[Начало см. в статье Первые экспедиции Писарро в Перу]

 

Междоусобия в царстве инков

Государями перуанского царства инков в последние десятилетия XV века были Тупак Юпанки и его сын Уайна Капак; при них империя значительно расширилась. Инки покорили Кито, построили дороги, соединявшие столицу со всеми областями. Государство процветало. Уайна Капак был еще жив, когда Писарро и Альмагро появились в первый раз у реки Сан-Хуана; он умер с предчувствием, что белые бородатые люди подвергнут государство тяжелым бедствиям. От той жены, которая была сестрой и считалась царицей, он имел сына Уаскара; от других жен у него было много сыновей; из них важные роли играли впоследствии Манко Капак, матерью которого была женщина царской фамилии, и Атауальпа, сын дочери последнего царя Кито, любимец отца. Чувствуя приближение смерти, Уайна Капак призвал вельмож к своей постели и объявил, что отдает Кито Атауальпе, потомку прежних царей этого государства, а остальное царство – законному наследнику престола Уаскару.

Инки

Шествие царя инков. Реконструкция

 

Уайна Капак умер в 1525 году. Похороны его были совершены с небывалой пышностью; множество наложниц, слуг и придворных добровольно отдали себя на смерть. Уаскар и Атауальпа разделили между собою владения, как велел отец. Уаскар был человек мягкого характера; благодаря этому, несколько лет прошло без войны. Атауальпа был честолюбив, обижал Уаскара, и наконец вспыхнуло междоусобие.

Поводом к нему был, кажется, спор за область Тумебамбу. Войско было расположено к Атауальпе; он разбил Уаскара у подошвы Чимборасо, вошел в царство, разрушил город Тумебамбу, опустошил соседние земли, беспощадно убивал приверженцев Уаскара. Тумбес был на стороне Атауальпы; жители острова Пуны – на стороне Уаскара. В страшной, длившейся целый день битве на Кипайпанской равнине, близ Куско, Атауальпа одержал победу, благодаря искусству своих полководцев. Уаскар бежал, был настигнут и взят в плен. Атауальпа отослал его под стражу в крепость Кауку и стал править всем государством. Это было весной 1532. Человек жестокого характера, Атауальпа истреблял членов царской фамилии и вообще принимал для упрочения своей власти жестокие меры.

 

Вторжение Писарро в Перу

Писарро пошел в Тумбес вскоре после окончательной победы Атауальпы. Испанцы не узнали богатого города, виденного ими прежде; дома были разрушены, большинство жителей погибло или бежало; белые, оставшиеся в городе, были убиты. Испанцы, ожидавшие дружеского приема, были встречены враждебно. Писарро старался восстановить прежние хорошие отношения, но решил, что лучше будет выбрать другой опорный пункт для похода в глубину страны.

Он пошел на юг в плодородную Тангавальскую долину, по которой мог иметь удобное сообщение с морем построил в ней крепость Сан-Мигель де Пиура; оттуда он ходил по соседним областям, объявляя, что пришел требовать повиновения королю испанскому. Жители изумлялись и, не понимая ясно, в чем дело, не противоречили Писарро. Подобно другим туземцам Нового Света, перуанцы боялись белых людей в латах. Особенно страшны казались им люди на невиданных в Америки лошадях. Писарро поддерживал в них мнение о сверхъестественной силе и непобедимости белых людей. Он дал каждому поселенцу своей крепости несколько туземцев в работники; перуанцы покорялись этому распоряжению по своей привычке исполнять работы, налагаемые на них чужой волей.

Франсиско Писарро

Франсиско Писарро

Автор изображения - José Fuertes

 

Оставив гарнизон в своей крепости, Писарро в сентябре (1532 года) пошел вглубь страны. Испанцев повсюду принимали дружелюбно. Их было 177 человек, в том числе 67 всадников. При них находились два туземца, бывшие с Писарро в Испании, выучившиеся говорить по-кастильски. После нескольких дней похода Писарро заметил, что некоторые из его солдат боятся идти дальше, он объявил, что все желающие могут возвратиться в Сан-Мигель. Только девять человек воспользовались этим разрешением, все другие сказали, что готовы идти за ним, куда он хочет.

Вскоре после того он услышал, что недалеко от него стоит войско Атауальпы. Он послал Сото на рекогносцировку. Через восемь дней Сото возвратился с перуанским вельможей, который приветствовал начальника белых людей от имени своего царя и поднес ему царские подарки. Писарро отпустил этого вельможу с любезным ответом, хотя предполагал, что он прислан посмотреть, каким образом удобнее будет напасть на испанцев. Сото говорил, что местности, по которым он проходил, имеют густое население и очень богаты. Писарро пошел дальше и увидел, что это действительно так.

