Гёте, Иоганн Вольфганг – один из величайших европейских поэтов и писателей, род. 28 августа 1749 во Франкфурте-на-Майне, умер 22 марта 1832 в Веймаре. Его отец, юрист, занимавшийся частными делами, жил в собственном доме на Франкфуртском Гиршграбене. Честолюбивое стремление занимать почетное место среди своих сограждан побудило отца Гёте приобрести во время Войны за Австрийское наследство от императора Карла VII звание имперского советника, а 1748 он женился на 17-летней дочери шультгейса (старосты) Иоганна Вольфганга Текстора, Катарине Елизавете. Поэт был первым сыном от этого брака. Отец Гёте, холодный, серьезный, даже педантичный и жесткий, но обладавший неустрашимым мужеством, энергическим правдолюбием и неутомимым стремлением к образованию, представлял резкую противоположность веселому, живому темпераменту и теплой сердечности своей жены, имевшей в этом отношении весьма благотворное влияние на сына.

Гёте

Портрет Иоганна Вольфганга фон Гёте. Художник Й. К. Штилер, 1828

 

Ранняя молодость Гёте протекала при условиях и отношениях, рано возбудивших фантазию ребенка и способствовавших быстрому развитию его духовных дарований. Стремление к полному фантазии изображению и меткому усвоению внешнего мира, бывшее характерною особенностью Гёте и впоследствии, замечается уже в сохранившихся сочинениях его школьных лет. Французская пьеса, роман в письмах нескольких братьев и сестер, живущих в разных странах и ведущих переписку на различных языках, поэма в прозе «Joseph» и многочисленные стихотворения свидетельствовали о рано пробудившемся стремлении к поэтическому творчеству (сохранилось только «Höllenfahrt Christi» [«Сошествие в ад»], 1765).

Если вам нужны КРАТКИЕ сведения по этой теме, прочтите статьи Гёте - краткая биография и Творчество Гёте - кратко

Намеченный отцом план жизни Гёте непоколебимо требовал юридического образования. Для этого был выбран университет Лейпцига. В октябре 1765 год. 16-летний Гёте приехал в Лейпциг. Занятия сначала шли прилежно, затем небрежнее. Его общее образование, по сравнению со скудостью тогдашнего университетского преподавания, ушло слишком далеко вперед. К школьной логике и философии он чувствовал непреодолимое отвращение. Даже с началами юриспруденции отец его, еще дома, настолько хорошо ознакомил, что юридические лекции казались Гёте скучными и бесполезными. Бериш, учитель одного знатного юноши, побудил Гёте к лирическому творчеству, причем требовал от него краткости и определенности выражений. Под впечатлением нескольких событий, пережитых Гёте в родном городе, написана первая комедия Гёте «Соучастники» (или «Совиновники», «Die Mitschuldigen»). Любовные приключения в Лейпциге тоже способствовали созреванию его поэтического таланта: они нашли себе выражение в маленькой пасторальной пьесе: «Die Laune des Verliebten», единственной работе, которую Гёте закончил во время пребывания в Лейпциге. Тяжелая болезнь заставила его в конце 1768 оставить этот город. В Лейпциге Гёте стал в более прочную связь с современной литературой и заменил слепое поклонение некоторым старым писателям сознательным почитанием Лессинга, Винкельмана, Виланда. Путешествие в Дрезден 1767 для ознакомления со знаменитой картинной галереей, много способствовало развитию его художественного чувства. Болезнь Гёте продолжалась в течение всего 1769 г. Отчасти под влиянием матери, сдружившейся между тем с пиетистической, склонявшейся к гернгутерству девицей Клеттенберг, отчасти благодаря личному знакомству с этой последней, Гёте на короткое время подчинился туманно-религиозному направлению и много занимался изучением книг по мистике и алхимии. Впоследствии, в «Фаусте», заметны отзвуки этих занятий.

 

Иоганн Вольфганг Гёте

 

Весной 1770 Гёте поступил в страсбургский университет, где по плану отца должен был закончить свое юридическое образование получением степени доктора. Здесь Гердер открыл перед ним новые взгляды на поэзию и литературу. Он уяснил Гёте значение народной поэзии, дал ему понять величие Гомера и Шекспира, познакомил с изданными Макферсоном песнями Оссиана. Уже в эту пору Гёте стоит на высокой ступени развития. Изучение Шекспира помогает ему выработать план для обработки в драму жизни Гёца фон Берлихингена. Он начинает писать первые наброски «Фауста»; собирает народные песни и со страстным интересом изучает старинное художество и искусство Германии. Могучего расцвета достигает юношеская лирика Гёте, благодаря его любви к Фридерике Брион. Однако когда в августе 1771 занятия были окончены диспутом на тезисы и приобретением звания лиценциата прав, Гёте расстался со своей возлюбленной, в сознании, что эта связь остановит его шествие вперед на открывшейся перед ним дороге.

