Жизнь Тимолеона в Коринфе

Выбор полководца был превосходен. Тимолеон, вместе с братом своим Тимофаном, отличился во многих походах и однажды в войне с Аргосом спас брата от смерти с большой опасностью для собственной жизни. Но желания братьев были различны. Тимолеон хотел жить свободным, гражданином в благоустроенном свободном государстве, а Тимофан был честолюбец, стремившийся сделаться тираном. Коринфяне взяли на службу 400 наемников для безопасности от неожиданных нападений и поручили начальство над ними Тимофану. Он занял акрополь, убил или изгнал влиятельнейших граждан и стал тираном. Тимолеон упрашивал его отказаться от незаконной власти. Тимофан смеялся, называя эти советы глупостью. Тимолеон взял с собою жреца Орфагора и Эсхила, близкого родственника Тимофану по жене, и пошел в акрополь сделать последнюю попытку, Тимофан отвечал на просьбы угрозами; тогда Орфагор и Эсхил обнажили кинжалы и закололи тирана, между тем как Тимолеон плакал, закрывши лицо. Коринфяне приняли известие о смерти тирана с радостью и восстановили прежние учреждения. Но многие порицали Тимолеона, и в особенности мать его Демариста была так возмущена братоубийством, что произнесла материнское проклятие Тимолеону и никогда после того не согласилась видеться с ним. Он был человек религиозный; проклятие матери подействовало на него так тяжело, что он был постоянно печален, удалился от политических и военных дел и от общества, жил в сельском уединении; в первое время он даже хотел уморить себя голодом, и друзья с трудом удержали его от этого своими просьбами.

 

Тимолеон плывёт на Сицилию

Двадцать лет провел Тимолеон в душевных страданиях, когда сиракузяне обратились к коринфянам с просьбою о помощи. При совещании народного собрания о том, кого назначить полководцем, неизвестный голос произнес полузабытое имя Тимолеона; народ почел это божественным указанием и последовал ему. Тимолеон радостно принял назначение, дававшее ему возможность заглушить свою душевную боль новою деятельностью, опять стал бодр и энергичен. Он пошел с эскадрой, состоявшей только из семи триер; коркиряне и левкадяне дали ему еще три; у него было 1000 гоплитов, большею частью волонтеров. Гикет, бывший тогда тираном в Леонтинах, заключил перед тем временем договор с карфагенянами о разделе сиракузского государства и овладел Неаполем и Ахрадиною. Он хотел не допустить Тимолеона до Сицилии. Флот его союзников, карфагенян, вступил в Мессанский пролив, чтобы прогнать коринфскую эскадру. Но Тимолеон обманул карфагенян, прошел благополучно пролив и высадил свое войско у Тавромения, где помог ему Андромах (отец историка Тимея). Перевес сил на стороне карфагенян был громаден; Гикет и почти все другие сицилийские тираны находились в союзе с ними, Нужно было Тимолеону иметь великую твердость души, чтобы не отчаяться в успехе. Но боги помогли храбрым. Услышав, что Гикет занял маленький сикельский город Адран, Тимолеон пошел на него, хотя имел только 1200 воинов, а у Гикета было 5000; неожиданным нападением он разбил Гикета и овладел неприятельским станом. Ободренные его победой, некоторые города, вступили в союз с ним; присоединился к нему и Мамерк, тиран Катанский. Гикет и карфагеняне стали усиленно нападать на Ортигию (где оборонялся Дионисий), чтоб овладеть ею до прибытия Тимолеона.

Южная Италия и Сицилия в эпоху Тимолеона

Южная Италия и Сицилия в эпоху Тимолеона

Автор изображения - Uwe Dedering

 

 

Договор с Дионисием Младшим

Увидев с высоты цитадели коринфскую эскадру, Дионисий послал сказать Тимолеону, что если ему будет обещана безопасность и будет позволено взять с собою свое имущество, то он сдаст цитадель коринфянам. Договор был немедленно заключен на этих условиях; тогда тиран со своими сокровищами и несколькими близкими людьми сел на триеру и уплыл, между тем, как коринфяне вступали в цитадель Ортигии и заняли её арсеналы. Наемники Дионисия с радостью поступили на службу к Тимолеону. «Первое известие о занятии Ортигии Тимолеоном привез в Коринф сам Дионисий; велико было удивление коринфян, когда он явился к ним и объявил, что приехал жить под их защитой. Это была последняя блестящая победа свободной Греции над тиранией. Она прославила Коринф. Из всей Греции съезжались туда люди посмотреть на низложенного тирана, слухами о котором была полна Греция. Коринфяне послали в подкрепление Тимолеону отряд, состоявший из 2,000 гоплитов и 200 всадников.

