Гугеноты, название приверженцев реформации и кальвинистского протестантизма во Франции, происшедшее, вероятно, от слова Eidgenosse («товарищ», «соратник») и занесенное из Швейцарии.

Истоки движения гугенотов

Истоки движения гугенотов восходят к очень ранним временам. Оппозиция против католической церкви началась во Франции ещё в разгар Средних веков. Первоначально она носила чисто феодальный характер и выражалась в спорах светских баронов с церковными сеньорами. Подкладка была экономическая: борьба имела целью ограничить право церковного землевладения и положить пределы накоплению земель в руках церкви и превращению их в имущество «мертвой руки», main morte. В XIII веке эти конфликты принимают довольно значительные размеры, и король Людовик Святой уже вносит некоторые ограничения в право церковной юрисдикции. С XIII же века фактические феодальные отношения постепенно начинают осложняться принципиальным юридическим обоснованием оппозиции против церкви в трудах легистов. Идее церковной власти противополагается идея государства, заимствованная из римского права. Парламенты проводят ее на практике. В лице Филиппа IV Красивого в спор вступила и сама королевская власть. В 1302 г., опираясь на вновь учрежденные генеральные штаты, Филипп добился обложения церковных земель, до того времени изъятых от налогов. Оппозиция папы Бонифация VIII была сломлена, а его преемники, переехав из Рима в Авиньон, сделались игрушкою в руках французской королевской власти. Обычай апелляции к королю на церковные суды (Appel contre d'abus) значительно подорвал и церковную юрисдикцию. Всё это усиление светского элемента на счёт католическо-церковного полностью соответствовало духу позднейшего учения гугенотов.

Столетняя война, потребовавшая от Франции напряжения всех её сил, отодвинула на задний план церковные вопросы, но, как только она окончилась, король Карл VII, воспользовавшись затрудненным положением папства после только что оконченного Великого раскола, добился принятия на Базельском Соборе Прагматической Санкции (1447). По этой санкции Французская церковь получила каноническую свободу выборов: кандидаты на духовные должности, связанные с бенефициями, замещались по избранию, причем король имел право рекомендовать кандидатов, а папа лишь утверждать их. Были отменены все налоги, взимавшиеся Римом с французской церкви, и ограничено право апелляции к папе на постановления церковных судов. Папские буллы утверждались королями, а интердикт перестал грозить Франции. В таком виде установились «вольности галликанской церкви», и эта её частичная независимость от папства тоже отчасти предвосхищала будущие гугенотские воззрения.

Но часть плодов Прагматической Санкции вскоре была Францией утеряна. Королевская власть, которая, начиная с Карла VII, стремилась к централизации и уничтожению феодальных учреждений, в лице Франциска I задумала подчинить церковь единой государственной организации и пошла на компромисс. В то время, как в Англии все ограничения папской власти, начиная с Кларендонских постановлений, нашли свое завершение и санкцию в реформации, во Франции королевская власть в своем стремлении к абсолютизму искусственно прервала ход событий, долженствовавший привести к полной самостоятельности французской церкви. В поисках папской поддержки против аристократии, она частично восстановила зависимость от Рима. Таков смысл Болонского конкордата 1516 г., заключенного Франциском I с папой Львом X. Король получал право назначения на духовные должности, а папа – отнятые у него Прагматической Санкцией доходы и право принимать апелляции на церковный суд.

 

Начало реформации во Франции

Таким образом, религиозная реформация (чьими поборниками затем выступили гугеноты) не осуществилась сверху, как это было в XVI веке в Англии и как по первоначальному ходу событий казалось возможным и относительно Франции. Реформацию здесь остановило стремление королей к абсолютизму, и ей оставался один путь – снизу; она и вступила на него.

Французская реформация, вызвавшая гугенотское движение, не была порождена исключительно внешними влияниями. Еще раньше, чем в Германии выступил Лютер, во Франции буквально те же идеи имели сотни последователей. Оживлением религиозных интересов, которое подготавливало появление партии гугенотов, Франция, как в значительной степени и Германия, была обязана гуманизму. Интерес к классикам развил критические вкусы, от античных авторов нетруден был переход к Св. Писанию, к его комментированию, переводам и экзегезе. Сильное развитие книгопечатания немедленно распространяло все подобные произведения. Не замедлила явиться и проповедь. В 1508 г. парижский профессор, предшественник гугенотов, гуманист Лефевр Детапль издал книгу Quincuplex psalterium, в предисловии к которой заключался первый призыв к чтению самого Св. Писания, а не официальных церковных толкований на него. В 1512 г. за первой книгой последовала вторая, тоже латинская: «Комментарий к посланиям апостола Павла», которая содержала целый ряд еретических с точки зрения католицизма мнений. Тут были и перевод на французский посланий апостолов непосредственно с греческого текста, который Лефевр не задумался выпустить рядом с Вульгатой, и утверждение исключительного авторитета Св. Писания, и сделавшийся потом основой лютеранства догмат спасения верой, и отрицание латинских молитв, и протест против безбрачия духовенства, и свойственный потом гугенотам взгляд на церковные обряды, не как на чудесное таинство, а как на обычное воспоминание о жертве Спасителя.

