Испания не принимала участия в Первой Мировой войне 1914 – 1918, но, как и многие европейские страны, по ее окончании страдала от чехарды слабых правительственных кабинетов. В 1923 генерал Мигель Примо де Ривера свергнул очередное правительство и объявил себя диктатором. Он находился у власти семь лет, и правлению его пришел конец, когда великий экономический кризис рубежа 1920-30-х годов затронул и Испанию. Резкое падение жизненного уровня испанцев привело к окончательной утрате им авторитета у народа. В Испании была восстановлена демократия, и к власти пришло правительство левой ориентации. Была упразднена монархия, король Испании Альфонс XIII эмигрировал, страна стала республикой. Левые и правые кабинеты стали по очереди сменять друг друга, а в стране происходила поляризация политических сил. На всеобщих выборах в феврале 1936 года левые – от умеренных социалистов до анархистов и коммунистов – создали коалицию: Народный фронт. Им удалось победить правый блок, состоявший из партий католической ориентации и радикальной Фаланги, основанной сыном Мигеля Примо де Риверы, Хосе Антонио. Перевес Народного фронта на выборах был весьма невелик, но придя к власти он почти сразу запретил фалангистов. Это привело к уличным столкновениям между левыми и правыми. Начавшиеся забастовки и захваты земли насторожили правых, опасавшихся установления коммунистической диктатуры.

Особую тревогу деятельность левых вызывала у испанских военных. Им казалось, что лишь вооруженное восстание может помешать возникновению красной Испании. Поэтому 17 июля 1936 испанские части, находившиеся в Марокко, под командованием генерала Франсиско Франко захватили власть в принадлежавшей Испании части этой колонии и объявили о непризнании мадридского правительства. В течение недели взбунтовавшиеся гарнизоны и в самой Испании захватили Овьедо, Севилью, Сарагосу и ряд других городов. Впрочем, восстания в Мадриде и Барселоне были быстро подавлены. В результате под контролем националистов остался северо-запад страны, за исключением части побережья в районе Бильбао и района вокруг Севильи. Республиканцы контролировали восточную половину Испании, в том числе и столицу, Мадрид. Страна оказалась в пожаре гражданской войны, изобиловавшей ужасами и зверствами.

Чтобы переправить свои войска через Гибралтар, Франко обратился за помощью к Гитлеру. Еще до конца июля в Марокко стали прибывать транспортные самолеты «Юнкерс-52», создавая воздушный мост. Послал свои самолеты и правивший Италией Муссолини. Германия и Италия стали усиленно снабжать националистов оружием. Московский Коминтерн, со своей стороны, решил отправить в Испанию добровольцев и оказать финансовую помощь республиканцам.

 

 

Великобритания и Франция весьма опасались, что из этого внутреннего конфликта может разгореться новая европейская война. Они провозгласили политику невмешательства, хотя тогдашнее левое французское правительство пошло на это крайне неохотно. Они вступили в контакт с Италией, Германией и Португалией и добились от них обещания не вмешиваться в конфликт. Был основан международный Комитет по невмешательству, его первое заседание состоялось в Лондоне в начале сентября. Однако Гитлер и Муссолини, несмотря на свои заверения о неучастии, продолжали снабжать националистов оружием и людьми, причем во все увеличивавшихся количествах. Тогда Советский Союз заявил, что он будет выполнять соглашения о невмешательстве лишь в той степени, в какой это делают Германия и Италия.

Испанские правые открыли два фронта. Генерал Мола стал очищать от республиканцев север страны, а генерал Франко двинулся на Мадрид с юга. К концу года с помощью Молы ему удалось окружить Мадрид с трех сторон. Республиканское правительство покинуло осажденную столицу, перебравшись в Валенсию, а Италия официально признала правительство Франко.

Мотивы держав, оказавших активную поддержку воевавшим сторонам в Испании, были весьма различны. Гитлер видел в конфликте нечто вроде полигона, где он мог проверить новые вооружения, в первую очередь танки и самолеты. Германия за все время конфликта отправила в Испанию не более 15 000 человек, но ее основной вклад был связан с участием авиации – легиона «Кондор». Именно в небе Испании получили свое боевое крещение истребитель «Мессершмитт-109» и пикирующий бомбардировщик «Юнкерс-87». Немецкие бомбардировщики и нанесли наибольший урон противнику. Мир запомнил их налеты на Мадрид, а главное, на небольшой городок Герника неподалеку от Бильбао 26 апреля 1937 года, когда погибло 6000 мирных жителей.

Муссолини, опьяненный покорением Абиссинии, горел желанием доказать всему миру, что Италия и впрямь является великой державой. Он отправил в Испанию солдат и около семисот самолетов (см. также статью Гражданская война в Испании и Муссолини). Сталин поддерживал левое испанское правительство в духе политики Коминтерна. Москву весьма беспокоило укрепление фашистов в Италии и нацистов в Германии, и она надеялась, что западные демократии помогут обуздать их аппетиты. Гражданская война в Испании устраивала Сталина как средство отвлечения внимания Германии и Италии от востока Европы. Он использовал её и для усовершенствования своей военной машины. Сталин отправил в Испанию около семисот танков и полторы тысячи самолетов.

 

 

На стороне республиканцев также воевали так называемые «интернациональные бригады». Несмотря на нежелание своих правительств открыто вмешиваться в испанский конфликт, многие левые радикалы из Америки, Англии, Франции и даже Германии отправились сражаться в Испанию. Нередко организацией таких боевых групп занимались западные компартии. Бойцы-интернационалисты участвовали во многих сражениях, прежде всего в боях под Мадридом. Иностранные добровольцы сражались и на стороне националистов – например, в составе ирландской католической бригады, но по своей численности они заметно уступали интербригадовцам.

 

Видеоролик о русских белых добровольцах, сражавшихся в Испании на стороне Франко (см. статьи о них на сайте РОВС «Перекличка»: 1 и 2)

 

Постепенно положение республиканцев начало ухудшаться. Одной из причин неудач были внутренние склоки в их лагере – между социалистами, просталинскими коммунистами, троцкистами и анархо-синдикалистами. Хотя зажигательные речи Долорес Ибаррури, прозванной Пассионарией («Пламенной») возбуждали защитников Мадрида, противоречия между членами коалиции стали столь велики, что в мае 1937 года в Барселоне произошли схватки между коммунистами и анархистами.

Вторая причина преимущества националистов состояла в том, что они были вооружены лучше, чем республиканцы. Комитет по невмешательству принял решение о блокаде берегов Испании. Германии и Италии поручалось контролировать восточное побережье, Великобритании – южное, и совместно с Францией – северное. Блокада, однако, не возымела особого действия. Националистам удавалось получать все необходимое через дружественно настроенную Португалию, к тому же никто не контролировал воздушное пространство. К ноябрю 1937 года Франко настолько укрепил свои позиции, что сам мог организовать блокаду. Поэтому к концу 1938 республиканцы удерживали лишь один небольшой анклав на крайнем северо-востоке и второй – на восточном побережье напротив Мадрида. К тому времени иностранные добровольцы, в том числе и интербригадовцы, были вынуждены покинуть Испанию по плану, выдвинутому Комитетом по невмешательству. Все новые и новые государства признавали режим Франко, и наконец в феврале 1939 года республиканское правительство эмигрировало через Пиренеи во Францию. В конце марта пал и Мадрид, а месяц спустя Франко объявил о прекращении боевых действий.