Он слышал, что инка расположился станом у города Кахамарки (или Кахамальки) и пошел туда. Жители сначала уходили от испанцев, но видя что они не делают никакого насилия, слыша уверения Писарро в миролюбии, ободрялись, приносили испанцам пищу и другие подарки. Через Кордильеры была проведена удобная дорога; но Писарро пошел трудным путем прямо через горы, чтобы дать перуанскому царю высокое понятие о силе и отваге белых людей. Укрепления в горах не имели гарнизонов; Писарро заключил из этого, что инка не хочет сопротивляться походу испанцев. Через некоторое время к Писарро пришел прежний посол с новыми подарками, уверял, что царь имеет мирные намерения, но с тем вместе говорил о его могуществе. Писарро отвечал, что Атауальпа обязан повиноваться испанскому королю, точно так же, как перуанские областные правители повинуются инке. Испанцы спустились с гор на Кахамаркскую долину и с тревогой увидели вдалеке бесчисленные белые шатры войска Атауальпы.

 

Битва при Кахамарке (1532)

Писарро пошел к большому городу Кахамарке и 15 ноября 1532 вступил в него; он был покинут жителями. Писарро послал Сото и своего брата Эрнана с отрядом конницы в стан царя. Перуанские воины со страхом смотрели на испанских всадников, быстро едущих с громкими звуками труб и звоном оружия по лугу, быстро переезжающих через речку перед станом.

Испанцы подъехали к царю, окруженному вельможами. Эрнан объявил ему от имени своего брата, что они подданные могущественного царя, живущего за морем, пришли обратить его и перуанский народ в истинную веру христианскую и пригласил его в Кахамарку на свидание с испанским главнокомандующим. Атауальпа обещал посетить главнокомандующего на следующий день. Возвратившись, всадники рассказывали товарищам о многочисленности перуанского войска. Все были смущены. Но Писарро не струсил; он радовался, что приближается решительная минута, и ободрил воинов. По совету с друзьями, он решился арестовать инку на глазах его войска. Писарро во всём следовал примеру Кортеса; вероятно, и в этом случае он подражал ему,

Утром 16 ноября испанцы отслужили молебствие, прося Господа защитить воинов его, пришедших сюда сражаться для распространения христианства. Писарро расставил своих солдат по разным домам, так что их не было видно. Показалась процессия перуанцев. Вельможи несли инку, сидящего на золотом престоле; за ними следовало бесчисленное множество народа. Перед домом, в котором находился Писарро, капеллан его, доминиканец Вальверде, встретил царя и произнес речь, которую переводил Фелипильо, уроженец Тумбеса, научившийся в Испании кастильскому языку. Речь излагала учение о том, что Сын Божий принял смерть для искупления рода человеческого, что он дал Петру и преемникам Петра, папам, владычество над всею землею, что один из этих преемников Петра передал королю испанскому владычество над западными странами и что потому Атауальпа должен принять христианскую веру и сделаться данником короля испанского, Карла.

Спокойно выслушав все до конца, инка сказал: «Я не хочу быть ничьим данником. Я могущественнее всех царей на земле. Верю, что ваш король могущественный государь; не сомневаюсь в том, видя, что он послал своих подданных так далеко за море, и я готов считать его своим братом. А что касается папы, о котором вы говорите, то он должно быть сумасшедший, если дарит не принадлежащие ему земли. Своей веры я не могу переменить. Ваш Бог, как вы говорите, умерщвлен теми людьми, которых сотворил, а мой бог еще живет на небе и смотрит на своих детей».

Сказав это, инка спросил, откуда Вальверде знает то, что он рассказывал. Вальверде подал ему Библию. Атауальпа взял ее, перевернул несколько листов, с досадой бросил книгу на землю и сказал, что потребует от испанцев отчета за насилия, сделанные ими в его царстве. Вальверде быстро подошел к Писарро, требуя мщения за оскорбление христианства. По знаку Писарро пешие и конные воины появились на площади, где происходило свидание. В ту же минуту были сделаны выстрелы из двух пушек, поставленных на стене крепости. С боевым испанским криком «Santiago!» воины Писарро бросились на безоружных перуанцев, охваченных ужасом, стреляли из ружей, кололи копьями, рубили мечами. Перуанцы бежали; площадь была покрыта грудами тел.

Около Атауальпы теснились вельможи, закрывая его собой. Один из испанцев занес меч над ним. Писарро подскакал, протянул руку остановить удар, меч ударил его по руке; из раны потекла кровь – единственная испанская кровь, которая текла в этот день. Писарро велел не делать вреда царю, взял его под стражу и обращался с ним почтительно. Испанские всадники гнались по полю за теми перуанцами, которые успели бежать из города, рубили и топтали их. Только с наступлением ночи прекратилось это истребление безоружных. Число убитых доходило до нескольких тысяч человек. Испанские офицеры сели ужинать, Писарро посадил с собой за ужин и царя.

