Статья разделена на две части. В первой части причины Семилетней войны излагаются кратко, а во второй тот же материал представлен более подробно

 

Причины Семилетней войны – кратко

Главной причиной Семилетней войны была нерешённость западных противоречий предшествующей крупной схваткой европейских держав – Войной за Австрийское наследство 1740-1748, в которой англо-австрийский союз противостоял франко-прусскому. По Ахенскому миру 1748 почти все государства, участвовавшие в этой войне, вышли из неё с пустыми руками, если не считать небольшого увеличения Сардинии и приобретения испанским принцем Филиппом итальянского герцогства Пармы. Выиграла только одна Пруссия, отнявшая у австрийцев Силезию и благодаря этому сразу возвысившаяся до ранга одного из сильнейших государств Запада. Прусский король Фридрих II оказался хитрым политиком, не брезгавшим в достижении своих целей открытым вероломством с презрением ко всякому праву. Он был также искусным полководцем, а его армия – образцовой для своего времени.

Фридрих II Великий

Фридрих II Великий прусский - главный герой Семилетней войны

 

Австрийская императрица Мария Терезия затаила ненависть к Пруссии и Фридриху. Эта причина делала неизбежной скорую новую европейскую войну, которая и получила затем название Семилетней. Мария Терезия не хотела примириться с переходом Силезии (части австрийской Чехии) к Пруссии, тем более, что, будучи ревностной католичкой, она жалела силезских католиков, попавших теперь под власть протестантского короля. Во Фридрихе II Мария Терезия видела дерзкого вольнодумца.

Портрет Марии Терезии

Портрет императрицы Марии Терезии. Художник М. ван Мейтенс, 1759

 

Чтобы вернуть себе Силезию австрийская императрица стала сколачивать большую коалицию против Фридриха II,пользуясь неудовольствием соседей на коварный и насильственный образ действий прусского короля. Злой язык Фридриха II, не щадивший и коронованных особ, помог Марии Терезии в её предприятии, которое и привело менее чем через десять лет к началу Семилетней войны. Кроме Саксонии и Швеции, боявшихся усиления Пруссии, австрийская императрица склонила на свою сторону Россию и Францию. Россия, вовлеченная Францией в войну со Швецией (1741–1743), не участвовала в борьбе за Австрийское наследство, но уже в конце её готова была оказать помощь Марии Терезии. Франция, противница Марии Терезии во время Войны за Австрийское наследство, теперь вступила в союз с ней – после того, как императрица написала льстивое письмо любовнице французского короля Людовика XV, маркизе Помпадур. Мария Терезия даже назвала в нём Помпадур «дорогой сестрой».

Так, накануне Семилетней войны изменилась вся система европейских союзов. Это событие многие историки называют «дипломатической революцией». Династии Бурбонов и Габсбургов, правившие во Франции и Австрии, более 200 лет (со времени итальянских войн Франциска I и Карла V) находились в жестокой вражде – и вот теперь она сменялась военным союзом этих двух крупнейших католических держав против протестантской Пруссии. Целью коалиции против прусского короля было низведение Пруссии на прежнюю степенькурфюршества Бранденбургского. Существенной причиной Семилетней войны было и то, что Австрия и Франция смотрели на Пруссию, как на главный оплот протестантизма, который обе эти державы тоже считали нужным сокрушить в интересах католической церкви.

Заключённый в преддверии Семилетней войны франко-австрийский союз сильно встревожил Англию. Британцы боялись нарушения европейского равновесия. Их король Георг II (который являлся в то же время курфюрстом немецкого княжества Ганновер и опасался, что оно может пострадать в случае разгрома Пруссии и передела внутренних границ Германии) заключил союз с Фридрихом II. Между Англией и Францией существовало, кроме того, сильнейшее колониальное соперничество. Франко-английская война в индийских и американских колониях началась даже раньше Семилетней войны на континенте Европы (см. ниже), и борьба за колониальное господство также была в числе важнейших причин последней.

Императрица Елизавета Петровна

Русская императрица Елизавета Петровна, участница Семилетней войны. Портрет работы В. Эриксена

 

Русские, в общем, имели мало отношения к западному соперничеству. Разумнее всего для России было бы стоять в стороне от назревавшей в Европе Семилетней войны. Но влияние западной дипломатии при дворе императрицы Елизаветы Петровны склонило её к вступлению в эту схватку на стороне союзной в тот момент Петербургу Австрии. Однако, русская политика в годы правления Елизаветы Петровны была очень колеблющейся. При её дворе существовала сильная партия, стоявшая за то, чтобы поддержать в Семилетней войне не Австрию, а Пруссию. Во главе «пруссофилов» стоял сам наследник престола Пётр Фёдорович (будущий император Пётр III) и его жена Екатерина Алексеевна (будущая Екатерина II).