По возвращении во Франкфурт, Гёте вступил в корпорацию адвокатов, но очень мало занимался этим делом, отдавшись всецело литературе. В октябре он начал первоначальную обработку пьесы «Готтфрид фон Берлихинген с железной рукой» («Gottfried von Berlichingen mit der eisernen Hand»), сохранившуюся и напечатанную чрез полстолетия. В мае 1772 он переехал в Вецлар, где по отцовскому плану поступил на службу практикантом при имперском камерном суде и где серьезной опасностью ему грозила новая вспыхнувшая любовь к Лотте Буфф, дочери вецларского окружного судьи, раньше невесте юриста Кёстнера, – любовь, плодом которой было несколько времени спустя сочинение «Вертера». Но он сбросил с себя и это увлечение и вернулся во Франкфурт. Здесь наступает теперь период наибольшего подъема поэтических дарований и почти неисчерпаемого творчества. В эту пору Гёте впервые решается выступить в печати. Появляется его статья «О немецком зодчестве Эрвина из Штейнбаха» (1772, с пометкой 1773); далее, брошюры: «Brief des Pastors zu *** an den neuen Pastor zu ***» и «Zwo wichtige, bisher uneröterte biblische Fragen» (1773)».

В первые месяцы 1773 г. Гёте окончил вторую обработку трагедии «Гёц фон Берлихинген», вышедшую из печати в июне. «Гёц» представляет сильную и проникнутую всей теплотой и свежестью самостоятельного поэтического таланта попытку дать немецкую драму по образцу шекспировских хроник. Сюжет, почерпнутый из волнующейся, мятежной эпохи, изображение характера, предоставленного в силу природных склонностей честной самопомощи, богатство поэтических деталей и колоритность – все это в одинаковой степени привлекало внимание и возбуждало удивление.

Чтобы избавиться после брака Кёстнера с Лоттой от мучительных воспоминаний и все еще не утихшей страсти, чтобы освободиться от тяги к самоуничтожению, волновавшей в ту эпоху «бури и натиска» почти все немецкое юношество, Гёте написал в несколько дней роман «Страдания юного Вертера» (Лейпциг, 1774). Глубина настроений, теплота и естественность деталей и ясная красота стиля превосходили все, что дала в поэтической прозе до того времени немецкая литература. Восторженный прием романа публикой соответствовал его достоинствам; появление его составило эпоху не только в литературе, но и в жизни тогдашнего общества в Германии и других странах, ибо удивительно верно выразило настроение умов всей интеллигентной молодежи. Между тем, появились его небольшие сатиры в драматической форме: «Пролог к последним откровениям Бога» (1774); «Neu eröffnetes moralischpolitisches Puppenspiel» (1774), включающее в себя «Земную участь художника», «Jahrmarktsfest in Plundersweilen» и «Pater Bery». Две других пьесы в этом жанре, «Сатир или Обоготворённый леший», сатира против проповедников первобытной жизни типа Руссо, и «Hanswurst Hochzeit», в то время остались не напечатанными. Триумф, который доставила Виланду его драма «Алкеста», дал повод к фарсу «Боги, герои и Виланд» (1774). В часы более высокого вдохновения разрабатывались наброски «Фауста» и были созданы планы и отрывки трагедий «Магомет» и «Прометей», и эпоса «Вечный жид». Первой крупной работой, последовавшей за «Вертером», была пьеса «Клавиго» (Лейпциг, 1774), обнаруживавшая, однако, при сравнении с прежними главными произведениями, некоторый упадок кипучей силы и духовного изобилия.