По словам испанцев, Атауальпа говорил, что знал обо всех подробностях их похода и легко мог бы остановить их в ущельях Кордильеров, но пропустил их в Кахамарку, надеясь, что при их малочисленности победит их, завладеет их удивительным оружием и лошадьми; что он хотел отобрать некоторых для своей службы, а, других убить. Едва ли мог Атауальпа высказать эти мысли, даже если предположить, что действительно имел их. По мнению историка Прескотта, все это была выдумка Фелипильо, враждебного Атауальпе.

 

Выкуп Атауальпы

Всадники, посланные на рекогносцировку, не встретили нигде сопротивления и возвратились с богатой добычей; но Писарро все-таки решил, что идти дальше было бы опасно, и остался в Кахамарке до прибытия подкреплений из Сан-Мигеля. Он обращался с Атауальпой почтительно, допускал к нему жен, служителей вельмож. Но Атауальпа опасался, что если долго останется в плену, то Уаскар уйдет из-под стражи и овладеет царством. Он заметил, что важнее религии для испанцев золото, и предложил Писарро дать за свое освобождение столько золота, сколько поместится в комнате до вышины, до какой может достать рука.

Комната, где происходил этот разговор, имела около 17 футов ширины и около 22 футов длины. Писарро провел красную черту на высоте девяти футов и сказал инке, что освободит его, когда комната будет наполнена золотыми вещами до этой черты, а другая соседняя комната, несколько меньше этой, будет два раза до такой же высоты наполнена серебряными вещами; это был удобнейший способ овладеть перуанскими сокровищами. Царь послал гонцов в Куско и другие города с приказанием, чтобы взяты были из храмов и дворцов и доставлены в Кахамарку золотые и серебряные вещи. Но Уаскар предложил Писарро дать еще больше золота за свое освобождение. Писарро хотел послать за ним и, выслушав его и Атауальпу, решить, кому из них быть царем. Узнав это, Атауальпа, решился устранить соперника. Испанцы услышали, что Уаскар утоплен в реке по приказанию Атауальпы и перед смертью говорил, что испанцы отмстят за него, что Атауальпа недолго переживет его. Но Атауальпа притворялся, что очень огорчен смертью брата, и уверял Писарро, что невиновен в ней.

При дальности расстояний от больших городов доставка выкупа шла не так быстро, как желали испанцы. Писарро послал нескольких всадников в Куско ускорить сбор выкупа; их повсюду принимали с величайшим почетом. Они держали себя нагло, оскорбляли членов царской фамилии, дерзко захватывали все золото, какое могли найти, беспощадно обобрали сокровища храма солнца в Куско. Эрнан Писарро, по поручению брата, поехал с отрядом конницы в Пачакамак забрать сокровища, находившиеся в храме этого города; испанцы вытащили статую божества из святилища, разбили ее перед глазами народа, поставив в храме крест. Жрецы успели спрятать часть золотой утвари, но добыча была все-таки очень велика. Попортившиеся подковы своих лошадей испанцы заменили серебряными.

Услышав, что близ Кауки стоит со своим войском Чалькучима, полководец, которому Атауальпа был обязан победой над Уаскаром, Эрнан поехал в его стан, запугал его своей отвагой, обманул его заявлением, что действует по поручению Атауальпы. Смущенный Чалькучима без сопротивления пошел с Эрнаном в Кахамарку. Там он упал к ногам пленного царя, которому подданные продолжали повиноваться с прежней безграничной покорностью.

 

Казнь Атауальпы

Около того времени, как возвратились с громадными сокровищами всадники, ездившие в Куско, Писарро получил известие, что Альмагро с большим числом воинов пришел в Сан-Мигель. Писарро пригласил его в Кахамарку. У обоих были друзья, старавшиеся поссорить их, но они встретились дружески. Альмагро пришел в Кахамарку в феврале 1533. Эрнан был враждебен Альмагро, и поэтому брат отправил его в Испанию. Он повез туда пятую часть добычи, которую должна была по закону получить казна и кроме того подарок королю, состоявший из лучших золотых вещей, ценность которых составляла 100.000 дукатов. Остальное золото, и серебро Писарро переплавил в слитки и распределил между своими помощниками и солдатами. Альмагро и пришедшие с ним получили меньше, чем участники в походе Писарро.

Перуанцы не могли собрать столько золотых вещей, чтобы наполнить назначенную для измерения выкупа комнату до красной черты, проведенной Писарро, но все-таки количество золота, доставленного ими, равнялось нескольким миллионам дукатов. Усердие подданных не спасло Атауальпу. Писарро не хотел освободить его, опасаясь, что он начнет войну. Писарро был очень рад слуху, что в северных областях царства инков народ готовится идти на испанцев; эта молва давала ему предлог оставлять Атауальпу под стражей.

