Клермонский собор 1095 года

В течение XI в. христианское общество преобразовалось. Церковь поднялась из упадка; папа, освободившись от влияния императора, был признан главой всего христианского мира; монастыри, преобразованные по образцу Клюни, аскеты, ведшие жизнь древних отшельников, способствовали восстановлению в Европе благочестия и уважения к церкви. Христианские воины, рыцари, организовались: они усвоили однообразную тактику и могли теперь действовать сообща. До сих пор они воевали большей частью друг с другом; папа внушил им мысль соединиться против врагов христианства. Крестовые походы были результатом союза между рыцарством и папством.

Уже в 1074 г. папа Григорий VII выражал желание лично повести христианских рыцарей «на борьбу с врагами Господа до Гробницы Спасителя». Но ему еще приходилось защищаться против немецкого императора, и он ничего не мог предпринять. Урбан II, француз знатного происхождения, пользовался большим уважением, чем какой бы то ни было из его предшественников; особенно была ему предана французская знать; он мог, наконец, осуществить план Григория VII.

Осенью 1095 г. Урбан отправился во Францию, чтобы руководить собором, созванным с целью преобразовать французскую церковь и осудить короля Филиппа, который отказывался принять обратно свою жену. Собор открылся 18 ноября в Клермоне; на нем присутствовало 14 архиепископов, 250 епископов, более 400 аббатов и тысячи рыцарей из Южной Франции, не говоря уже о несметном количестве простого народа. Вся эта толпа не могла поместиться в городе; были разбиты палатки на поле. Когда 26 ноября 1095 Клермонский собор закончил свою работу, папа собрал всю толпу под открытым небом и произнес речь о св. Гробе; он увещевал рыцарей взяться за оружие, чтобы защитить Христа против неверных «сыновей Агари», и напоминал им слова Евангелия: «Пусть каждый отречется от себя и возьмет свой крест». Толпа, охваченная энтузиазмом, разразилась криками: «Так хочет Бог! Так хочет Бог!» Это был боевой клич крестоносцев. Епископ города Пюи Адемар Монтейльский преклонил колена перед папой и просил благословить его на крестовый поход к св. Гробу. Тысячи рыцарей последовали его примеру. На память о слове Христове они прикрепляли к плечу крест из материи (обычно красной), который с этих пор становится знаком крестоносцев, отправляющихся в св. землю. Выступая в поход, они прикрепляли его спереди, возвращаясь – на спине. Отсюда их название крестоносцы.

Сразу после Клермонского собора папа издал указ относительно крестового похода. Всякий, берущий крест, дает обет: он обязывается воевать с неверными и не возвращаться на родину, пока не побывает у св. Гроба. Взамен церковь освобождает его от всех епитимий, которые он навлек на себя своими грехами. «Всякий, – гласит декрет, – кто отправится в Иерусалим для освобождения церкви Божьей единственно из благочестия, а не для приобретения почестей или денег, заслужит своим путешествием полное отпущение грехов». Таким образом, крестоносец становится паломником, человеком церкви: во время его паломничества кредиторы не могут преследовать его; всякий, кто протянет руку к его имуществу, подлежит отлучению.

 

Крестовый поход бедноты

Французские рыцари и папа решили вопрос о крестовом походе в минуту энтузиазма, не обдумав его заранее. Было установлено, что рыцари выступят 15 августа будущего года и соединятся в Константинополе. Монахи и священники начали объезжать Францию и Германию, проповедуя крестовый поход.

Самым знаменитым из этих проповедников был отшельник, живший в окрестностях Амьена, Петр, который уже ранее совершал паломничество в св. землю, человек невысокого роста, худощавый, со сверкающим взором, одетый в плащ с капюшоном, подпоясанный веревкой; он проповедовал преимущественно между крестьянами.