Франциск I

Франциск I, король Франции. Портрет работы Жана Клуэ, ок. 1530

 

У Лефевра появились ученики и последователи, его проповедь нашла поддержку в сестре Франциска I, Маргарите Ангулемской. Король, находившийся в это время под влиянием сестры, смотрел сквозь пальцы на деятельность реформаторского кружка Лефевра и не преследовал еретиков даже после Болонского конкордата, не внимая протестам Сорбонны и монахов. Первое время он допустил даже образование реформатской общины в Mo (Meaux), устроенной не кем иным, как главным деятелем конкордата епископом Брисонне. Тот призвал нескольких учеников Лефевра, которые начали французскую проповедь в Мо, а в 1523 г. приютил у себя и самого Лефевра как раз в тот момент, когда обнародование им перевода Нового Завета сделало неудобным дальнейшее пребывание его под боком у Сорбонны.

Первые 10 лет реформа во Франции процветала, но после поражения Франциска при Павии в феврале 1525 г, когда король был взят в плен, наступила реакция. Её облегчили кровавые события, которыми сопровождалось внедрение Реформации в Германии, где ещё не затихла крестьянская война. Для многих уже тогда стало ясно, что по религиозному фанатизму приверженцы Реформации не уступают католиков, а превосходят их. Предшественников французских гугенотов стали жечь на кострах сначала в Париже, потом в провинции. Тысячи их (в том числе и будущий основоположник гугенотского учения, знаменитый Жан Кальвин), бежали из Франции.

В 1534 г. под влиянием внешнеполитических условий наступил новый поворот в религиозной политике Франциска I. Договор с одним из главных немецких протестантских князей ландграфом Филиппом Гессенским заставил Франциска на время прекратить преследования; возбуждался даже вопрос о вызове во Францию Меланхтона. Реформационное движение во Франции вновь на время окрепло, но в последние годы царствования Франциска I и во все время правления его сына Генриха II во Франции свирепствовали жестокие гонения.

 

Причины гугенотских войн

См. также статью Гугеноты и Реформация во Франции

Они, однако, лишь увеличили число сторонников реформы, которая, наконец, нашла себе и определённую догму в учении Кальвина. Кальвинизм распространился по Франции так быстро, что ко времени смерти Генриха II (1559 г.) уже успел свить себе прочное гнездо на юге и на западе, попав на очень удобную почву. Примерно тогда же за французскими кальвинистами и укрепляется наименование «гугенотов».

Мир в Като-Камбрези (1559) прекратил войны Франции с Испанией и закрыл французам дорогу в Италию. По этой причине воинственное дворянство оказалось не у дел. Тяга к феодальному самоуправству никогда не умирала в нём, и централизаторская деятельность таких королей, как Людовик XI или Франциск I, всегда вызывали глухой протест. Буржуазия, бывшая верной союзницей королевской власти, представляла меньше оппозиционных элементов, но на юге и западе – в Лангедоке, Дофине, Провансе, Оверни, Гиени, Пуату, где попытки усилить монархическую власть встретились с вольностями провинций и городских общин, буржуазия была настроена далеко не миролюбиво. Неудачные правительственные меры, обременение налогами, придворный фаворитизм подогревали назревающую оппозицию. На эту-то почву и упало зерно проповеди Кальвина.

Жан Кальвин

Жан Кальвин, основоположник религиозного учения гугенотов

 

Если раньше гугенотское движение было крайне разбросано и распространялось преимущественно среди низших классов, главным образом, ремесленников, то с конца 1550-х годов, оно собирается и находит сторонников в первую очередь среди дворянства и богатых горожан, которым очень нравилась олигархическая направленность кальвинизма. Дворяне-гугеноты раскинулись по всей Франции, а гугенотская буржуазия сосредоточилась преимущественно на юге и на западе. Однако, первое время знать была мало организована для того, чтобы создать компактную партию, а буржуазия не пользовалась для этого достаточным влиянием. Руководство партией гугенотов перешло почти исключительно в руки пасторов во главе с близким соратником Кальвина Теодором Безой. Они и успели за последние годы Генриха II и за кратковременное царствование Франциска II настолько сплотить группировку, что при Карле IX она могла уже вступить в борьбу с правительством.

