[Cм. также статьи Крестовые походы – кратко и Первый Крестовый поход.]

После отступления Кербоги от Антиохии путь к Иерусалиму был свободен для крестоносцев. Но раздоры между их вождями явились новою задержкой. Раймонд Тулузский не соглашался на то, чтоб Антиохия была отдана Боэмунду Тарентскому, говорил, что это было бы противно клятве, данной в Константинополе византийскому императору Алексею. Другие князья возражали Раймонду, что Алексей, не пришедши на помощь им, сам первый нарушил взаимные обязательства, и потому договор, заключенный с ним, потерял силу. Ссора между князьями распространилась и по их войскам. Северные французы и норманны смеялись над суеверием провансальцев, а провансальцы сердились на них за гордость.

В этих ссорах крестоносцы пропустили время года, удобное для военных действий, а недостаток съестных припасов, при стесненности множества людей на небольшом пространстве, произвел эпидемические болезни, от которых люди умирали тысячами. Особенно опечалены были все смертью папского легата Адемара, человека рассудительного, пользовавшегося всеобщей любовью за свою благотворительность. Многие отправились на родину, в том числе Гуго Вермандуа; он взял на себя переговоры с императором, чтобы под благовидным предлогом покинуть поход. Голод достиг такой степени, что многие пожирали трупы убитых врагов. Некоторые князья, пользуясь остановкой в Антиохии, делали завоевания в северной Сирии, что было довольно легко при раздорах между мусульманами. Раймонд взял город Альбару близ Апамеи и учредил там епископство. Крестоносцы общими силами взяли после очень упорной обороны крепость Маарру, истребили множество жителей в этом городе, других увели в рабство; многие успели бежать в пещеры; крестоносцы раскладывали костры у входов и жгли или душили дымом спрятавшихся. Победители разрушили стены города и сожгли его. Добыча была невелика, потому что жители зарыли в землю все денные вещи. Не нашедши их, норманны и провансальцы перессорились хуже прежнего.

Наконец масса крестоносцев вознегодовала на промедление, религиозный энтузиазм проявился с новой силой, воины грозно потребовали выступления в поход; они говорили: если князья из-за спора между собой о владениях забывают Иерусалим, то мы выберем какого-нибудь храброго рыцаря и пойдем под его предводительством освободить гроб Господень. Угроза произвела свое действие. Вскоре после Рождества был отдан приказ выступать в поход. Пошел с другими князьями и Раймонд, потерявший надежду приобрести во владение себе Антиохию: пока спорили с ним из-за этого города другие вожди, Боэмунд неожиданным нападением выгнал воинов его из антиохийских укреплений и завладел ими сам.

Крестоносцы пошли к Иерусалиму морским берегом, чтоб удобно было получать съестные припасы с кораблей. Эмиры шейзарский (кесарийский), хомсский и другие, опасаясь, что их города подвергнутся участи Маарры, если они не поспешат просить мира, присылали подарки крестоносцам, снабжали их в изобилии продовольствием, так что они шли, почти не встречая сопротивления. Когда они пришли в Гибеллум, прислал к ним просьбу о мире эмир Триполи. Но Раймонд, желавший овладеть этой областью, отверг его предложение и сделал нападение на соседний приморский город Аркас. Боэмунд не хотел, чтобы по соседству с его антиохийским княжеством возникло другое латинское государство, и всячески мешал Раймонду, между прочим, отклонил от него Танкреда, бывшего его сторонником. Осада Аркаса шла безуспешно, а войско настойчиво требовало продолжения похода, потому Готфрид Бульонский и Роберт Нормандский убедили Раймонда отказаться от мысли о завоевания Триполи и приняли предложение эмира. Раймонд плакал с досады, но принужден был покориться желанию воинов, требовавших безостановочного похода на Иерусалим. Греческие послы убеждали крестоносцев подождать три месяца, обещая, что к тому времени придет на помощь им император. Раймонд предлагал подождать императора; Боэмунд спорил против этого. Масса воинов хотела как можно скорее достичь Иерусалима; противиться общему требование было нельзя, и в средине мая [1099] крестоносцы двинулись к Иерусалиму. Они шли между морем и Ливаном через древние финикийские города Берит (Бейрут). Сидон, Тир в Акку (Птолемаиду).