Таким образом, на севере Франции собралась толпа жалких крестьян, плохо вооруженная и без провизии, которая двинулась в первый крестовый поход вместе с женами и детьми под предводительством Петра Пустынника и одного бедного рыцаря, Вальтера Голяка. Они прошли через Германию и, спустившись вдоль по Дунаю, достигли Константинополя.

Той же дорогой пошли и другие отряды, образовавшиеся в Германии на берегах Рейна; перед одним из этих отрядов выступали коза и гусь, священные животные древней германской мифологии, которые должны были служить вожатыми экспедиции. Перед выступлением крестоносцы перебили в рейнских городах евреев как врагов Христа и разграбили их дома; когда архиепископ Кельнский спрятал евреев в первом этаже своего дома, толпа разбила дверь топорами и перерезала несчастных.

Часть участников первого крестового похода погибла в битвах с венграми и болгарами, которые, будучи раздражены их буйным поведением, решили не пропускать их через свою страну. Те из крестоносцев, которые дошли до Константинополя, начали грабить его: они срывали свинец с церковных крыш и продавали его грекам. Они не хотели ждать рыцарей и заставили Петра Пустынника тотчас вести их против турок. Двумя отрядами они расположились под Никеей; одни, запертые в своем лагере, где они умирали от жажды, сдались или были избиты; другие напали на турок и потерпели поражение. Лишь немногие спаслись вместе с Петром Пустынником; по словам летописцев, кости христиан образовали холмы на Никейской равнине.

Спустя несколько лет возникла легенда, что настоящим инициатором первого крестового похода был Петр Пустынник, который и убедил папу взяться за это дело. Во время своего паломничества в Иерусалим он заснул в церкви св. Гроба и во сне увидел Спасителя, который сказал ему: «Петр, дорогой сын мой, встань, иди к моему патриарху, и он даст тебе письмо твоего посланничества. Расскажи на твоей родине о жалком положении св. мест и пробуди сердце верующих, чтобы они освободили Иерусалим от язычников». Петр взял у иерусалимского патриарха письмо, отнес последнее к папе и получил разрешение проповедовать крестовый поход. Эта легенда пришлась по душе экзальтированным христианам, которым светское духовенство казалось недостаточно преданным делу веры; было приятно думать, что зачинщиком первого крестового похода был не папа, а отшельник.

 

Крестовый поход рыцарей

Приготовления знати к первому крестовому походу закончились лишь через год. В нём участвовало, по преданию, 100 тысяч рыцарей и 600 тысяч пехотинцев; но установить точное число крестоносцев нет никакой возможности (папа в одном письме говорит о 300 тысяч человек). Вооружение рыцарей состояло из копья и кольчуги; их сопровождали слуги и повозки спровизией. Все рыцарское войско первого крестового похода разделилось на четыре ополчения, которые шли до Константинополя разными путями:

1) провансальцы и итальянцы под предводительством папского легата и тулузского графа Раймонда IV шли в крестовый поход через Италию, Далмацию и Эпирские горы;

2) немцы и северные французы спустились вдоль Дуная под начальством Балдуина Геннегауского, Рено и Петра Тульского, Гуго де Сен-Поля, герцога Нижней Лотарингии Готфрида Бульонского и его брата Балдуина;

3) третье ополчение, образовавшееся в Южной Италии и состоявшее из итальянских крестоносцев и из рыцарей норманнского королевства Сицилии, под предводительством норманнского князя Боэмунда Тарентского и его племянника Танкреда переправилось через Адриатическое море и шло далее через Эпир и Фракию;

4) крестоносцы Северной Франции под предводительством брата французского короля, графа Гуго Вермандуа, герцога Нормандского Роберта, графов Шартрского и Фландрского прошли Италию до Брундизия и далее направились тем же путем, что и Раймонд.

Первый крестовый поход

Крестоносцы отправляются в первый крестовый поход. Миниатюра из рукописи Гийома Тирского, XIII в.