Петр III и Екатерина II

Великий князь Петр Федорович (будущий Петр III) и великая княгиня Екатерина Алексеевна (будущая Екатерина II)

 

Именно поэтому участие России в Семилетней войне, несмотря на целый ряд громких побед, было отмечено заметной нерешительностью. Русские полководцы, не раз ставившие Фридриха II на грань полного разгрома, постоянно действовали с оглядкой на соперничество двух петербургских партий и поэтому воздерживались от доведения борьбы против Пруссии до решительного конца.

 

 

Причины Семилетней войны – подробно

Причины, подготовившие Семилетнюю войну, возникли задолго до её начала. Изворотливый Фридрих II прусский умел поддержать достоинство своего маленького государства в сношениях с большими державами, хотя не имел блистательных посольств при чужих дворах и не тратил больших денег на дипломатические дела. Он глубоко оскорбил русскую императрицу Елизавету своими отзывами о том, что она захватила престол путём «незаконного» дворцового переворота 1741; однако умел выхлопотать, чтобы её племянник и наследник, Петр III, женился на рекомендованной им принцессе (в 1745). Эта принцесса была дочь князя Ангальт-Цербстского, который служил в прусской службе; при переходе в греческое исповедание она получила имя Екатерины. Муж её, с детства бывший поклонником Фридриха, до самой смерти делал все по прусскому образцу и действовал в пользу Пруссии, доводя это пристрастие до чрезвычайной односторонности. Фридрих старался помогать ему благоразумными советами. Но Петр по ограниченности ума не мог следовать внушениям великого европейского политика. Он не мог полюбить огромную империю, которой ему предстояло управлять, и чувствовал, думал и действовал только как герцог Голштинский, даже когда сделался императором.

Напротив, главный министр Елизаветы, Бестужев-Рюмин, был решительным врагом короля прусского, как был врагом и великого князя Петра. Перед началом Семилетней войны он брал большие суммы от англичан и австрийцев, но его политика была основана не на одном подкупе. Фридрих II не только сам был недоступен никому иностранному влиянию, но и не допускал Данию и Швецию подчиниться влиянию России. Поэтому Бестужев еще во время Войны за австрийское наследство заключил с Австрией и Саксонией договор, направленный против Пруссии. С той поры отношения между Россиею и Пруссиею были очень натянуты. В мае 1753 Россия окончательно приняла решение не допускать дальнейшего расширения прусской монархии, к чему стремилась и готовившая будущую Семилетнюю войну Австрия. В следующем году Бестужев даже приготовил войска, чтобы в случае надобности вместе с австрийцами напасть на Пруссию. Но тогда как первый министр России в преддверии Семилетней войны действовал против короля прусского, наследник русского престола оставался слепым поклонником Фридриха и сообщал ему все, что узнавал о тайных замыслах против него, так что Бестужеву приходилось окружить Петра шпионами.

Алексей Петрович Бестужев-Рюмин

Российский канцлер Алексей Петрович Бестужев-Рюмин. Портрет работы неизвестного художника

 

Перед началом Семилетней войны русское правительство имело самые враждебные намерения против Фридриха и уже целые годы вело с Австрией и Саксонией переговоры, клонившиеся во вред Пруссии. Но только из этого еще не вышло бы последующей Семилетней войны. Не выходило еще войны даже из тесного союза, заключенного австрийским канцлером Кауницем между Австриею и Франциею против Пруссии: войне мешали медленность, господствовавшая в австрийской политике, отвращение, какое внушал французам этот неестественный союз со старой соперницей, жалкое состояние саксонского правительства и странное положение дел в России. Семилетняя война с Пруссией началась бы еще не скоро, если бы за океаном не вспыхнула война между Франциею и Англиею.

Эти две державы ещё до начала Семилетней войны начали воевать в двух противоположных концах своих владений за океаном, в Ост-Индии и в Северной Америке. Войну вызвал спор, возникший между ними из-за Американских владений. В Ост-Индии туземные государи, называвшие себя вассалами Великого Могола, в своих междоусобных войнах брали в союзники одни французов, владевших Пондишери, а другие англичан, имевших войско в Мадрасе. Один из этих государей уступил огромную область французской ост-индской компании в благодарность за военные услуги, оказанные ему французом Бюсси. Из-за этого между Англиею и Франциею могла бы начаться война; но французское правительство запретило своей ост-индской компании принимать подаренную ей область и не одобрило замыслов честолюбивого директора компании, Дюпле. Англичане успокоились. Но в Америке прямо перед началом Семилетней войны спор принял иной оборот.

