Франция конца XVIII в. нуждалась в коренных реформах, но правительство не стояло на высоте своей задачи, и когда обстоятельства еще более усложнились, произошел насильственный переворот (см. Французская революция – таблица и Французская революция – кратко), в котором приняли участие все общественные классы и группы, недовольные своим положением: крестьяне и ремесленные рабочие, фабриканты и торговцы, низшее духовенство и представители либеральных профессий, т. е. одинаково и народ, и буржуазия, и масса населения, и интеллигентное меньшинство.

 

Игорь Шафаревич о причинах французской и русской революция

 

Как ни расходились иногда между собой в разных отношениях интересы этих классов и групп, их сближало недовольство социально-политическим строем – «старым порядком», доставлявшим выгоды лишь незначительному числу «привилегированных». Но и последние не всем были довольны в окружающей их общественной обстановке и сами своей оппозицией правительству, каждый раз, когда оно затрагивало их интересы, подрывали существующий порядок вещей.

Лучшим ответом на вопрос о причинах Французской революции может служить изображение состояния Франции перед 1789 г. В XVIII в. Франция была абсолютной монархией, опиравшейся на бюрократическую централизацию и на постоянное войско; тем не менее, между королевской властью, которая была совершенно независима от господствующих классов, и привилегированными сословиями существовал своего рода союз. За отказ духовенства и дворянства от политических прав государственная власть всей своей силой и всеми бывшими в ее распоряжении средствами охраняла социальные привилегии этих двух сословий.

Власть французских королей в XVIII в. имела двоякий характер: с одной стороны, король был живым воплощением государства, неограниченным властелином страны и всего, что в ней находилось, а потому стоял выше всех классов и сословий, как бы служа только общим интересам государства (очень часто, впрочем, смешивавшимся с интересами династии или казны); с другой, это был «первый дворянин королевства», как потомок феодальных сюзеренов Франции, бывших только «первыми между равными» – вследствие чего интересы привилегированных сословий, ведших свое начало из феодального режима, не только были для королей более близкими, но и защищались в их глазах тем же историческим правом, на котором основывалась самая власть династии.

Такая двойственность королевской власти не соответствовала победе государственного начала над феодальным в политической жизни страны; рано или поздно феодальная традиция должна была уступить место взгляду, вытекавшему из новых социальных отношений. Упорство, с каким короли XVIII в., вечно окруженные двором, не знавшие другого общества, кроме придворного, и как бы сами превратившиеся в «первых придворных», отстаивали старину, – готовило неизбежный конфликт между ними и новыми социальными классами, желавшими от государства иного к себе отношения.

Правда, до поры до времени с королевским абсолютизмом мирилась промышленная буржуазия, в интересах которой правительство тоже делало немало, усиленно заботясь о «национальном богатстве», т. е. о развитии обрабатывающей промышленности и торговли. Именно равновесие, до известной степени установившееся между противоположными интересами феодального дворянства и капиталистической буржуазии, позволяло королям оставаться господами положения. В то же время, однако, оказывалось всё труднее удовлетворять желаниям и требованиям обоих классов, в своей взаимной борьбе искавших поддержки у королевской власти.

С другой стороны, и феодальная, и капиталистическая эксплуатация все более и более вооружала против себя народную массу, интересы которой совершенно игнорировались государством. Положение королевской власти во Франции сделалось крайне затруднительным: всякий раз, когда она отстаивала старые привилегии, она встречалась с либеральной оппозицией, которая все усиливалась – и всякий же раз, когда получали удовлетворение новые интересы, поднималась консервативная оппозиция, делавшаяся все резче. Органом либеральной оппозиции была просветительская литература, оплотом оппозиции консервативной – парламенты (высшие суды), всячески мешавшие реформам в духе времени.

При таких обстоятельствах во главе правления должны были бы находиться люди с ясным пониманием своей задачи и с волей, достаточно твердой для проведения в жизнь верных решений. Но как раз в это время царствовали во Франции цинически беззаботный Людовик XV и бесхарактерный Людовик XVI, вечно находившийся под влиянием придворной среды.

Старая королевская власть Франции выказала себя неспособной вывести страну на новую дорогу, и в обществе стала популярной мысль, что королевская власть должна была быть лишь исполнительным органом. Весь вопрос заключался в том, чью волю будет она исполнять: привилегированные мечтали о возвращении ко временам сословной монархии, буржуазия – об основании монархии народной. Революция 1789 г. была не только победой над королевским абсолютизмом, но и борьбой между отдельными общественными классами, из которых складывалась нация.