 

Эти полчища не представляли собой настоящих армий; каждый крестоносец совершал поход на собственный страх, не будучи никому обязан повиновением. Они естественно сгруппировались вокруг наиболее известных сеньоров, но не обязались слушаться их приказаний и по произволу переходили от одного к другому. Папский легат Адемар не был полководцем и мог иметь лишь нравственное влияние.

Позже, когда Готфриду Бульонскому было поручено управление Иерусалимом, возникло представление, будто он с самого начала руководил первым крестовым походом, и вокруг его имени сложилась целая легенда. Его изображали идеалом рыцаря – одновременно и храбрым, и смиренным; одним ударом меча он отрубал голову быку или разрубал турка до пояса; он нес императорское знамя, собственноручно убил узурпатора Рудольфа и первый водрузил знамя императора на стенах Иерусалима. В действительности он провел свою жизнь в мелких битвах, но, по-видимому, он выделялся из среды остальных рыцарей первого крестового похода своей набожностью и бескорыстием.

 

Крестоносцы в Константинополе

Крестоносцы отдельными отрядами прибыли в Константинополь (1096). Западные рыцари, видавшие только местечки и одноэтажные деревянные дома, были поражены при виде этого огромного города с мраморными дворцами, золотыми куполами церквей и широкими улицами, наполненными народом. Это богатство возбуждало в них зависть, а греки-схизматики не внушали им почтения. Дочь императора Алексея Комнина, Анна Комнина, с негодованием рассказывает о том, как вели себя вожди первого крестового похода в Константинополе. Во время одной церемонии один из них уселся на императорском троне, и император ничего не сказал, «издавна зная дерзость латинян». Граф Балдуин велел ему сойти с трона, объяснив, что надо следовать обычаям страны. Крестоносец вспылил и сказал, указывая на императора: «Взгляните, пожалуйста, на этого мужика, который один сидит, тогда как столько полководцев стоят на ногах».

Алексей Комнин потребовал, чтобы вожди крестоносного ополчения присягнули ему на верность, то есть признали себя его подданными. Готфрид Бульонский, прибывший первым, расположился в предместье Пера; он отказался исполнить требование императора, заявив, что будет вести переговоры лишь как равный с равным; император двинул против него войска и принудил его дать клятву верности, а затем и переправиться в Азию. Остальные князья также согласились признать себя вассалами императора и обязались отдать ему все города Малой Азии, которые они отнимут у неверных.

Крестовые походы. Карта

Крестовые походы. Карта

 

Уже эта первая встреча обнаружила ту глубокую ненависть, какую питали друг к другу участники первого крестового похода и византийцы: византийцы находили, что латиняне грубы и нахальны, и жаловались на их грабительства; крестоносцы обвиняли греков в том, будто последние хотели отравить или предать их, и называли их трусами и лжецами. Они взаимно попрекали друг друга их верой. Искреннее соглашение между греками и католиками было невозможно. Император хотел воспользоваться крестоносцами, чтобы одолеть турок и завоевать Азию. Западные вожди первого крестового похода стремились сделаться самостоятельными государями на Востоке и не хотели подчиняться императору.

 

Крестоносцы в Малой Азии

Спеша избавиться от крестоносцев, император переправил их через Босфор. Вместе с византийским отрядом они осадили Никею и разбили турецкое войско, присланное никейским султаном, чтобы освободить его столицу (июнь 1097 г.); но в ту минуту, когда Никея уже готова была сдаться, греки тайно вступили в соглашение с осажденными, были впущены ими в город и заперли ворота перед крестоносцами.

