Казнь Яна Гуса вызвала в Чехии сильнейшее раздражение. 452 феодала и рыцаря приложили свои печати к протесту против признания ересью учения Гуса; многие выгнали из своих поместий католических священников и заменили их гуситами. Однако, в самом понимании учения Гуса скоро обнаружились разногласия, поведшие к делению гуситов на партии. Все согласны были только в требовании формально запрещенной Констанцским собором «чаши для мирян», т. е. причащения под обоими видами (sub utraque specie) – символа, что и духовенство и мирские лица в равной степени приобщены к таинствам веры. Но пражские богословы формулировали все главные учения чешской реформации в четырех пунктах (проповедь евангелия на чешском языке, чаша для мирян, восстановление церковной дисциплины и отмена духовного землевладения), а другие партии, получившие все вместе название «таборитов», находили эти требования чересчур умеренными и заменили их своими двенадцатью пунктами (полная реформа богослужения, отмена таинств, кроме крещения и причащения, уничтожение священства, почитания святых, праздников и т. д., словом, «возвращение к первоначальному христианству»). Некоторые группы пошли еще дальше; например, адамиты, распространенные в Чехии и Моравии, хотели водворить на земле идеальное Царство Божие. Но главное значение приобрели два главных направления: «пражане», позднее названные «каликстинцами» (они же «утраквисты», партия высшего дворянства), – и «табориты», обнаружившие в политическом отношении вначале республиканское, а потом коммунистическое направление (подробнее об этом - см в статье Табориты и их учение).

Если вам нужны СЖАТЫЕ сведения по этой теме, прочтите статьи Ян Гус - краткая биография и Гуситы - кратко

Еще при короле Венцеле, незадолго до его смерти начались столкновения гуситов с пражским городским советом, наполненным тогда консерваторами и состоявшем наполовину из немцев. 30 июля 1419 толпа под предводительством рыцаря Жижки из Троцнова взяла приступом думу и выбросила 13 советников из окон на копья. В декабре 1419 чешские сословия присягнули Сигизмунду, брату умершего Венцеля; новый король готовился к борьбе с восставшими таборитами, к истреблению которых призывал и папа Мартин V в булле 1 марта 1420. Началась междоусобная война: около 500 церквей и монастырей было разрушено, причем совершались страшные зверства. Сигизмунд, хотевший и «пражан», как еретиков, привести к покорности, опираясь на помощь немецких князей и папы, повел против чехов войско из крестоносцев. Но он был разбит и принужден сдать Вышеград (1420). Победа таборитов, с их предводителями Жижкой и Никласом из Гусинца, была сигналом к ряду жестокостей в немецких городах, многие из которых были теперь чехизированы, с изгнанием немецких жителей, так как движение вместе с религиозным имело национальный характер.

 

Первая пражская дефенестрация 1419 (рассказывает историк Георгий Мельников)

 

Сигизмунд, бывший не только чешским королем, но и германским императором, старался втянуть империю в свою борьбу с чехами, но рейхстаги не обнаружили особого усердия, так как князья желали получить в награду за помощь известные политические уступки, а Сигизмунд не хотел их делать. Притом в Германии произвело неприятное впечатление вмешательство в борьбу Польши и Литвы, с одной стороны, и Рима с другой. Поэтому, несмотря на неоднократные решения сеймов, несмотря на набранные наконец имперские войска, ход военных операций немцев был самый жалкий и вполне обнаружил упадок имперской военной организации. В целом ряде сражений немцы были разбиты; гуситы в 1425 проникли в Австрию и в соседние немецкие земли: Силезия, Саксония и Франкония особенно пострадали от их набегов. Более 100 городов и бургов, до 1500 городков и местечек были, по преданию, разорены гуситами. После смерти Жижки (11 октября 1424) ими командовали новые вожди: Большой и Малый Прокопы.