Она была преувеличена переводчиком Фелипильо. Уроженец Тумбеса, он с самого начала был враждебен Атауальпе, а теперь имел личную причину желать гибели пленного царя. Он вступил в любовную связь с одной из наложниц Атауальпы; за такое преступление виновный и все его семейство подвергались по законам Перу мучительной смерти. Атауальпа требовал исполнения этого, но Писарро не хотел лишиться переводчика, услуги которого были очень полезны. Фелипильо опасался, что если Атауальпа. получит свободу, то найдет средство отомстить, поэтому всячески старался погубить его. Атауальпа уверял, что невинен в тех приготовлениях народа к войне, о которых говорит молва; но испанцы не верили этому; в особенности тревожились Альмагро и пришедшие с ним; они говорили, что пока жив Атауальпа, владычество испанцев будет оставаться шатким, и требовали его казни.

Писарро медлил с решением; вероятно, он обдумывал, выгоднее ли будет убить Атауальпу, чем держать его под стражей. Чтобы выиграть время, он послал Сото в Гуамачучо, где по слухам был центр военных приготовлений, разузнать, справедлива ли молва о них. Но раньше, чем возвратился Сото, пленный царь уже погиб. Писарро предал Атауальпу военному суду – потому ли, что не мог противиться требованию Альмагро или потому, что сам нашел полезным убить своего пленника или по досаде на насмешки Атауальпы, заметившего невежество Писарро. В вину Атауальпе было поставлено то, что он поклоняется идолам, живет в многоженстве. Эти обвинения, разумеется, были только предлогом для смертного приговора, как и обвинения в растрате государственных сокровищ или в том, что Атауальпа отнял власть у законного царя Уаскара и убил его. Серьезную важность испанцы могли придавать только тому, что он возбуждает народ к войне или, как они называли, к мятежу; но это обвинение осталось недоказанным, хотя Фелипильо старался придать в своем переводе показаниям свидетелей такой смысл, какой был надобен для произнесения смертного приговора.

Судебный процесс над Атауальпой был только пустой формой. Некоторые из членов военного суда имели столько совести, что спорили против смертного приговора, требовали отправки Атауальпы в Испанию для суда над ним там. Но большинство решило, что Атауальпа виновен, и постановило предать его сожжению на главной площади Кахамарки. Услышав этот приговор, инка стал со стонами просить Писарро о пощаде, но не смягчил его. Когда Атауальпу привязали к столбу на костре, Вальверде с крестом в руках подошел к нему и сказал, что если он примет христианство, то его смерть будет облегчена: его не сожгут, а удавят. Он согласился креститься. Это было 29 августа, в день празднования памяти Иоанна Предтечи, потому Атауальпе дали в крещении имя Иоанна (Хуана).

Совершив крещение, Атауальпу удавили и стали служить по нему панихиду. Жены с воплем теснились к гробу царя Перу и просили, чтобы их принесли в жертву на его могиле. Их отогнали; но некоторые из жён сами лишили себя жизни. Через несколько дней возвратился Сото и сказал, что молва о заговоре лжива. Он был искренно расположен к Атауальпе и горько упрекал Писарро за его убийство. Писарро слагал с себя вину на Вальверде и на казначея Рикельме, говорил, что они принудили его к этому делу. Те отвечали, что это неправда, что виноват он один.

Инка Атауальпа

Похороны Атауальпы. Художник Л. Монтеро, 1867

 

Вступление испанцев в Куско (1533)

В царстве инков порядок был основан исключительно на повиновении царю и рушился со смертью Атауальпы; повсюду начались волнения; те области, которые были недавно покорены, отложились от перуанского царства. Жители прятали от испанцев сокровища храмов и дворцов. Писарро увидел, что для владычества над Перу необходимо действовать именем царя и назначил царем Топарку, брата Атауальпы. Взяв с собой нового царя и Чалькучиму, Писарро и Альмагро пошли в Куско, богатствами которого испанцы нетерпеливо желали овладеть. Войско состояло из 500 человек, из них около третьей части были всадники. Испанцы шли по дороге, проведенной через Кордильеры; она показывала большое искусство перуанцев в работах подобного рода.

Пришедши в Кауку, большой, богатый город, Писарро остановился и послал вперед Сото с отрядом конницы. Чем дальше ехали всадники, тем яснее становилось, что перуанцы готовятся к войне: нивы были опустошены, селения покинуты жителями; видно было, что перуанцы хотят изнурить врагов голодом. Перуанские отряды стали нападать на Сото; некоторые сражения были так упорны, что он едва выдерживал их. Несколько всадников и лошадей были убиты, весь отряд Сото был бы истреблен, если бы не пришел на помощь ему Альмагро с другим отрядом конницы. Писарро предположил, что перуанцы возбуждены к восстанию Чалькучимой, заковал его, предал суду. Чалькучима был приговорен к сожжению. С презрительной холодностью отверг он убеждения Вальверде креститься и сохранил мужество в страданиях мучительной смерти.