После этого армия первого крестового похода двинулась в глубь Малой Азии; вначале ее тревожили турецкие конные отряды, но когда последние напали на нее в открытом поле, близ Дорилеи, то христианские рыцари нанесли им жестокое поражение. Теперь крестоносцам предстояло пройти безлюдную и знойную страну, где нельзя было найти ни воды, ни съестных припасов. Во время одной стоянки умерло от жажды 500 христиан; большая часть лошадей пала; кладь везли на баранах и собаках. Рыцари принуждены были ехать верхом на волах и ослах. Тем не менее, полчище первого крестового похода продвигалось вперед, поддерживаемое религиозным энтузиазмом. «Мы не понимали друг друга, – говорит один французский рыцарь, – но мы были точно братья, связанные любовью, как подобает паломникам». Достигнув наконец гор Киликии, крестоносцы нашли там друзей в лице армян, которые оказали им помощь.

 

Захват Эдессы крестоносцами

Участники первого крестового похода стремились прежде всего достигнуть Гроба Господня, чтобы исполнить свой обет; напротив, их вожди хотели воспользоваться ими, чтобы завоевать себе княжества на Востоке. Племянник Боэмунда, Танкред, задумал утвердиться в Тарсе на киликийском берегу. Брат Готфрида Бульонского, Балдуин, затеял ссору с ним и изгнал его из Тарса, затем отделился от армии, направился на юго-восток в страну Евфрата и достиг Эдессы, где царствовал армянский князь Форос (Торос). Последний объявил его своим наследником, но Балдуин хотел воцариться немедленно; он принудил Фороса отречься от власти и сделался графом Эдессы (1098).

 

Взятие Антиохии крестоносцами

Антиохия, которую крестоносцы первого похода встретили на своем пути, была богатым торговым городом, расположенным на расстоянии одного дня пути от моря, в долине Оронта и на склоне крутой горы. В ней было 360 церквей; ее стены, снабженные 450 башнями, были так толсты, что по ним могла проехать четырехконная колесница. Ее защищал антиохийский эмир, турок по происхождению, с отборным войском.

Войско первого крестового похода расположилось на равнине перед городом; наступило время дождей, съестные припасы истощились, и в лагере начали свирепствовать голод и болезни. Чтобы взять такой крепкий город, нужны были осадные машины, а рыцари не умели их строить. Но в это время к сирийскому берегу пристал флот, на котором прибыла толпа итальянских моряков, пилигримов, искателей приключений и пиратов, привлеченная известиями о победах крестоносцев. Боэмунд уговорил их присоединиться к крестоносцам и построить осадную башню. Киликийские армяне доставили припасы.

Между тем осада продолжалась уже более года, и антиохийский эмир приобрел союзника в лице сельджукского султана Баркиярока, который прислал ему на помощь мосульского эмира Кербогу с армией в 200 тысяч человек, составленной из военных отрядов всех мусульманских князей. Если бы ему удалось соединиться с осажденными, дело крестового похода было бы потеряно. Начальник одной из антиохийских цитаделей армянин-ренегат, желая отомстить эмиру за оскорбление, предложил Боэмунду, которого он считал вождем крестоносцев, сдать ему свою башню. Боэмунд, в свою очередь, предложил остальным князьям провести их в город при условии, что последний будет отдан ему во владение. Вожди крестового похода сначала отказались, ссылаясь на клятву, данную ими императору. Приближение турецкого войска заставило их наконец уступить: они обещали Боэмунду предоставить ему Антиохию. В ночь на 2 июня 1098 г. Боэмунд провел свое войско по горным тропинкам к той башне, которой командовал армянин; на рассвете солдаты Боэмунда по лестницам взошли на башню и овладели ею. Крестоносцы атаковали город с равнины, наполнили улицы, перебили мусульман и разграбили их дома.

Взятие Антиохии крестоносцами

Боэмунд Тарентский взбирается на крепостную стену Антиохии. С гравюры Гюстава Доре

 

Спустя три дня армия Кербоги окружила Антиохию; участники первого крестового похода истребили все съестные припасы в городе, и голод сделался настолько мучительным, что они ели траву, древесную кору и кожаные ремни. Многие ночью спускались на веревках через стену и старались убежать в горы. Граф Стефан Блуаский вернулся во Францию, не исполнив обета.