 

Гугенотские войны во Франции

См. также отдельную статью Гугенотские войны, Гугеноты и католики во франции

При вступлении на престол этот молодой король был полон самых благих пожеланий. Канцлер Лопиталь повёл отказался продолжать преследования гугенотов и повёл политику религиозной терпимости. Её одобрила даже властолюбивая королева-мать Екатерина Медичи, которая, опасаясь сильного влияния твёрдо стоявшего за католицизм герцогского рода Гизов, одобряла меры канцлера, согласилась на отмену смертной казни за ересь и даже на устройство религиозного диспута, на котором глава Гизов кардинал Лотарингский состязался с вождём гугенотов Безой. Правительство рассорилось с Гизами, и после диспута кардинал Гиз вместе с маршалом Сент-Андре и коннетаблем Монморанси заключили «триумвират» для искоренения ереси. Эдикт 17 января 1562 г. дал гугенотам свободу богослужения вне городов. Но одно из первых же их публичных молитвенных собраний в Васси окончилось столкновением с католиками и избиением гугенотов (1 марта 1562). Гугеноты поднялись под предводительством принца Конде и адмирала Колиньи, и это сделалось началом великой религиозной борьбы во Франции, которую делят обыкновенно на восемь отдельных гугенотских войн.

Адмирал Колиньи

Адмирал Колиньи

 

Сначала гугенотские войны носили исключительно религиозный характер. Амбуазский мир (1563), заключенный Конде после первой войны, вызвал протест всех гугенотов, надеявшихся добиться большего, нежели свободы богослужения, ограниченной Парижем и некоторыми другими городами. Вторая гугенотская война (1566 – 1568) была вызвана формально неисполнением условий Амбуазского эдикта; мир в Лонжюмо ещё больше ограничил их, так как гугеноты были побеждены. В стране росла анархия. Приверженность к «свободомыслящему» учению гугенотов проявляли лишь господствующие классы, в народе же оно совершенно не прививалось. В таких условиях гугеноты явно выглядели сеятелями смуты, и колеблющееся поначалу правительство со временем всё больше склонялось на сторону католиков – подавляющего большинства нации. Убедившись в этом, гугеноты стали проявлять растущую враждебность к существующей власти. Борьба за религию начала мало-помалу оттесняться на второй план борьбой против правительства во имя политических целей. Такая постановка вопроса изменила многое: пасторы потеряли свое прежнее влияние, и к кальвинизму присоединилась масса недовольных властью дворян. Третья гугенотская война (1569 – 1570) уже не была похожа на две первые. Окончивший её Сен-Жерменский мир прибавил к обычным условиям новое, с имеющее мало общего религией: гугеноты получили 4 города в качестве places de sûreté («убежищ», «безопасных мест» – эти города передавались под их управление).

Для закрепления мира решено было выдать сестру короля Маргариту Валуа, за видного гугенота Генриха Бурбона, короля Наваррского. Новое примирение казалось действительно прочным, но влияние «еретиков» при дворе теперь возросло настолько, что во время этой свадьбы, 24 августа 1572 г., в Париже грянул набатный колокол, и началось избиение недовольным народом гугенотов во всей Франции. Во время этой «Варфоломеевской ночи» было, по некоторым (хотя, видимо, сильно преувеличенным) сведениям, перебито 30.000 человек, в их числе и Колиньи, павший одной из первых жертв. Первое время гугеноты были совершенно подавлены; даже на юге и западе, где они были настолько сильны, что католики опасались ответного избиения. Первым актом гугенотов в Монтобане, Ниме, Гренобле и в могущественной Ларошели было изъявление полной покорности  власти. Буржуазия растерялась; в её традициях не имелось прецедентов открытой борьбы с королем; наоборот, традиции клонили к союзу и взаимной поддержке.

Варфоломеевская ночь

Варфоломеевская ночь. Картина современника событий, Ф. Дюбуа

 

Однако гугенотская аристократия стала убеждать буржуазию продолжить борьбу. Именно аристократы, желавшие по возможности ослабить королевскую власть, выступили застрельщиками возобновления гугенотских войн. Бежавшие после Варфоломеевской ночи стали возвращаться. Ледигьер и Монбрен в Лангедоке, Лану в Пуату начали успешную партизанскую войну, буржуазия воспрянула духом и стала запирать ворота перед королевскими войсками; усилия армии принца Анжуйского разбились о твердыни Ларошели. Эта Четвёртая гугенотская война кончилась (июнь 1573 г.) тем, что королю пришлось подтвердить условия Сен-Жерменского мира как относительно places de sûrete, так и относительно свободы вероисповедания и богослужения.