Ряд сближений и дружеских связей с женщинами поддерживал в поэте неясное, смутную потребность в любви. С полною силою в нем вспыхнула снова страсть уже зимою 1774-1775, когда он познакомился с Елизаветой (Лили) Шенман, дочерью франкфуртского банкира. Гёте, с одной стороны, не мог преодолеть развившегося уже в нем отвращения к браку, с другой – не решался расстаться со своей возлюбленной. В это время, испытывая и другие сердечные разочарования, Гёте написал «Стеллу, пьесу для любящих» (Берлин, 1776), где цветущий юностью образ Стеллы – изображение Лили. Но внешнее обстоятельство вывело его из внутренней борьбы, которая отравила его существование. В сентябре 1775 он получил формальное приглашение к веймарскому двору и в начале ноября приехал в Веймар, бывший тогда средоточием всего, что было выдающегося в литературе, науке и искусстве. Молодой герцог Карл Август, полный силы и энергии, соединявший со свежей жизнерадостностью живейший интерес к явлениям умственной жизни, быстро сделал Гёте своим доверенным лицом и другом. 11 июня он подписал приказ о назначении Гёте тайным посольским советником, с правом заседания и голоса в тайном совете.

Однако уже в первые месяцы своей придворной жизни в Веймаре, поэт почувствовал, какой разлад существует между его стремлением к поэтическому творчеству и жизнью при дворе и служебною деятельностью. От удовольствий двора Гёте, уже после первого года, мог до некоторой степени уклоняться, но должностные обязанности держали его в своих цепях. Он был, если не по имени, то на деле первым министром Карла Августа. Дела комиссии путей сообщения, строительного ведомства, управления горными промыслами и лесами, военной комиссии постепенно перешли в его заведывание. В июне 1782 (за два месяца перед тем ему было пожаловано дворянство) Гёте назначили и председателем суда. В увлечении, с которым Гёте отдавался возложенным на него делам, несомненно, заключался большой ущерб творческому настроению, но оно во многом благотворно действовало на его внутреннее развитие. В первые годы жизни в Веймаре Гёте испытал несколько мимолетных сердечных привязанностей, но более глубокое чувство сблизило его с Шарлоттой фон Штейн. В 1776 Гёте уже был постоянным другом семьи Штейнов и общество талантливой, пробуждавшей в нем высшие стремления женщины стало для поэта необходимой потребностью. Дружба перешла в любовь и воспоминание о ней со всею прелестью сохранено навеки в письмах Гёте к Шарлотте. В это же время Гёте ревностно начинает заниматься естественной историей. Сначала он работает по минералогии и геологии, далее занимается ботаникой, анатомией, остеологией, и с особенной страстью – теорией красок.

Эти занятия еще более сокращают те немногие часы, которые могли бы быть посвящены поэтическому творчеству. В первый веймарский период 1776-1780, сначала казалось, что у поэта хватит силы и времени только для небольших пьес на разные случаи, удовлетворявших непосредственно поэтическим запросам дня. Хотя некоторые из этих пьес, например, жанровая драма «Die Geschwister» (1776) и поднимались над общим уровнем, а легкие комические пьесы с пением: «Лила» (1777): «Торжество чувствительности» (1778) дышали прежним богатством фантазии, все это не могло, однако, доставить самому поэту внутреннего удовлетворения. Он не решался преступить к разработке широко намеченных планов, привезенных в неоконченном виде из Франкфурта («Эгмонт», «Фауст», «Вечный жид»). Зато он начал 1777 роман «Вильгельм Мейстер», а 1779 написал в первой (прозаической) обработке драму «Ифигения в Тавриде». «Ифигения» была первым более явным признаком внутреннего поворота в его поэтическом творчестве.

В сентябре 1779 Гёте предпринял с герцогом путешествие в Швейцарию. По возвращении началась новая во всех отношениях жизнь. Поэтическое творчество испытывает новый подъем. Наряду с опереттами и пьесами с пением «Джери и Бателей», «Рыбачка», «Шутка, хитрость и месть», Гёте все время работал над «Вильгельмом Мейстером» и начал драму «Торквато Тассо». Трагедия «Эльпенор» и эпическая поэма «Тайны», начатые тогда же, не были окончены. Чем дальше, тем яснее становится для него невозможность выполнить целый ряд более крупных поэтических замыслов, без удаления от дел и полнейшего ухода в самого себя. Стремление к сосредоточению и уяснению, к расширению и исправлению воззрений своих на жизнь и искусство, некоторое недовольство веймарскими условиями – все усилило его желание уехать в Италию.