В этой толпе людей, изнуренных голодом и отчаявшихся в спасении, посты и молитвы нередко вызывали видения. Один провансальский священник Петр Варфоломей пришел к графу Тулузскому и сообщил ему, что ему явился во сне апостол Андрей, указал в церкви св. Петра то место, где было зарыто копье, которым был пронзен на кресте Спаситель, и сказал, что это копье даст победу крестоносцам. Граф послал 12 работников, которые целый день рыли в указанном месте; к вечеру Варфоломей нашел копье близ ступеней алтаря. Провансальцы были уверены, что это есть действительно св. копье, но норманны утверждали, что Варфоломей сам закопал его. Варфоломей предложил подтвердить истину своих слов судом Божьим и прошел через пылающий костер с копьем в руке; он выдержал испытание, но вскоре после этого умер. Его сторонники объявили, что он сгорел потому, что одну минуту поколебался в своей вере, и св. копье осталось почитаемой святыней.

Ввиду опасности положения вожди первого крестового похода решили выбрать (только на 15 дней) главнокомандующего; избранным оказался Боэмунд. В первый раз с начала похода появился человек, который имел право отдавать приказания. Несколько отрядов отказались идти в битву; Боэмунд велел поджечь их квартиры. Он послал гонца к Кербоге с предложением очистить город. Эмир ответил, что христиане имеют выбор между обращением в мусульманство и смертью. Все крестоносное войско выступило из города, перешло через мост на Оронте и вступило в битву с мусульманами. Кербога не останавливал их. Его войско состояло из отрядов многих мусульманских князей, которые ссорились друг с другом и плохо слушались его. Оно рассеялось при первой же атаке. Христиане разграбили покинутый лагерь Кербоги (июнь 1098 г.).

Эта война отличалась диким характером. Капеллан графа Тулузского говорит в своем повествовании: «Что касается женщин, оказавшихся в лагере, то крестоносцы не причинили им никакого другого вреда, кроме того, что пронзили им животы мечами». К армии присоединилась шайка мародеров, вождем которой был бродяга по прозванию Король Нищих (король Тафур). Но настоящим ее руководителем был Петр Пустынник, спасшийся после погибели своего крестьянского ополчения; он сделался героем народных песен, чем-то вроде пророка, которому сам Христос вручил руководство первым крестовым походом. «Песнь об Антиохии» рассказывает, что он ответил своим людям, жаловавшимся на голод: «Разве вы не видите турецких трупов? Это отличная пища», и что воины Тафура изжарили и съели трупы неверных. И автор прибавляет: «Мясо турок вкуснее, чем павлин под соусом».

 

Раздоры между крестоносцами

Воины первого крестового похода оставались в Антиохии несколько месяцев, отдыхая от трудов. Между ними сильно свирепствовала эпидемия; жертвой ее пал, между прочим, и папский легат Адемар (1 августа). Он поддерживал мир между вождями похода; после его смерти ссоры стали переходить в войны. Особенным ожесточением отличалась распря между норманнами и провансальцами. Норманнский герцог Боэмунд хотел удержать Антиохию за собой; провансский герцог Раймонд хотел, чтобы ее отдали греческому императору, который незадолго перед тем вернул под свою власть Малую Азию. Он заявил, что не уйдет из Антиохии, пока в ней останется Боэмунд. Рыцари, сгоравшие желанием идти к Иерусалиму, грозили разрушить город, из-за которого шел спор.

Наконец, в ноябре 1098 г. Раймонд выступил из Антиохии; чтобы вознаградить себя, он осадил Маарру, укрепленный город внутри Сирии; но туда же подоспел и Боэмунд, и когда город был взят, норманны и провансальцы вместе заняли его. Несколько недель прошло в раздорах. Провансальцы, потеряв терпение, подожгли город, и в это же время Боэмунд изгнал из Антиохии провансальских рыцарей, которых оставил там Раймонд. Последний направился к побережью и начал завоевывать страну Триполи. Здесь участники первого крестового похода оставались с февраля по май 1099 г. Так как Раймонд отказывался идти дальше, Желая дождаться прибытия императора Алексея, то они подожгли свои палатки и нестройной толпой двинулись к Иерусалиму.