Около того же времени умер новый инка. Но явился на его место кандидат, очень приятный испанцам: Манко Капак, брат Уаскара, пришел в их стан просить, чтоб они помогли ему сделаться царем Перу. Писарро с удовольствием дал ему титул царя и рядом с ним 15 ноября 1533 торжественно вступил в Куско. Испанцы были удивлены великолепием храма солнца, дворцов царя и вельмож, множеством прекрасных домов, искусной постройкой мостов через реку, протекавшую по городу, громадностью и прочностью стен цитадели, стоявшей на холме, восхищались роскошными садами.

Карта похода Писарро в Перу

Поход Писарро в Перу. Карта

 

Писарро велел собрать в одно место все золотые и серебряные вещи из храмов и царских дворцов; испанцы сумели разыскать многое из того, что спрятали перуанцы. Когда все было собрано, испанцы разделили между собой добычу. Каждый стал богатым человеком; но многие скоро проиграли и промотали свое богатство. Кончив раздел добычи, Писарро устроил торжественное возведение Манко Капака в сан инки, сам положил на его голову повязку, служившую в Перу царской диадемой, и велел провозгласить верховную власть короля испанского над перуанским царством. Народ повиновался Писарро, действовавшему именем царя. На месте храма солнца испанцы велели строить христианский монастырь, церковь которого стала епископской. Писарро назначил Вальверде епископом Куско. Скоро появились толпы доминиканцев, начали крестить народ в столице и по всем областям. Перуанцы не сопротивлялись ни владычеству испанцев, ни крещению. Один из полководцев Атауальпы Кизкиз пытался поднять восстание в Кито; оно было подавлено отрядом конницы. Кизкиза убили его собственные воины.

 

Поход Альварадо и Беналькасара в Кито (1534)

Педро Альварадо, храбрый сподвижник Кортеса, получивший должность правителя Гватемалы, услышал о богатстве новооткрытой страны, собрал довольно большое число прежних воинов Кортеса, присоединил к ним отряд туземцев и пошел горами Центральной Америки завоевать северные области перуанского царства, стать правителем их и обогатиться. По его мнению, наместничество Писарро ограничивалось южной частью царства инков, собственно так называемым Перу, а северная часть, имевшая своей столицей Кито недавно покоренная перуанцами и бывшая прежде особым царством не была отдана под власть Писарро испанским королем. Альварадо надеялся найти в Кито еще больше сокровищ, чем Писарро нашёл в Куско.

Поход Альварадо (1534) был чрезвычайно тяжел; почти все лошади и многие воины умерли от голода, стужи, изнурения на пути через горы. Добравшись до подошвы Котопахи, Альварадо встретил других испанцев, пришедших туда остановить его. Писарро, узнав о походе Альварадо, послал против него Альмагро и Себастиана Беналькасара. Они встретились с Альварадо близ Риобамбы. Вначале казалось, что дело кончится битвой, но оба отряда и их начальники поняли, что все испанцы погибнут, если станут воевать между собой. Альварадо отказался от своих притязаний, взяв предложенное ему вознаграждение и пошел обратно с некоторыми из своих воинов; другие поступили на службу к Писарро. Беналькасар остался в Кито, покорил северную часть перуанского царства и был назначен правителем её.

 

Основание городов Лимы и Трухильо

Писарро находил, что нужно основать на морском берегу город, через который удобно было бы иметь сношения с Испанией. Он нашел хорошую гавань близ устья реки Римака и стал строить город с широкими улицами, большими площадями. Здесь работали тысячи туземцев, постройка шла быстро. Писарро дал этому городу название Королевского, Ciudad de los Reyes, но скоро оно вытеснено было из употребления названием Лима, переделанным из имени реки Римака. Пока строился этот город, Писарро нашел удобное место для основания другой крепости, которую назвал Трухильо, по имени своего родного города. Он раздавал испанским колонистам большие участки земли и отдавал им в работу туземцев, как это делалось на Эспаньоле (Гаити) и в Мексике.

 

Ссора Писарро с Альмагро

Вместе с Эрнаном, братом Писарро, поехали в Испанию несколько друзей Альмагро; они хлопотали там о том, чтобы власть над Перу была разделена между Альмагро и Писарро. Благодаря ловкости Эрнана и богатым подаркам, которые он привез, правительство оставило всю власть над Перу в руках Писарро, но оно дало Альмагро полномочие покорять земли к югу от Перу и назначило его их правителем. Карл дал Франсиско Писарро титул маркиза Атавильоса, а Эрнан получил сан рыцаря сантьягского ордена и разрешение набирать волонтеров на службу к брату. Число желающих было очень велико; Эрнан снарядил большую эскадру, приплыл в Дарьенский залив и повел свой многочисленный отряд через перешеек в Панаму, чтобы плыть оттуда к брату.