Гуситские войны. Карта

Гуситские войны. Карта

 

Хотя рейхстаг 1431 решил продолжать войну, после нового поражения при Таусе (13 августа) Сигизмунд предпочел вступить в переговоры с умеренной партией. Представители «каликстинцев» и таборитов (Ян из Рокичан, Прокоп Большой и Николай Пильграмский) приглашены были на только что собравшийся тогда Базельский собор и вели диспуты с его отцами. Соглашения не произошло, но партии несколько сблизились, и собор решил послать посольство в Прагу, где 30 ноября 1433 чешско-моравский ландтаг, на основании исправленных собором «четырех пунктов» принял так называемые «чешские или пражские компактаты». Но табориты не подчинились, и тогда каликстинцы под предводительством Мейнгарда Нейгаузского начали войну с ними. В битве при Липане и Грибе были убиты оба Прокопа.

Однако умеренные гуситы, примирившись с церковью, вовсе не думали еще признавать над собой наследственной власти Сигизмунда. Они требовали сперва формального признания императором «компактатов», что он и сделал (20 июля 1436), тотчас после провозглашения «компактатов» и воссоединения чешской церкви с католической на ландтаге в Иглау (5 июля). Сигизмунд обязался назначать на должности в Чехии одних чехов, допустить устройство особого совета из них при своей особе, дать всеобщую амнистию, не требовать восстановления разрушенных замков и монастырей, не принуждать города (находившиеся большею частью в руках таборитов) к принятию выселившихся из них немцев и к возвращение последним их имуществ, – вообще уважать права и вольности Чехии. Лишь после этого состоялся торжественный въезд Сигизмунда в Прагу (23 августа 1436). Табориты тоже обещали вести себя спокойно; только один рыцарь, Ян Рогач с немногими приверженцами отказались подчиниться, сомневаясь в искренности Сигизмунда. Но все дворянство ополчилось против них: они сдались и были повешены.

 

Гуситские войны. Видеолекция

 

Однако скоро опасения Рогача оказались основательными. Сигизмунд открыто покровительствовал католикам и восстановил в Праге католические церемонии. Недовольство готово было вспыхнуть, когда он умер (декабрь 1437). Национальная чешская партия не захотела признать его наследника, Альбрехта Австрийского, и 29 мая 1438 чешским королем был выбран Казимир Ягеллон, брат короля польского Владислава. Но Альбрехт, на стороне которого стояли католики и умеренные утраквисты, тоже поспешил приехать в Прагу и здесь короновался (29 июня). Бранденбургский курфюрст Фридрих послал ему на помощь сына, Альбрехта Ахилла. Альбрехту II удалось одолеть противников и, при посредничестве Базельского собора, заключить перемирие с поляками и утраквистами (январь 1439).

После его внезапной смерти чехи сначала вовсе не были склонны признавать власть его сына Владислава Постума. После отказа намеченного им кандидата в регенты, Альбрехта Баварского, сословия предложили регентство, а потом и корону императору Фридриху III. Но Фридрих тоже отказался и предоставил чехам самим управлять государством до совершеннолетия Владислава. Католическая партия выбрала своим вождем Мейнгарда Нейгаузского, а утраквистская – Генриха Птачека из Пиркштейна, под влиянием которого намечались и ранее кандидаты национальной партии. Оба получили звание окружных начальников (1440 – 1441) и вскоре вступили в открытую войну друг с другом.

После смерти Птачека утраквисты выбрали своим старшиной Юрия Подебрада, который немедленно (2-3 сентября 1448) захватил врасплох Прагу и арестовал Мейнгарда.Утраквистская партия, таким образом, добилась преобладания, и в 1452 Подебрад был формально признан правителем Чехии. После ранней смерти Владислава Постума чехи провозгласили Юрия Подебрада своим королем (2 марта 1458). Ему удалось, несмотря на тайное, а потом и открытое сопротивление императора и папы, сохранить данную утраквистам свободу вероисповедания, которая продолжала существовать и при его преемнике, короле польском Владиславе; при нем она даже была подтверждена вновь религиозным миром в Куттенберге (1485).

Только после занятия чешского престола Габсбургами, в лице Фердинанда Австрийского (1516), открылась возможность реакции, которая усиливалась на протяжении ста лет и одержала полную победу после несчастной для чехов Белогорской битвы Тридцатилетней войны (1620). Само название «гуситы» исчезло еще во время Подебрада. Продолжением гуситства в новое время стало учение богемских братьев.