили при храме Зевса Амарийского, находившемся в области города Гелики. Это был один из тех союзов для общего богослужения, основанием которых было племенное родство; в Греции существовало много таких союзов, связью между членами которых было общее служение племенным богам по старинному обычаю. Политическая самостоятельность членов этих союзов не была ограничиваема ничем. Ахайя не имела важного влияния на общий ход военных и политических дел в Греции, но она славилась хорошей нравственностью своих граждан, согласием, порядком, мягким характером правления, сохранявшего старинные формы. Колонии, основанные ахейцами в Южной Италии – Кротон, Сибарис, другие города, свидетельствовали своим богатством и блеском о даровитости и энергии ахейского племени. Остальная Греция так уважала честность простых и трудолюбивых жителей маленькой приморской области, что главные государства Греции после битвы при Левктре отдали на их решение свои споры. Македонские цари разрушили ахейскую федерацию. Они коварно ссорили ахейские города одни с другими и, пользуясь их раздорами, послали в них свои гарнизоны, подавили их свободу. Но в ахейцах остались воспоминания о прежних счастливых временах; воспользовавшись упадком могущества Македонии от нашествия кельтов, четыре ахейские города Дима, Патры, Тритея и Фары прогнали [280 г.] македонские гарнизоны, вступили между собою в союз, обещались помогать друг другу против внешних и внутренних врагов и повиноваться решениям союзного правительства. Через пять лет после того присоединился к союзу Эгий; после погибели Гелики (II, 11, 867), священный округ храма Зевса Амарийского стал принадлежать этому городу, потому он занял первое место в союзе. Вскоре присоединились к союзу: Бура, граждане которой убили владычествовавшего над ними тирана, Киринея, тиран которой, боясь такой же судьбы, сам отказался от власти, Пеллена, Леонтий, Эгира.

Ахейский союз

Ахейский союз на карте Греции эллинистической эпохи

Источник изображения

 

Ахейцы не хотели, чтоб их города, имевшие демократическое правление, утратили свою независимость, но они соединились в плотную федерацию, дав значительную власть союзному правительству. Союзные города избирали Комитет десяти заведующих Народными делами (десяти дамиургов); членами этого комитета были также союзный военачальник (стратег) и государственный секретарь (grammateus); комитет заведовал внешними и внутренними делами союза. Сначала было два стратега, но потом ахейцы стали назначать только одного·, и с той поры стратег был главным правителем союза. Он был избираем на год, но можно было избирать прежнего стратега и на следующий год. Этот сановник имел большую власть по всем делам и военным и гражданским. Когда решили назначить одного стратега, то на первый год в этот сан избрали Марга киренейского. Государственный секретарь вел сообразно решениям дамиургов переписку с другими государствами, заведовал делами внутреннего управления и судопроизводства.

 

Стратег Арат Сикионский

Восстановленный ахейский союз имел лишь узкое областное значение, пока Арат сикионский не присоединил к нему свой родной город; под влиянием Арата, союз проникся стремлением избавить Грецию от унижения, в каком находились она при своей разрозненности, пробудить в греках патриотизм, соединить их, восстановить могущество Греции.

Сикион сохранил свой блеск и под македонским владычеством. Область его была покрыта садами, нивами, зажиточными селениями; прекрасная гавань Сикиона была наполнена торговыми судами; великолепные здания и множество произведений искусства свидетельствовали о богатстве и образованности граждан. Но раздоры, коварно возбуждаемые македонянами, подрывали основания этого счастливого положения дел. Из раздоров возникло междоусобие и Сикион подпал под владычество тирана. Клиний, знатный и богатый гражданин, твердый патриот, был убит [264 г.] в борьбе против тирана Абантида. Большой опасности подвергался и его сын, семилетний ребенок, Арат, во был увезен в Аргос; там он вырос у друзей своего отца, стал крепким юношей, искусным в гимнастических упражнениях. Между тем его родной город переходил из‑под власти одного тирана под власть другого, лучшие граждане его были казнены или изгнаны; наконец тираном стал свирепый и развратный Никокл. Арат прожил в Аргосе тринадцать лет в обществе богатых и образованный друзей своего отца и многих сикионских граждан, бежавших в Аргос от преследований тирана. Сикионские эмигранты с надеждой смотрели на сильного, ловкого юношу, смелого и осмотрительного, горевшего желанием освободить родину и отметить за убийство отца. Он хитро умел обмануть шпионов тирана, показывая вид, будто проводит время в легкомысленных удовольствиях.