Между тем в Куско пришли ошибочные слухи о полномочии, данном Альмагро; он и его друзья полагали, что Куско и соседние области отданы под его управление. Хуан и Гонсало, младшие братья Франсиско Писарро, находившиеся в Куско, спорили против этого; их ссора с Альмагро готова была перейти в борьбу оружием. Франсиско Писарро, строивший тогда город при устье Римака, поспешил в Куско, смягчил обиду Альмагро, заключил с ним (в июне 1535) новый договор. Но примирение не было искренним, и междоусобие вспыхнуло бы вновь, если б Альмагро не увлекся мыслью воспользоваться предоставленным ему правом делать завоевания на юге. Собрав своих приверженцев, он пошел в Чили.

 

Восстание в Перу (1536)

Перуанцы терпеливо выносили притеснения иноземцев, выражали свою печаль только песнями о своем порабощении; Манко Капак тоже по внешности равнодушно подчинялся владычеству испанцев. Но и он и его народ не были такими апатичными, какими казались испанцам; они тайно готовились свергнуть с себя чужеземное иго. Манко Капак искусным притворством обманул Эрнана, пришедшего в Куско и оставшегося наместником брата в этой части государства. Уверившись в преданности царя, Эрнан освободил его из-под стражи. Он попросил разрешения уйти из Куско, говорил, что в отдаленной местности спрятана золотая статуя, изображающая его отца, что он хочет отдать ее испанцам. Эрнан отпустил его.

Манко Капак собрал многочисленное войско. Хуан и Гонсало, братья Франсиско Писарро, пошли с отрядом конницы арестовать восставшего царя, но у подошвы Кордильеров были разбиты, отступили в Куско. В феврале 1536 перуанское войско окружило этот город. Перуанцы обвивали стрелы хлопком, намазанным смолою, зажигали их и пускали в соломенные крыши домов. Пожар охватил город; перуанцы овладели цитаделью. Испанцы делали вылазки из города, топтали перуанцев лошадьми, рубили их мечами, но не могли прогнать. Перуанцы бросали через стены в город головы испанских колонистов, захваченных ими в сельских местностях. Манко Капак разъезжал в испанских латах на лошади, взятой у одного из убитых колонистов.

Многие из находившихся в Куско испанцев говорили, что невозможно удержаться в этом городе, и надо отступить к морю. Но братья Франсиско Писарро и другие отважные люди воспротивились этому. Хуан Писарро с конницей пошел на одно из укреплений, занятых перуанцами, получил в голову удар камнем, но взял крепость. Положение испанцев улучшилось. Они с каждым днем надеялись увидеть, что Франсиско Писарро идет им на помощь. Он не мог идти в Куско сам, но несколько раз посылал отряды на помощь осажденным. Ни один отряд не мог пробиться сквозь многочисленные перуанские войска. Число испанцев, погибших в этих неудачных походах, простиралось вероятно до нескольких сот человек. В Куско появился голод. Но и перуанское войско страдало от него. Манко Капак отпустил большую часть своих воинов, но продолжал осаду Куско.

Самым страшным для испанцев оружием туземцев было лассо, которым перуанцы действовали весьма искусно: они опрокидывали им даже лошадей.

 

Поход Альмагро в Чили

Альмагро, как мы говорили, пошел на юг покорить Чили, страну, в которую часто ходили инки, но терпели неудачу. У Альмагро было несколько сот испанцев; они шли по Кордильерам; путь был очень труден; сотни перуанских носильщиков умерли от стужи, голода, изнурения. Многие испанцы ослепли от блеска снега. Через несколько недель Альмагро дошел до реки Кокимбо. Отряды, посланные им на рекогносцировку, не нашли ничего, что ободряло бы к продолжению похода. Альмагро решился возвратиться в Куско и взять под свое управление ту часть перуанского царства. Он все еще предполагал, что испанское правительство отдало ее под его власть.

Возвращаться прежним путем по горам было слишком трудно; Альмарго спустился к морю, но на эту часть приморья занимала ужасная песчаная пустыня Атакама. На пути по ней испанцы подверглись таким же страданиям голода, как в горах. Изнуренные, пришли они в город Арекипу и с удивлением услышали, что инка осаждает Куско. Туземцы стали нападать на Альмагро. Отбиваясь от них, он дошел до Куско.