Утро Варфоломеевской ночи. Екатерина Медичи рассматривает тела убитых гугенотов

Утро Варфоломеевской ночи. Екатерина Медичи рассматривает тела убитых гугенотов у ворот Лувра. Картина Э. Деба-Понсана, 1880

 

Между тем, число гугенотов росло; новая религия усилилась большим числом чисто политических оппозиционеров. Господствующее положение среди гугенотов теперь окончательно заняла аристократия. Это отразилось и на политических памфлетах гугенотских публицистов (Готоман, Ланге), которые, призывая к ограничению королевской власти, отводили главную роль дворянству. Насколько политические мотивы отодвинули теперь религиозные, обнаружилось из факта союза гугенотов с частью католической аристократии, так называемой «партией политиков», которые с братом короля герцогом Алансонским, герцогом Бульонским и одним из Монморанси-Данвилем во главе стали на сторону врагов монархии во имя попранных прав дворянства. Коалиции пришлось бороться уже с новым королём, Генрихом III (Пятая гугенотская война, 1574 – 1576). Новый мир в Шатенуа был для гугенотов одним из самых выгодных; свобода их богослужения была распространена на всю Францию, за исключением Парижа, число places de sûrete было доведено до 11, и в правах на занятие должностей гугеноты были сравнены с католиками.

Католики поняли, что победы гугенотов в значительной степени – результат их сильной организации, и по инициативе Гизов в Перонне (Пикардия) создалась дворянская Католическая лига для борьбы с гугенотами. Но религиозные цели у неё, как и у коалиции, были на заднем плане. Лига, как и коалиция, служила, главным образом, феодальной реакции; только у Гизов сюда примешивались замыслы самим завладеть троном. Правительство скоро разглядело поползновения Гизов, и Генрих III, чтобы парализовать их, стал во главе лиги, а когда в возобновившейся борьбе (Шестая гугенотская война, 1576 – 1577) гугеноты при помощи лиги были совершенно разбиты, не захотел воспользоваться обстоятельствами и миром в Бержераке подтвердил их прежние приобретения.

Поражение гугенотов явилось результатом разрыва между аристократией и буржуазией. Союз был непрочен по самой природе. Теперь буржуазия научилась бороться с властью, и так как городские стены тогда уже представляли более прочные опорные пункты, чем рыцарские замки, буржуа стали все больше стремиться к господствующему положению. Дворянство, особенно политики, начали оставлять дело гугенотов, и лишь страх короля перед Гизами спас кальвинистов. Король вслед за Бержеракским миром сделал гугенотам еще ряд уступок, при проведении которых в жизнь возникла новая кратковременная война (Седьмая гугенотская, 1580). Восьмой была вызванная реакционным Немурским эдиктом война «трех Генрихов» (1585 – 1589), когда король порвал с католиками и стал на сторону гугенотов. Вскоре Генрих III был убит, а его преемник Генрих IV, возведенный на престол при деятельной поддержке гугенотов, издал в 1598 г. знаменитый Нантский эдикт о веротерпимости, который на некоторое время удовлетворил гугенотов.

Король Франции Генрих IV

Король Генрих IV французский, издавший Нантский эдикт о веротерпимости к гугенотам. Портрет работы Ф. Пурбуса

 

Гугеноты при Ришелье и Людовике XIV

Генрих IV и после него кардинал Ришелье продолжали политику усиления королевской власти, вследствие чего вновь начались восстания. Но так как дворянство уж привыкло к придворным условиям, то Ришелье нетрудно было привлечь к себе вождей кальвинистов, а затем раздавить рядовых гугенотов. Взятие Ларошели (1628) прекратило существование политической партии гугенотов, но кардинал оставил им религиозную свободу. Религиозный вопрос давно уже утратил свой жгучий характер, дворянство и буржуазию соединяли только политические интересы. Поэтому аристократия мало-помалу совершенно оставила гугенотскую партию, а буржуа направили все свои силы на промышленную деятельность.

Отмена Нантского эдикта Людовиком XIV (1685) лишила Францию 200.000 наиболее производительных жителей, бежавших из страны в протестантские государства. Драгонады и преследования Людовика XIV вновь подняли религиозный дух и вызвали Севеннское восстание «камизаров» (camisards) 1702 г. Уравнения прав с католиками гугеноты дождались лишь в начале Французской революции 1789 г.; кодекс Наполеона окончательно подтвердил этот революционный принцип.

 

Литература о гугенотах

Лучицкий, «Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции» (1871)

Лучицкий, «Католическая лига и кальвинисты во Франции» (1877)

Клячин, «Политические собрания кальвинистов во Франции XVI веке» (1888)

Бэрд, «История появления гугенотов» (1880) (на английском языке)

Зандер, «Гугеноты и Нантский эдикт» (1885) (на немецком языке)

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.