Когда Арату показалось, что настало удобное время для попытки, освободить родной город, он пошел из Аргоса с несколькими эмигрантами и отрядом наемников. Ночью они перелезли через стену, обезоружили застигнутых врасплох телохранителей тирана и при наступлении утра стали призывать граждан к свободе. Никокл бежал; дворец его разграбили и сожгли, остальные богатства его конфисковали. Таким образом, без всякого кровопролития освободился Сикион. Но городу грозили новые смуты: изгнанники, число которых простиралось до 600 человек, воротившись, потребовали, чтоб им были возвращены их имущества, составлявшие очень большую сумму и давно перешедшие в другие руки. Чтоб иметь опору против раздоров, Арат убедил сикионцев присоединиться к ахейскому союзу [251 г.] на равных с другими членами правах; они согласились, хотя были дорийцы. Арат поехал в Александрию и выпросил у расположенного к нему Птолемея большую сумму для того, чтобы раздать ее возвратившимся эмигрантам; благодаря тому, раздоры прекратились,

Арат приобрел большую славу своими осторожными и успешными делами на пользу родины; при том он оказал ахейскому союзу большую услугу, присоединив к нему важный торговый город; это проложило молодому государственному человеку дорогу к высшим союзным должностям; но он скромно предпочел начать свою службу с самых первых ступеней: он сначала только поступил в ахейскую конницу. Но через шесть лет он уже был избран стратегом [245 г.] и потом до самой своей смерти был избираем в этот сан почти каждый год. Человек, светлого ума, получивший образование в духе тогдашней патриотической философии, Арат направил свою деятельность к той высокой цели, чтобы соединить весь Пелопоннес под гегемонию ахейцев. Он поставил основным принципом федерации равноправность всех членов союза и не хотел стеснять самостоятельность их в управлении внутренними делами. Всем гражданам союза без различия по имуществу и сословию была открыта дорога ко всем союзным должностям; тем из присоединявшихся государств, учреждения которых были неодинаковы с ахейскими, предоставлялась свобода сохранить прежнюю форму правления.

 

Устройство Ахейского союза

Устройство ахейского союза, постепенно выработавшееся под, влиянием Арата, сохранило характер умеренной демократии; союз остерегался вмешиваться во внутренние дела составлявших его государств, оставлял неприкосновенными их привычки, правительственные учреждения и религиозные особенности, щадил самолюбие и предрассудки, но стремился осуществить идею национального единства и поставил ее под покровительство религии; союзное правительство приводило в исполнение волю народного собрания; была введена система одинаковых мер и весов, чеканилась одинаковая монета, были установлены общие торговые законы. Божествами покровителями союза были Зевс Собиратель и Деметра Всеахейская, древняя таинственная богиня города Згия, имевшая на голове победный венок; этим божествам были даны новые аллегорические эпитеты «Собиратель» и «Всеахейская», в руку Зевса было вложено поднятое копье, Деметра была украшена венком победы. Верховный жрец совершал служение этим божествам союза; на союзной монете были их изображения. В роще при храме Зевса сходилось народное собрание союза, приносило жертвы, молитвы и совещалось о делах.