Дионисий в Коринфе навлек на себя всеобщее презрение пошлостью своей жизни. С толпою пьяниц он ходил по гостиницам дурной репутации, проводил время с гетерами, учил певиц петь его стихи. Промотав свои богатства, он, как говорят, кормился тем, что учил детей, а потом просил милостыню; «Дионисий в Коринфе» – это выражение вошло в поговорку для обозначения непрочности земного счастия.

 

Тимолеон освобождает Сиракузы от тирании

Через 50 дней по своем приезде в Сицилию, Тимолеон уже занимал цитадель Сиракуз, – это, конечно, было удивительным счастьем, и казалось очевидным доказательством помощи богов; но еще более изумились коринфяне, когда вскоре после того получили известие, что Тимолеон овладел и остальными частями Сиракуз, которые были заняты сильным карфагенским войском под начальством Магона, многочисленными наемниками Гикета и были охраняемы карфагенским флотом, стоявшим в Большой гавани. Магон не доверял Гикету и его греческим наемникам; это недоверие усилилось после удачной вылазки, сделанной Тимолеоном; Притом Магон видел, что воины Тимолеона и наемники Гикета дружески разговаривают между собою; он стал думать, что Гикет и его наемники готовы изменить карфагенянам, внезапно посадил свое войско на корабли и уплыл в Африку. Гикет, оставшись один, нашел невозможным удержаться в Сиракузах и ушел в Леонтины. Таким образом Тимолеон овладел всем городом, не встретив сопротивления; ни один коринфянин не был ранен при этом. Греки были правы, приписывая удивительные успехи Тимолеона покровительству богов, которые спасли его и от кинжалов убийц, подосланных Гикетом. Коринфянин Телеклид говорил Тимолеону при его отъезде: если твое новое предприятие будет удачно, то тебя будут называть уже не убийцей брата, а убийцей тирана. Это сбылось. Вся Греция прославляла Тимолеона. освободителя Сиракуз. Он оправдал данное ему имя освободителя. Ему очень легко было бы сделаться тираном, и нашлись люди, советовавшие ему удержать в своих руках неограниченную власть. Сиракузяне, которых он освободил от Дионисия и карфагенян, были бы благодарны ему, удели он им хоть маленькую долю свободы, владычествуя над ними. Но у него было более благородства в душе, чем у Диона. Твердый приверженец демократических учреждений, он отверг советы захватить власть, и чтобы доказать сиракузянам свою искреннюю преданность свободе, велел глашатаям объявить: «Кто из сиракузян желает, может идти с ломом в Ортигию разрушать укрепления цитадели». Граждане, считавшие разрушение цитадели ручательством за избавление города от тирании, радостно пошли ломать цитадель, и скоро превратились в развалины её укрепления, дворец тиранов и великолепная гробница Дионисия Старшего. Тимолеон велел срыть все до основания и на выровненном месте построить здания судилищ, в знак того, что отныне владычествовать в Сиракузах будет не произвол, а закон. Все это упрочило доверие к нему, множество изгнанников возвратились по его приглашению на родину, где свободно и счастливо жили их отцы. Свирепости тиранов так обезлюдили сицилийские города, что, по словам Плутарха, на площади народных собраний в Сиракузах росла трава, паслись лошади, а в опустевшие дома других городов забегали дикие звери.