3 сентября 1786 Гёте выехал из Карлсбада и отправился «в горы». Он проехал через Регенсбург, Мюнхен, Иннсбрук и Бреннер, через Гардское озеро в Верону и Венецию. Уже по пути он начал переработку «Ифигении»; в Риме, где он в этот раз пробыл до февраля 1787, он ее окончил. Со страстной настойчивостью Гёте кинулся на занятия рисованием, лепкой и живописью. В марте 1787 поэт был в Неаполе, оттуда ездил в Сицилию, где создал план для неоконченной трагедии «Навзикая», вторично жил в Неаполе и в середине 1787 вернулся в Рим. Осенью и зимою 1787-88 Гёте свободно предался своим любимым и занятиям; в августе он окончил трагедию «Эгмонт», придал некоторым небольшим пьесам метрическую обработку и готовился окончить «Тассо», требовавшего сначала коренной переработки текста и вновь приступил к «Фаусту».

В конце апреля 1788 Гёте отправился домой; но дома уже не чувствовал себя своим. Узость веймарских отношений не соответствовала его новым римским впечатлениям. В это время он сводит знакомство с молодой девушкой, Христианой Вульпиус, дочерью веймарского чиновника и сестрою автора «Ринальдо Ринальдини». Её цветущая молодость и симпатичный характер увлекли поэта. Быстро произошло сближение, поведшее уже в июле 1788 к «браку на совесть». От этой связи в 1789 родился сын, Август, единственный оставшийся в живых из пяти детей Христианы и Гёте.

С возвращением из Италии начинается для Гёте новый период в его поэтическом творчестве – период, который Розенкранц охарактеризовал как период «классического идеализма». Но молодому поколенью, в котором еще в полной силе жили тревожные элементы «бури и натиски», не по сердцу пришлось это классическое, гармоническое спокойствие недавнего творца «Вертера», и они не могли мириться с мыслью, что автор «Гёца» и «Вертера» написал «Ифигению» и «Тассо». Гёте чувствовал себя одиноким, и им овладевало внутреннее недовольство, неблагоприятно отзывавшееся на его поэтической производительности. В это время удручающим образом подействовала на него вспыхнувшая французская революция. Гёте был слишком умен, чтобы не понять необычайного значения переворота и легкомысленно уверять себя, что его легко удастся подавить; но он был слишком тверд и непоколебим в убеждении, что лишь путь «спокойного развития» может двигать вперед нации, а особенно немецкий народ. Это поставило Гёте в глубокий разлад с духом времени. Правда, он пытался в поэтическом творчестве освободиться от мучительного душевного состояния, но такие комедии, как «Der Gross-Cophta» (1791) и «Der Bürgergeneral» (1793) не могли составить духовного противовеса могучему движению. Недовольство, господствовавшее в последние годы в жизни поэта, омрачило его второе путешествие в Венецию (1790), поэтическим результатом которого были «Венецианские эпиграммы».

В 1790 Гёте отправился с герцогом в лагерь при Рейхенбахе в Силезии, а осенью 1792 принял участие в походе во Францию, который окончился артиллерийским боем при Вальми и отступлением немецкой армии. 1793 он во время осады Майнца был занят новой обработкой поэмы «Рейнеке-Лис».

В этих условиях решающим образом на дальнейшую жизнь и деятельность Гёте подействовало сближение с Шиллером, начавшееся летом 1794 и вскоре перешедшее в искреннюю дружбу. До сих пор он скорее уклонялся от общения с Шиллером, с которым познакомился еще в Рудольфштадте, сразу по возвращении из Италии. Теперь он любезно пошел навстречу к попытке сближения, сделанной Шиллером при издании журнала «Оры»; в живом общении поэты открыли у себя многие точки соприкосновения, единогласие в воззрениях на жизнь и искусство. Горячее одобрение Шиллера вышедшему в это время роману «Годы учения Вильгельма Мейстера» (Берлин, 1795) дало новое возбуждение поэтическим силам Гёте. Шиллеровские «Оры» послужили для него толчком к напечатанию написанных тотчас по возвращении из Рима и частью относящихся к Христиане «Римских элегий». Для них же написаны «Беседы немецких эмигрантов» (заключ. «Märchen») и обработана автобиография Бенвенуто Челлини. В издававшемся Шиллером «Альманахе муз» были напечатаны написанные друзьями вдвоём «Ксении», резко нападавшие на все уродливое и ложное в тогдашней литературе (в «Альманахе муз на 1797», изд. 1796), далее элегии Гёте, напр. «Алексис и Дора» и «Эфросина», а также многие из его лучших баллад (особенно в «Альманахе муз на 1798 – 99»).