Семилетняя война. Карта

Семилетняя война. Карта

 

Нынешние США были тогда еще английской колонией и ограничивались полосою земли по восточному берегу. Канада и Луизиана принадлежали французам, а бассейны рек Огайо и Миссисипи, бывшие еще степью, составляли предмет спора между этими державами. Кроме того, был спор о границах Нового Брауншвейга и Новой Шотландии; спорили также из-за торговли мехами, имевшей тогда очень большую важность. Англичане предоставили всю торговлю с внутренними областями Америки товариществу лондонских купцов, называвшемуся Огайскою компаниею, и отдали ей полосу земли на реке Огайо. Французы вооруженною силою прогнали английских купцов и выстроили целые ряды фортов на Огайо, Миссисипи и по северной границе, чтобы не допускать расширения английских колоний. Этот раздор, ставший одной из главных причин Семилетней войны, произошел прямо перед её началом, в то время, когда министерство Пельгема, поддерживаемое Питтом Старшим, пользовалось расположением короля и нации. Но к несчастию, Пельгем в это самое время умер (в 1754). Герцог Ньюкестль, сделавшись по смерти брата первым министром, был человек лишенный талантов, требуемых положением дел, а по своей гордости и упрямству не дозволял действовать самостоятельно таким людям, как Питт. Поэтому в народе явилось недовольство, а в министерстве раздор, между тем как всего нужнее было единодушие.

 В Европе уже назревала Семилетняя война, а в американских колониях английское правительство потребовало, чтобы французы очистили области, в которых стали строить свои новые форты. Переговоры не привели ни к чему, и Англия решилась употребить силу, не объявляя ещё, впрочем, войны. Не перерывая переговоров, которые велись в Европе, правительство велело своим кораблям повсюду захватывать французские суда, и в короткое время было захвачено 300 французских судов. В январе 1755 Брэддок с английским флотом явился у американских берегов, чтобы не допустить в реку Святого Лаврентия французские корабли, которые везли припасы и подкрепления в Канаду, и чтобы напасть на французские порты. Но это не удалось: войска, высаженные Брэддоком на берег, были разбиты и были бы даже истреблены, если бы их отступление не было мастерски прикрыто майором и генерал-адъютантом виргинской милиции, Вашингтоном, имя которого приобрело впоследствии такую знаменитость.

Этим началась в 1755 война между Франциею и Англиею, бывшая в числе главных причин Семилетней войны. Первым её следствием было, что английской нации пришлось давать деньги на защиту ганноверского курфюршества своего короля от французов, а французы стали втягивать в войну Испанию. Для защиты Ганновера у Англии перед Семилетней войной был заключен договор с Россией, которая обязалась держать в готовности войска, получая за это субсидии (в сентябре 1755). Гота, Гессен, Бавария и некоторые другие немецкие государства также получили субсидии, с тем же обязательством. В Испании (где министр Карвахаль умер в 1755) английский посланник расстроил замысел французов, успев низвергнуть Энсепаду, состоявшего у них на жалованье, и поставив на его место министром Валля, ирландца, натурализованного в Испании.

Война, начатая Англией и Францией в Америке, помогла успеху стараний императрицы Марии Терезии и Кауница заключить австро-французский союз, ставший одной из двух главных коалиций грядущей Семилетней войны. Переговоры или, лучше сказать, интриги, много лет веденные Кауницем, полнее всех других дипломатических дел XVIII века знакомят нас с характером тогдашних правительств и тогдашнею нравственностью. Во Франции господствовала маркиза Помпадур, власть которой особенно упрочилась с 1752, когда она вошла в тесный союз с герцогом Ришелье, Субизом и другими знатными участниками королевских оргий. Союз Франции с Австрией и Семилетняя война, предвосхищаемая этим союзом, представляли маркизе перспективу больших личных выгод. Этот союз привязывал европейскую политику к её личности, так что на все время Семилетней войны она делалась необходимою Людовику XV, и главные державы Европы должны были помогать ей в уничтожении всякой соперницы, какая могла бы явиться. Кроме того Семилетняя война представляла возможность дать занятие за границею герцогу Ришелье, а его удаление из Парижа избавляло маркизу от величайшего из всех тогдашних лейб-сводников, и Помпадур освобождалась от ежеминутной боязни, что он сведет короля с какой-нибудь новою любовницею. На этом положении и на выгодах маркизы Кауниц состроил всю интригу, посредством которой совершил перед Семилетней войной самый чудесный подвиг дипломатического искусства. По этому расчету и Мария Терезия решилась на поступок, до странности неприличный: в решительную минуту она написала Помпадур собственноручное письмо; впрочем при её сильной злобе на Фридриха II этот шаг вовсе не был для неё так тяжел, как обыкновенно представляют.