 

Восстановление демократии в Сиракузах

Не одни только изгнанники и эмигранты ехали на родину: из всей Греции, из греческих городов Южной Италии переселялись в Сицилию колонисты; коринфяне сделались во второй раз основателями Сиракуз. Они объявили, что будут на своих кораблях даром перевозить желающих ехать в Сицилию; это привлекло множество энергических людей. Положение падающей Греции было печально, и греки радостно шли туда, где надеялись жить счастливее. Продажа земель и домов новым колонистам доставила сиракузскому правительству, средства облегчить положение обедневших граждан. В первое время по освобождении Сиракуз, правительство терпело такой недостаток в деньгах, что принуждено было продавать произведения искусств. Великое дело освобождения, совершенное Тимолеоном, было увенчано восстановлением демократического правления и законов Диокла с изменениями, соответствовавшими обстоятельствам времени. Народное собрание снова стало верховною властью; оно избирало воевод и других сановников, ему они отдавали отчет и, по окончании ими службы, оно награждало или наказывало их. Высшим сановником был верховный жрец Зевса Олимпийского, избиравшийся по жребию из трех фамилий. Выборы были годичные, и год обозначался именем этого жреца. Кроме своих богослужебных обязанностей, он, вероятно, имел право нравственного контроля над образом жизни граждан, и авторитет его был консервативным элементом государственного устройства, сдерживавшим непостоянство мыслей народа.

 

Битва при Кримиссе

Освободив Сиракузы и восстановив свободные учреждения в них, Тимолеон принудил Гикета Леонтинского и других тиранов отказаться от власти и восстановил подавленную ими свободу городов. Сицилийские греки одушевились патриотизмом и мужеством, стали нападать на карфагенян, освободили от их власти Энтеллу. Могущество карфагенян колебалось в Сицилии; карфагенское правительство решилось восстановить его, снова послав сильное войско на этот остров. Магон, при своем возвращении в Карфаген, был встречен с таким негодованием, что убил себя, чтоб избежать распятия на кресте; это постыдное наказание было исполнено над его телом. Газдрубал и Гамилькар поплыли в Сицилию с войском, состоявшим из 70.000 человек, в числе которых находилось 10.000 карфагенских граждан в великолепном вооружении. Войско высадилось на западном берегу Сицилии. Тимолеон встретил его у горной речки Кримисса, впадающей в море неподалеку от Селинунта. Число греческих воинов было в шесть раз меньше числа карфагенян, и они смутились, увидев неприятельские полчища, подвигавшиеся к реке; Трасий, один из людей, начальствовавших фокейскими наемниками, грабителями Дельфийского храма (II, 916), стал так резко выражать свои опасения, что Тимолеон велел ему и его отряду вернуться в Сиракузы. Остальному войску он стал напоминать, что много раз греки побеждали изнеженных карфагенян, и оно воодушевилось отвагой. Взяв щит и обнажив меч, он стал впереди войска, повел его на карфагенян, переходивших реку, и бросился на них, когда они еще не успели привести в порядок свои расстроенные переправой ряды. Карфагенские граждане мужественно сопротивлялись; но и на этот раз боги послали помощь Тимолеону: во время сражения разразилась ужасная гроза, бурный ветер нес в лицо карфагенянам пыль, град, дождь и чрезвычайно затруднял им оборону, а греки мало страдали от грозы и ветра бывшего в тылу у них. Скоро все карфагенское войско обратилось в бегство; бежал и священный отряд. Успевавшие спастись от оружия греков, тонули в разлившейся реке Кримиссе; уцелели только те, кто попал в плен к грекам [340 г.].

В неприятельском стане греки взяли несметную добычу: множество коней, военных колесниц, золотых и серебряных чаш, других драгоценных вещей и богато украшенного оружия. Тимолеон предоставил своим воинам эту добычу и раздал им большую часть пленных; 1000 лат искусной работы и 10,000 щитов образовали трофей, доставленный войском у шатра Тимолеона. Прекраснейшие из них Тимолеон послал в Коринф; 5000 пленных были проданы в пользу государственной казны.

Поражение у Кримисса было тяжелым ударом для карфагенян. Убитых наемников легко было заменить новыми, но было убито множество знатных граждан; влиятельнейшие карфагенские фамилии потеряли своих родных. Карфагеняне до такой степени упали духом, что не сделали никакой попытки продолжать войну. Напрасно просили их помощи Гикет Леонтинский, Мамерк Катанский и другие тираны. Карфагеняне предоставили их на волю судьбы.