Памятник Гёте и Шиллеру в Веймаре

Памятник Гёте и Шиллеру в Веймаре

 

В полном сознании своей силы Гёте написал чудную поэму «Герман и Доротея» (Берл., 1797); после юношеских произведений Гёте, это было первое, встретившее непосредственное и живое участие во всех почти слоях общества. Далее, написана первая песнь поэмы «Ахиллеида», начавшая собою ряд произведений, завершившихся также неоконченной драмой «Дочь природы» (1803). Высшее значение, которое Гёте все больше и больше придавал классицизму во всех областях искусства, выражается в его статьях того времени по теории искусств, появившихся большей частью в журнале «Пропилеи» (1798 – 1800); таков и замечательный биографический труд, посвященный памяти знаменитого археолога: «Винкельман и его время» (1805). С 1796 по 1810 главная деятельность Гёте была посвящена управлению веймарским придворным театром. Стремления Гёте поддерживал Шиллер, как собственными пьесами, так и переделками: «Макбет», «Турандот» и «Федра» Не имея охоты к самостоятельному драматическому творчеству, Гёте снабдил свой театр переделками «Магомета» и «Танкреда» Вольтера.

19 октября 1806 Гёте обвенчался с Христианой Вульпиус, но через несколько месяцев ему пришлось тяжелой внутренней борьбой поплатиться за поздно принятое решение. К 1807-1808 относится глубокая склонность Гёте к Минне Герцлиб и отзвуком этих душевных потрясений явился роман «Избирательное сродство» (1809), последний роман Гёте, отличающийся высокой, даже слишком строгой художественной законченностью формы и скорбной трагической глубиной по содержанию. С 1806 Гёте начал издавать новое полное собрание своих сочинений. Для этого издания он закончил и первую часть «Фауста». В этом произведении поэтическое творчество Гёте достигло высочайшего подъема.

С этого времени поэт начинает все более и более отдаляться от общества. Он продолжает неутомимо расширять круг своих познаний и обрабатывать их в художественной форме. Он исследует литературы иностранные и всех времен. Как раз в то время, когда немецкий народ восстал против иноземного французского владычества, Гёте обратился к созерцательному Востоку и углубился в изучение персидских и арабских поэтов. Здесь его лирика почерпнула свежее вдохновение, и результатом его был богатый поэтическими красотами сборник под заглавием «Западно-восточный диван» (1819). При этом не прекращались и научные исследования. «Учение о цвете» было окончено уже в 1810 после долгой и трудной работы. Поводом и почвой для минералогических исследований служили особенно путешествия в Карлсбад, предпринимавшиеся 1806-1813 почти ежегодно. Во время курортной жизни Гёте легче повиновалась и его поэтическая муза. Так был создан план для романа «Годы странствий Вильгельма Мейстера», в исполнении, однако, обратившийся в скопление небольших повестей, лишенных удовлетворительного внутреннего единства. В драматическом отрывке «Пандора» (1807) Гёте стремился «выразить символически вытекающее из живейшего воспоминания об испытанном счастье стремление к прекрасному и просветляющую все противоречия страсти надежду на возобновление счастья».

Чтобы способствовать пониманию его произведений и доказать их внутреннее единство, Гёте с 1810 г. начал писать историю своей жизни, под заглавием «Поэзия и правда: из моей жизни». Эта автобиография доведена до осени 1775 и имеет многочисленные дополнения, между прочим в «Анналах» и в «Итальянском путешествии». Уже в глубокой старости Гёте еще раз испытал борьбу между чувством и самоотречением: во время пребывания в Мариенбаде в августе 1823, он с юношеским жаром полюбил Ульрику фон Левецов и даже думал на ней жениться (Христиана Вульпиус умерла за несколько лет до того); эта страсть нашла себе поэтическое выражение в «Трилогии страсти». Затем в его душе и во внешних отношениях наступает уже спокойствие и тишина старости. Все больше и больше уединяясь, доживает Гёте свои дни, постоянно стараясь применить к делу ещё не ослабевшие жизненные и духовные силы. 7 ноября 1825 было торжественно отпраздновано пятидесятилетие его первого приезда в Веймар. В 1828 Гёте потерял своего друга, герцога Карла Августа, а вскоре умерла и герцогиня Луиза. Тяжелым ударом для Гёте была смерть его сына, последовавшая в Риме, в 1830. За два месяца до смерти Гёте окончил вторую часть «Фауста», план и отдельные сцены которого набросаны еще в эпоху дружбы с Шиллером. 22 марта 1832, на 83-м году жизни, Гёте тихо и безболезненно скончался.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.