Верховная власть по выработавшимся при Арате учреждениям ахейского союза принадлежала собранию ахейского народа; оно сходилось два раза в год весною и осенью на прежнем месте у храма Зевса близ Эгия. В нем могли участвовать, могли говорить речи, имели право голоса все свободные граждане, достигшие 30‑летнего возраста. Голос подавался, вероятно, каждым гражданином; некоторые ученые полагают, что каждый город, каждое местечко, имели по одному голосу, каково бы ни было число граждан той или другой общины; но едва ли это было так. Совещаниями руководили союзные сановники; но правилам, определенным с точностью, собрание решало дела о войне и мире, союзах и договорах, налогах, повинностях, и вообще все дела, решение которых принадлежит верховной власти; оно судило обвиняемых в измене и разбирало споры между членами союза. Весною, в начале гражданского года, собрание назначало сановников союза (стратега и секретаря) и союзный совет (bule), который, в соединении с дамиургами, образовал и союзное правительство, заведовавшее делами союза под контролем собрания, исполнявшее его решения, руководившее его совещаниями и подготовлявшее материал для них. В случаях, не терпевших промедления, совет, вместе с стратегом, действовал собственной властью, не дожидаясь собрания, но должен был отдавать ему отчет в этих распоряжениях. Для решения споров между членами союза существовал суд, членов которого также назначало собрание. В народном собрании и в совете председательствовал стратег. Он своею подписью и приложением государственной печати скреплял акты, в которых излагались решения собрания. Ему принадлежала исполнительная власть по военным и гражданским делам. Он наблюдал за союзною кассою, собирал подати, контингенты войск и кораблей, даваемых членами союза, начальствовал войском и флотом; во всех своих действиях он должен был отдавать отчет. Помощниками его на войне были начальник конницы (гиппарх) и начальник флота (наварх); впрочем флот ахейского союза был невелик, потому должность наварха не имела важного значения. По управлению внутренними делами помощником стратега был государственный секретарь (grammateus).

 

Личность Арата

Прекрасное устройство ахейского союза выработалось под влиянием Арата. Он был душою союза; многое в позднейшей жизни его заслуживает порицания, но заботы его о хорошем союзном устройстве достойны полного уважения; в этой своей деятельности он действовал, как просвещенный патриот. Он принадлежал к числу тех исторических деятелей, характер которых друзья изображают в очень выгодном свете, враги в очень дурном. Он оставил записки о своей жизни, в которых оправдывал свои поступки и мотивы, старался опровергнуть порицания их; существенное содержание этих записок передано нам Плутархом в его биографии. Но, вопреки всем его оправданиям, на нём лежит много обвинений, и некоторые его ошибки были очень важны. «У Арата было не греческое, а только ахейское сердце», говорит Шорн: «как человек, он отличался многими прекрасными, привлекательными качествами; как гражданин, он заслуживает уважения своею сильною любовью к отечеству, которому посвятил свою жизнь, о благе которого заботился с верной преданностью и удивительной неутомимостью. Он все принес в жертву отечеству: имущество, вражду, дружбу, даже свою неугасимую ненависть к тиранам, одушевлявшую его с детства; не пожертвовал для отечества только своим честолюбием, которое делает подозрительным самый патриотизм его. Он хотел один блистать на ахейском горизонте; он ревниво подавлял всех, стремившихся приобрести влияние на дела союза». Ум его был находчивый, характер чрезвычайно гибкий, но его понятия были узки, он был больше дипломат, чем государственный человек, любил достигать целей искусными переговорами, а не отважной политикой, ставил свою славу в приобретении мелких выгод своему государству, а не в осуществлении великих национальных идей. Человек практический, расчетливый, сухой, чуждый энтузиазма, он избегал и опасался всяких крутых реформ, смелых решений. Ненавидя неограниченную демократию и беззаконный произвол тиранов, он считал единственною хорошею формою правления умеренную демократию, господство зажиточного и образованного сословия, спокойное владычество законного порядка. Потому он ненавидел этолийский союз, государство грубых поселян, хищных, непокорных закону, дравшихся даже между собою; ненавидел и революционные замыслы спартанских царей Агиса и Клеомена; своею борьбою с этолийцами и Клеоменом он отдал Грецию под власть общего национального врага, царя македонского. Военные таланты его были невелики; правда, он хорошо умел делать засады, ловко устраивал неожиданные нападения на врага и действовал в них смело; но собственно военачальнических талантов он не имел и в серьезных битвах был не решителен, робок, терял самообладание, присутствие духа. Отважно смотреть в лицо смерти он не мог; потому предпочитал кривые пути обмана, хитрости мужественному, прямому нападению. Как хищный зверь прячется, чтобы неожиданно броситься на добычу, так и он мастерски умел подготовлять дипломатическими интригами и военными хитростями случаи застигнуть врага врасплох, и когда это удавалось, он бросался на него с отважной решимостью и подавлял его. У него была твердая воля; с дорийским упрямством он никогда не отказывался от своих замыслов, очень гибко приспособлялся к обстоятельствам, делал уступки, шел изворотливыми путями хитрой политики, запутанных переговоров, но неизменно держался того, что задумал; никакие затруднения и неудачи не одолевали его твердой воли.