 

Низвержение тиранов в других городах Сицилии

Гикет, побежденный Тимолеоном на реке Дамирии, был выдан ему собственными своими воинами и, как изменник, казнен вместе со своим сыном Эвполемом и своим полководцем Эвтимом, атлетом исполинской силы. Сиракузяне убили его жену и дочь в отмщение за семейство Диона. Тимолеон не помешал этому низкому делу толпы. Скоро погиб и Мамерк. Побежденный и взятый в плен, он был приведён в Сиракузы и казнен, как разбойник. Гиппон, тиран мессанский, был убит своими согражданами в театре.

Освободив остальные греческие города, находившиеся в порабощении у тиранов и наемников, Тимолеон заключил с карфагенянами мир [339 г.], по которому западная часть острова до реки Лика (или Галика) осталась за ними, с условием, что они дозволят переселиться оттуда в Сиракузы тем грекам, которые пожелают этого, и что не будут поддерживать никаких тиранов в остальной части Сицилии. Заключением мира с карфагенянами кончилась военная деятельность Тимолеона и началась для сицилийских греков новая эпоха счастья. Надобно было упрочить законами свободу, приобретенную мечом. Чтобы ничем не стеснять граждан в деле установления свободных учреждений, Тимолеон сложил с себя власть полководца; это был подвиг более великий, чем победа у Кримисса. Он прожил три года простым гражданином в подаренном ему сиракузянами прекрасном поместье, куда он вызвал из Коринфа свою семью; благодарные сограждане высоко уважали его за гражданскую доблесть, верность честным убеждениям и скромную семейную жизнь.

 

Процветание Сицилии после низвержения тираний

Благородный пример честности и патриотизма, поданный Тимолеоном, возбуждал к подражанию, и освободитель Сиракуз, хотя прожил недолго, но уже видел возрождение благосостояния греческих городов Сицилии под влиянием возродившейся свободы. Из Греции, побежденной в эти годы Филиппом македонским, приехало множество переселенцев в Сицилию; ехали переселенцы в эту единственную свободную и мирную греческую страну и из греческих городов Южной Италии, порабощаемых буйными варварами луканцами. Скоро Сиракузы снова стали очень многолюдным и богатым городом; в Акраганте, Геле, Камарине поселились греческие колонисты; они восстановили жилища, стали снова возделывать поля и сады. Под покровительством благоустройства и свободы труд на благословенном острове стал давать щедрое вознаграждение; развились земледелие, торговля и промышленность; возродились счастье и любовь к искусству; возникли храмы, жертвенники, статуи, колоннады и другие здания, свидетельствовавшие о возрождении благосостояния, благочестия, изящного вкуса.

 

Смерть Тимолеона

При установлении государственных учреждений, сиракузяне постоянно спрашивали советов Тимолеона и следовали им. Когда старик, в последние годы жизни уже слепой, приезжал на колеснице в народное собрание высказать свое мнение о государственных делах, его встречали выражениями благодарности и радости. Когда он умер [336 г.], все сиракузяне были опечалены, и великолепные похороны его показывали уважение сиракузского народа к благородному благодетелю, свободному от всякого тщеславия, считавшему себя только орудием богов и приносившему в домашнем маленьком храме жертвы «божественному духу» и «внушению» этого духа (automatia), помощи которого он был обязан успехом своих предприятий, как от говорил. На площади народных собраний был воздвигнут великолепный памятник ему, напоминавший своим именем (Тимолеонтейон) потомству о великом гражданине‑освободителе. Подле этого памятника были построены колоннада и гимнастическая школа. – Свои важнейшие победы Тимолеон одерживал в день своего рождения; это обстоятельство укрепляло его веру в покровительство богов ему.

Когда гроб был поставлен на костер (говорит Плутарх в конце биографии Тимолеона), глашатай Димитрий, имевший громкий голос, возвестил: «Сиракузский народ погребает коринфянина Тимолеона, сына Тимодемова, на общественный счет, расходуя на то 200 мин (т. е. более 5000 руб.) и будет чтить его намять вовеки состязаниями в пении, в скачке верхом и в беге колесниц и гимнастическими играми; потому что он прогнал тиранов, победил варваров, восстановил разрушенные города и возвратил сицилийским грекам свободу и законный порядок».

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.