 

Убийство Альмагро

Эрнан Писарро не признавал притязаний Альмагро на власть правителя. Поэтому Альмагро вошел в Куско ночью (8 апреля 1536), велел зажечь дом Эрнана, арестовал Эрнана, его брата, Гонсало и их друзей. В Кауке стоял тогда Алонсо Альварадо, один из помощников Франсиско Писарро. Альмагро послал к нему требование покориться; Альварадо велел заковать в цепи посла. Альмагро пошел против него, взял в плен его и весь его отряд, пошел к морю и стал строить город Чинче.

Гонсало Писарро и Алонсо Альварадо бежали из-под стражи, пришли к Франсиско Писарро в Лиму. Альмагро освободил Эрнана, согласившегося признать его правителем Куско. Эрнан также отправился в Лиму. Франсиско Писарро имел тогда много воинов, потому что из Панамы постоянно ехали волонтеры в Перу. Он послал Эрнана с 700 испанцев против Альмагро, у которого было около 500 испанцев. Эти войска встретились 26 апреля 1538 у Лас Салинас и вступили в бой. Многие из солдат Эрнана имели большие ружья; благодаря этому, он победил.

Альмагро в это время был нездоров и потому не принимал участия в битве, а смотрел на нее с соседнего холма. Он был взят в плен. Эрнан Писарро велел заковать его в цепи, и предал суду; судьями были враги Альмагро и приговорили его к смерти. На его просьбу о помиловании, Эрнан отвечал со смехом, что помилование он получит на небесах. Его удавили (это была обыкновенная испанская форма наказания смертью). Он был тогда уже 70-летний старик. Побочный сын его Диего, которого он очень любил, потом отомстил за смерть отца.

Франсиско Писарро приехал в Куско, дал огромные именья своим братьям, послал Эрнана покорить Чаркас, область, в которой уже и тогда добывалось много серебра, и вскоре были открыты испанцами богатые рудники Потоси.

Один из друзей Альмагро уехал в Испанию. Эрнан отправился туда (1540), чтоб оправдаться от обвинения в убийстве Альмагро. Он привез много золота, потому правительство приняло его милостиво. Вскоре по его приезде друг Альмагро умер, вероятно, от отравы. Но поднятое этим обвинителем дело о казни Альмагро не прекратилось. Эрнан не мог помешать раскрытию истинных подробностей юридического убийства Альмагро. Он был осужден на заключение в темницу и отвезен в крепость Медина дель Кампо. Он оставался там 20 лет и по освобождении жил в бедности.

 

Правление Писарро в Перу

Франсиско Писарро, часто увлекавшийся склонностью к свирепым мерам, был однако же одарен талантами искусного правителя. Манко Капак, оттесненный в горы, держался в ущельях, и войска его постоянно ходили оттуда нападать на испанцев. Эта непрерывная война не мешала Франсиско Писарро заботиться об испанских колонистах, массами приезжавших в Перу. Он строил для них укрепленные поселения, раздавал им обширные земли, снабжал их семенами европейских хлебных растений. Испанские укрепления скоро стали городами.

Но испанское правительство не доверяло Франсиско Писарро и находило, что он и его братья своею свирепостью вредят упрочению испанской власти; потому оно отправило уполномоченного для надзора за Писарро. Это был Вака де Кастро; по своему формальному назначению он приехал на должность верховного судьи и был обязан повиноваться Франсиско Писарро, но ему были даны бумаги, по которым он, в случае смерти Писарро, получал власть правителя страны. Он подвергся бурям, замедлившим его приезд в Америку, а между тем в Перу произошли важные перемены.

 

Открытие Амазонки Орельяной

Успехи кружили голову испанцам, завоевавшим Перу. Они слышали о других землях, тоже богатых золотом. По одному из таких слухов несколько сот испанцев под начальством Гонсало Писарро пошли через Кордильеры на восток и спустились на равнину, по которой течет река Напо. Съестные припасы взятые, ими, истощились; они питались только корнями растений и ягодами. Они переправились через Напо; но и дальше нашли такие же густые леса, какими шли прежде. Гонсало велел построить большую лодку; чтобы скрепить ее испанцы перековали в гвозди подковы своих, съеденных лошадей. Часть отряда села на лодку; остальные испанцы шли берегом реки.

Через несколько недель они услышали от дикарей, что Напо впадает в другую реку, на которой живут люди более образованные. Гонсало велел одному из своих помощников Орельяне плыть в страну этого цивилизованного народа и добыть там съестных припасов, а сам остался ждать его возвращения. Прошло много времени; Орельяна не возвращался. Гонсало пошел дальше вниз по Напо, пролагая топором путь через леса, и достиг наконец места, где Напо впадает в Мараньон. Там он встретил одного из испанцев, поплывших с Орельяной, Санчеса Варгаса, который сказал, что Орельяна решил плыть до моря и возвратиться в Испанию, чтобы присвоить себе честь и выгоды открытия земель по громадной реке, что он возражал против этой измены товарищам, ожидающим съестных припасов, но Орельяна бросил его на берегу в лесу. Гонсало и его спутники решили возвратиться в Перу. Большинство их погибло от изнурения и голода. Только 80 человек дошли до местностей, населенных перуанцами.