Избранный стратегом во второй раз, Арат смелым и успешным освобождением Коринфа возвысил славу, которую приобрел освобождением Сикиона, но наполовину утратил, бывши стратегом в первый раз: он потерпел тогда неудачи в походе на этолийцев [245 г.]. Теперь ему удалось хитростью и смелостью освободить от македонского гарнизона неприступную цитадель Коринфа, Акрокоринф [243 г.]. Опираясь на копье, бледный, утомленный, он отдал гражданами, Коринфа ключи крепости, долго остававшееся в руках македонян, и убеждал их присоединиться к ахейскому союзу. Они согласились. Этим подвигом, при котором благородно рисковал своим имуществом, Арат приобрел в ахейском союзе всеобщее доверие, так что управление делами было поручено ему, и союзное правительство следовало его советам даже в те годы, когда по закону он не мог быть стратегом. Вскоре по освобождении Коринфа, бывшего одним из главных оплотов македонского владычества над Грецией, граждане Трезена, Эпидавра, Клеон, Мегары, прогнали македонские гарнизоны и присоединились к ахейскому союзу.

 

Отношения Ахейского союза к Этолийскому и к Македонии

Возрастание могущества ахейского союза возбудило зависть в других государствах, а македоняне хотели возвратить под свою власть освободившиеся города. Антигона, заключил с этолийцами договор для общего нападения на ахейский союз; они условились разделить завоевания, какие сделают. Но Арат поставил ахейский союз под покровительство египетского царя и, надеясь на его помощь, действовал быстро: отразил этолийцев [242 г.], прежде чем соединилось с ними македонское войско, и отклонил [241 г.] Антигона от продолжения войны, обещавшись не нападать на владения, оставшиеся у македонян в Пелопоннесе. Вскоре после того старик Антигон Гонат умер. Его сын и наследник Димитрий II [239–229 г.] был несколько времени занят делами на севере: дарданы напали на Македонию.

Арат воспользовался благоприятными обстоятельствами и расширил границы ахейского союза. Он заключил союз с этолийцами и, обеспечив себя этим от нападений с севера, принудил или склонил большую часть пелопоннесских государств присоединиться к ахейскому союзу. Лидиад, молодой образованный человек, бывший тираном в Мегалополе, отказался от своей произвольной власти; Мегалополь, имевший обширную богатую область, стал членом ахейского союза. Лишась поддержки македонян, и другие пелопоннесские тираны не могли удержаться против ахейских войск: добровольно или не добровольно они отказались от власти. Когда Димитрий II умер после десятилетнего царствования, оставив малолетнего сына Филиппа III, и регентом Македонии стал Антигон Досон, сын Димитрия Прекрасного (стран. 304), к ахейскому союзу принадлежали Гермиона, Флиунт, большая часть Аркадии, богатый остров Эгина; после долгой борьбы с тремя сменявшими друг друга тиранами, ахейцы освободили Аргос; он также присоединился к их федерации; при помощи Арата афиняне освободились от македонских гарнизонов; они не присоединились к ахейской федерации, но вступили в союз с ней. Мантинея, Тегея, Орхомен и Элида находились под властью этолийцев, которые покорили также часть Фессалии. Спарта, в которой произошло тогда преобразование, давшее ей новые силы, стремилась приобрести то положение, какое занимала в славные времена старины. Это произвело гибельную войну, истощившую последние силы Греции в такую пору, когда римляне уже начинали вмешиваться в раздоры её государств.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.