Портрет маркизы Помпадур

Портрет маркизы Помпадур. Художник Франсуа Буше, 1756

Источник изображения

 

Эти предвосхитившие Семилетнюю войну переговоры тянулись перед её началом целые годы, и ни французские, ни английские министры ничего не знали о них. Они даже следовали в это время политике, прямо противоположной делам, которые устраивались тайком от них. Император Франц тоже ничего не знал; вообще его держали вдали от всех правительственных дел наследственных австрийских владений. Во Франции Людовик XV и Помпадур для заключения неестественного союза со старой соперницей Франции, Австрией, должны были предать государство во власть человека, не имевшего никаких достоинств, кроме того, что прежде сочинял для Помпадур любовные письма к Людовику XV. То был аббат, впоследствии кардинал де Берни. Для заключения союза с Австриею его приняли в государственный совет (в сентябре 1755). Гораздо раньше того (в мае 1753) Кауниц уехал из Парижа и занял в Вене звание государственного канцлера; на его место отправили послом в Париж графа Штаремберга, которого также посвятили в тайну. Пока Кауниц находился в Париже, он и императрица играли каждый свою особую роль. Мария Терезия всевозможными любезностями привлекала к себе французского посланника в Вене, чтобы через него восстановлять французское министерство против недавней союзницы французов – Пруссии. Кауниц, совершенно против своих наклонностей, разыгрывал в Париже перед Семилетней войной великосветского вельможу и разделял образ жизни Людовика и Помпадур, чтобы привязать их к себе и к своему плану. Но когда он уезжал из Версаля в Париж, то вел в Париже самую простую жизнь и не искал никаких увеселений, кроме того, что бывал в литературных салонах.

Людовик XV

Французский король Людовик XV, участник Семилетней войны

 

Одним из средств достичь желанной цели служило Кауницу запугивание французского правительства тем, что Австрия заключит союз с Англией. Действительно, французские министры были твердо убеждены, что австрийская политика неразлучно связана с английской, хотя нетрудно было видеть, что Австрия толкует Англии о своей дружбе лишь для того, чтобы получить от неё субсидии. Притом король английский Георг II питал сильную нелюбовь к Пруссии; поэтому, когда французы стали угрожать его ганноверскому курфюршеству, он для его защиты заключил союз не с Пруссией, а с Россией, в сентябре 1755. Но этот союз, который мог предотвратить Семилетнюю войну или дать ей совершенно иной ход, рухнул, когда Фридрих II представил Георгу II письменные доказательства, что уже давно ведутся тайные переговоры между Австриею, Россиею, Саксониею и Франциею и что в октябре (1755) Россия заключила союз с Австрией. Георг против воли был принужден заключить союз с Пруссией – и Семилетнюю войну уже, фактически, ничто не могло предотвратить. Фридрих имел в руках письменные доказательства тайных сношений Австрии, благодаря тому, что уже два года давал плату секретарю австрийского посольства в Вене, фон Вейнгартену, а прусский посланник в Дрездене подкупил чиновника саксонской придворной канцелярии, Mенцеля. Этим способом Фридрих узнал о союзе, который медленно составлялся против него, подготавливая Семилетнюю войну, хотя он еще не знал главной тайны, которую Мария Терезия и Кауниц скрывали очень заботливо. В конце 1755 Англия вступила в переговоры с Пруссиею, и 16 января 1756 между этими державами был заключен союз, известный под именем Вестминстерского трактата. При этом английское министерство потеряло последний остаток своей популярности, когда обнаружилось, что оно далось в обман Франции. Сохранили популярность только двое из его членов, Питт и Ледж, которые в ноябре 1755 противились подчинению английской политики ганноверским интересам и тогда же вышли в отставку.

Союз между Франциею и Австриею был уже заключен. Франция обязалась послать в Германию очень сильную армию; оставалось только дать этому союзу форму публичного трактата, и с сентября 1755 об этом шли переговоры; они были не окончены, когда разнеслось известие о союзе между Англиею и Пруссиею. Таким образом, все условия для начала Семилетней войны были обеспечены. Когда трактат союза между Франциею и Австриею был обнародован, вся Европа изумилась, и в числе других изумился сам император Франц заключению тесной дружбы между державами, которые уже не одно столетие постоянно находились во вражде. Когда началась Семилетняя война, Помпадур сделала министром своего клиента, Берни, а два другие её фаворита, Ришелье и Субиз, стали главными командирами французских войск.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.