Египетское правительство вело переговоры с крестоносцами о союзе против сельджуков. Но крестоносцы простояли более года под Антиохией и в Антиохии. Положение их там было очень тяжело. Египетский визирь Аль-Афдаль решился вести воину с сельджуками, не дожидаясь «франков». Он велел заковать в цепи послов крестоносцев и послал [август 1098] войско взять Иерусалим. Египтяне овладели этим городом, Афдаль поставил в нем сильный гарнизон, начальником которого назначил Ифтиакара. Слыша, что крестоносцы приближаются, что приморские города сдаются им и снабжают их съестными припасами, Афдаль освободил их послов и возобновил переговоры; он обещал давать свободный доступ в Иерусалим паломникам под условием, чтобы при них не было вооруженных людей. Крестоносцы с негодованием отвергли это предложение и продолжали поход.

Чем ближе подходили крестоносцы к Иерусалиму, тем сильнее овладевало ими нетерпение увидеть его. Танкред с отрядом конницы опередил остальное войско, пришел в Вифлеем; христиане, жившие там, встретили его с восторгом, он двинулся дальше, дошел до вершины горы Элеонской. Остальное войско, шедшее из Кесарии через Лидду, Рамлу, Эммаус, взошло около дня Троицы на эту гору, с которой виден Иерусалим [7 июня 1099]; многие падали на колена, плакали от радости, пели молитвы, прославляя Бога. Но взятие города, сильно укрепленного, изобильно снабженного продовольствием, защищаемого многочисленным храбрым гарнизоном, было дело трудное для крестоносцев, малочисленных, изнуренных. Громадная масса воинов, стоявшая за три года перед тем у Никеи, уменьшилась в страшной пропорции смертностью одних, отъездом других, так что число воинов, пришедших осаждать Иерусалим, не превышало 20.000 человек. А гарнизон города был в три раза многочисленнее. Крестоносцы под Иерусалимом нуждались в пище, потому что окрестности, уже и сами по себе бесплодные, были опустошены мусульманами; под знойным солнцем лета ручьи высохли; от голода, жажды и зноя погибло у осаждающих больше людей, чем от неприятельских стрел.

Взятие Иерусалима крестоносцами

Взятие Иерусалима крестоносцами в 1099. Миниатюра XIV или XV вв.

 

Не имея ни машин для разрушения стен, ни лестниц, чтобы взойти на них, крестоносцы сделали приступ и были отбиты. Голод усиливался, опасность положения увеличивалась с каждым днем. Но 13 июня были привезены с пришедших в Иоппийскую гавань генуэзских кораблей хлеб, вино, рабочие инструменты, приехали мастера. Танкред неожиданно открыл в отдаленной пещере спрятанные там большие бревна, из которых были построены машины египтянами за год перед тем при осаде Иерусалима. Один из местных жителей сказал крестоносцам, что в четырех милях от их стана по направлению к Сихему есть лес, провел их туда. На отнятых у сарацин верблюдах проводниками были привезены бревна из этого леса. Крестоносцы построили машины и башни; тогда осада пошла успешнее; религиозный энтузиазм усиливал отвагу крестоносцев; они были уверены в помощи Божией. Все войско их пошло босыми ногами вдоль стен на Элеонскую гору; мусульмане смотрели на эту процессию со смехом, пускали стрелы со стен.

Но этот день покаяния и молитвы укрепил мужество крестоносцев, и в середине июля они пошли на приступ со всех сторон. На востоке Готфрид Бульонский перекинул с осадной башни на стену опускной мост, перешел по нему, а на севере Танкред и Роберт, начальствовавшие норманнами, пробили стену и ворвались в Иерусалим. Раймонд со своими провансальцами между тем засыпал ров, находившийся с другой стороны города, и скоро тоже ворвался в него. Приступ длился два дня и наконец крестоносцы одолели; с криком «Так хочет Бог!» «Бог за нас!» они пошли по улицам [15 июля 1099].

Захват Иерусалима крестоносцами

Захват Иерусалима крестоносцами в 1099. Художник Э. Синьоль, 1847

 

Судьба жителей захваченного Иерусалима была ужасна; крестоносцы полагали, что исполняют священную обязанность, убивая их. По лестнице мечети, построенной халифом Омаром на горе храма, текла кровь 10.000 сарацин, знатных и простолюдинов. Потоки крови под лестницей были так глубоки, что достигали до колен рыцарей, до узды лошадей. Евреи бежали в свою синагогу и были сожжены в ней. Не было пощады ни полу, ни возрасту, улицы Иерусалима были завалены телами, кусками тел, залиты кровью, в воздухе носился стон умирающих. Победители грабили, убивая спрятавшихся в домах. Добыча, взятая в храме, была громадна; под наблюдением Танкреда целых два дня выносили оттуда золотые и серебряные сосуды, канделябры, другие драгоценности. Утолив ярость и алчность, крестоносцы прониклись благочестием; люди, свирепствовавшие подобно диким зверям, пошли босыми ногами с пением хвалебных песен Богу в церковь Святого Гроба принести благодарение Господу за победу.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.