 

Взятие Иерусалима крестоносцами

[Подробнее - см. в отдельной статье Захват Иерусалима крестоносцами (1099)]

Между тем фатимидский халиф Каира, воспользовавшись затруднительным положением сельджуков, отнял у них Иерусалим (1098); он предложил участникам первого крестового похода приходить на поклонение св. местам, но не иначе, как небольшими группами и без оружия. Вначале крестоносцы попытались заключить союз с Фатимидами против сельджуков; но они не хотели оставлять св. Гроб в руках мусульман. Они шли вдоль побережья, избегая городов, и затем повернули к Иерусалиму. Их оставалось 25 тысяч человек.

Приблизившись к городу, они рассеялись и, взобравшись кучками на высоты, с которых видны были стены, по обычаю того времени простерлись на земле, благодаря Бога за то, что он привел их к св. городу. Но Иерусалим был окружен крепкими стенами; крестоносцы не могли взять их приступом; приходилось начинать правильную осаду.

Взятие Иерусалима крестоносцами

Взятие Иерусалима крестоносцами в 1099. Миниатюра XIV или XV вв.

 

В бесплодной местности, которой окружен Иерусалим, эти бойцы первого крестового похода не нашли ни съестных припасов, ни дерева для постройки машин; Кедронский ручей высох, цистерны были засыпаны; при невыносимом зное нельзя было найти для утоления жажды ничего, кроме луж зловонной воды. Генуэзские галеры, приставшие к Яффе, снабдили их съестными припасами и орудиями. Крестоносцы нарубили деревьев на расстоянии нескольких миль от города и построили две деревянные башни и лестницы. Прежде, чем идти на приступ, они босиком и в вооружении совершили крестный ход вокруг города (как повелел им легат Адемар, который явился во сне одному провансальскому священнику). Штурм продолжался полтора дня. Наконец воинам первого крестового похода удалось перекинуть с одной башни несколько балок, которые образовали мост между башней и стеной. Первыми перешли через него два фламандских рыцаря, затем – Готфрид Бульонский и его брат; вскоре после этого норманны с другой стороны проникли в город, пробив брешь в стене. Крестоносцы перебили всех, кого нашли в городе. В мечети Омара, куда спрятались мусульмане, «кровь доходила до колен рыцаря, сидящего на коне». Они на минуту прервали резню, чтобы отправиться босиком на поклонение Гробу Господню, и затем снова принялись убивать и грабить (15 июля 1099 г.).

 

Основание королевства Иерусалимского

После того как была осуществлена главная цель первого крестового похода, следовало подумать о том, кому вручить власть над Иерусалимом. Духовенство желало, чтобы во главе управления стоял патриарх, рыцари требовали, чтобы власть над городом была предоставлена одному из них. В конце концов выбрали Готфрида Бульонского, который получил титул защитника Гроба Господня.

Вскоре после этого армия в 20 тысяч человек, присланная из Египта, подступила к Иерусалиму со стороны Аскалона. Эта поспешность спасла христиан. Крестоносцы не успели еще оставить город; Готфрид повел их против мусульман, которые были обращены в бегство (12 августа). Но он не взял Аскалона из опасения, чтобы Раймонд не удержал его за собой.

Аскалонская битва

Аскалонская битва. С гравюры Гюстава Доре

 

Впоследствии рассказывали, что Готфрид был единогласно избран иерусалимским королем, но что он отклонил это избрание крестоносцев, не желая носить золотого венца там, где Царь царей носил терновый венец. Это изречение принадлежит графу Тулузскому или Балдуину.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.