Орельяна приплыл в Испанию и рассказы его об Эльдорадо, «золотой земле», на берегах открытой им огромной реки разгорячили фантазию отважных людей. Он набрал 500 товарищей для экспедиции в Эльдорадо, где по слухам, которым он верил, кровли на домах сделаны из золота. Он умер во время плавания. Спутники его напрасно искали баснословную золотую страну.

 

Убийство Писарро

Отправляясь в свою экспедицию, Гонсало предостерегал Франсиско от друзей Альмагро и в особенности от его сына Диего. Франсиско пренебрег советами брата и держал себя неблагоразумно: раздражал друзей Альмагро, не давая им таких больших имений, как своим приверженцам, не заботился о том, чтоб они переселялись. Они толпились в Лиме; там жил Диего Альмагро; он устраивал тайные сходки с ними. Известие о том, что едет новый судья, возбудило в них надежду избавиться от нищеты, получить большие именья.

Но прошло много времени, а Вако де Кастро все еще не являлся в Перу, разнеслась молва, что он утонул. «Друзья Альмагро оставались под владычеством врага; друзья Франсиско Писарро и в особенности секретарь его Пикадо раздражили их наглыми насмешками. Человек двадцать из них составили заговор убить Франсиско Писарро. Главой заговора был Хуан Рада. Они назначили для исполнения своего плана воскресенье 26 июня 1541, хотели убить Писарро, когда он пойдет в церковь. Он получил известие об этом умысле, не придал ему большой важности, но всё же не пошел в церковь. Заговорщики поняли, что их умысел известен ему, и решили, что погибнут, если дадут своему врагу время принять меры против них. Они решили идти в дом Писарро и убить его там.

Это совещание происходило в доме Диего Альмагро; но сам он не пошел со своими соумышленниками. Они подошли к дворцу Франсиско Писарро, у которого были гости. Услышав шум подходящих и поняв, в чем дело, гости побежали через сад созвать солдат. Писарро велел одному из своих друзей Чавесу запереть дверь, но он вступил в переговоры с подошедшими к ней. Они убили его, сбросили с крыльца и ворвались во дворец; служители, бросившиеся остановить их, тоже были убиты.

С криком «Смерть тирану!» заговорщики вломились в комнату, где Писарро надевал на себя панцирь при помощи своего брата, Мартинеса Алькантары. Алькантара и два пажа, находившиеся в комнате, были в ту же минуту убиты; Писарро оборонялся, как лев, убил двух из нападающих, но упал и он сам. Убив его, заговорщики пошли по улицам с криком: «Тиран убит! Закон восстановлен! Да здравствует король и его наместник Альмагро!» Люди их партии присоединились к ним, друзья Франсиско Писарро бежали. Заговорщики арестовали Пикадо, отдали на разграбление его дом и дворец Франсиско Писарро; арестовали всех противников, которых могли найти. На следующий день Диего Альмагро поехал с вооруженным конвоем по улицам города; при звуке труб друзья провозгласили его правителем Перу.

 

Личность и характер Писарро

Франсиско Писарро был человек без всякого образования, но очень умный, энергичный. Жестокость к туземцам была общей системой испанских завоевателей Нового Света; они считали ее необходимостью. Писарро вел простую, воздержную жизнь. Единственной слабостью его была страсть к игре. Он долго обдумывал свои планы, исполнял их твердо и быстро; сила воли его была непоколебима; страха он не знал. Мотивами его действий были только властолюбие и алчность; он не имел усердия к распространению христианства и этим отличался от Кортеса.

Гарсиласо де ла Вега с грустным сочувствием прежнему идиллическому быту перуанцев горько порицает Франсиско Писарро, губителя этой счастливой жизни. Писатель Прескотт говорит: «Писарро нашел в Перу народ, достигший высокой степени цивилизации, имевший благоустроенные учреждения; по горам паслись многочисленные стада; долины были покрыты нивами, прекрасно возделанными; общественные магазины были наполнены хлебом и всем другим необходимым для жизни; весь народ пользовался благосостоянием; характер его был кроток, делал его способным к принятию более высокой образованности, но Писарро не позаботился ввести её и отдал побежденных на произвол своим буйным солдатам. Те разграбили храмы, города, селения; несчастные туземцы были розданы в рабство; стада были истреблены; нивы покинуты; страна, бывшая раем, обратилась в пустыню».

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.