ЛЕКЦИЯ XLI

 

(начало)

 

Финансовая политика во вторую половину царствования императора Александра III. – И. А. Вышнеградский и его система. – Крайнее развитие протекционизма в таможенной политике и в железнодорожном тарифном законодательстве. – Результаты этой системы.

 

Иван Алексеевич Вышнеградский

Иван Алексеевич Вышнеградский

В прошлой лекции я охарактеризовал развитие той реакционной политики, которая во второй половине царствования императора Александра III последовательно распространилась на все отрасли правительственной деятельности и резко дала себя чувствовать во всех областях народной и общественной жизни.

Единственные послабления реакционного курса, которые мы видели еще в середине 80-х годов, как я вам уже говорил, чувствовались в Министерстве финансов, где до 1 января 1887 г. во главе ведомства стоял если не безусловный либерал, то, во всяком случае, гуманный, честный и демократически настроенный человек – Н. Х. Бунге. Но его до такой степени в это время травили всякими интригами и инсинуациями в придворных сферах и в реакционной печати, что он, будучи к тому же уже в преклонном возрасте, решил, наконец, оставить пост министра финансов и с 1 января 1887 г. был уволен в отставку и заменен новым министром, И. А. Вышнеградским. И. А. Вышнеградский был человеком, несомненно, отчасти подготовленным к этой должности, но совершенно иного типа, нежели Бунге. Он также был ученым профессором, но не теоретиком-экономистом, а ученым технологом и практиком, несомненно весьма даровитым, проявившим свои таланты как в некоторых изобретениях военно-технического характера, так и в весьма хорошо поставленных академических курсах, которые он, будучи профессором, читал студентам в Петербургском технологическом институте и в Михайловской артиллерийской академии. В частности, прикосновенность его через артиллерийскую академию к военным сферам создала ему важное для министра финансов преимущество: он успел познакомиться хорошо с военным хозяйством и военным бюджетом, который является у нас такой важной составной частью общего государственного бюджета.

Таким образом, Вышнеградский явился на посту министра финансов человеком, несомненно, отчасти подготовленным и осведомленным, – в этом ему нельзя отказать. К тому же, рано успев составить себе некоторое состояние благодаря своим техническим изобретениям, он участвовал затем очень удачно в различных биржевых спекуляциях и биржевых делах, и эта сфера, таким образом, была ему также хорошо знакома. Но, вместе с тем, нельзя не признать, что в своем заведовании Министерством финансов и в особенности в своей финансово-экономической политике Вышнеградский обнаружил полное отсутствие сколько-нибудь широких взглядов и дальновидности; для него важнейшей и даже единственной, по-видимому, задачей являлось видимое улучшение русских финансов в ближайшее время. В своей финансовой политике он поставил себе ту же самую цель, которую когда-то ставил себе Рейтерн, – именно цель восстановить курс кредитного рубля, т. е. цель, которую в значительной мере, как вы знаете, должны были преследовать все министры финансов в России XIX в. Но не все они преследовали ее одинаковыми мерами и не все считали ее своей единственной задачей.

Как бы там ни было, курс Министерства финансов с заменой Бунге Вышнеградским изменился достаточно резко. Главной и непосредственной задачей министерства сделалось при Вышнеградском скопление больших денежных запасов в кассах государственного казначейства и широкое участие при помощи этих запасов в заграничных биржевых операциях с целью оказывать давление на иностранный денежный рынок и этим путем поднять наш курс. Вместе с этим и в таможенной политике русское правительство стало с новой энергией двигаться по пути протекционизма, достигшего при Вышнеградском своего апогея. В 1891 г. был издан новый таможенный тариф, в котором эта система была доведена до крайности. В то же время, считая для успеха своих мер весьма важным делом усиление русской обрабатывающей промышленности, Министерство финансов начинает с чрезвычайным вниманием прислушиваться ко всяким жалобам и пожеланиям представителей крупной фабричной промышленности и предпринимает по их инициативе пересмотр того, в сущности, еще весьма мало развитого фабричного законодательства, которое выработано было в интересах рабочих при Бунге. При Вышнеградском права учрежденных при Бунге фабричных инспекторов чрезвычайно умаляются не столько новыми законодательными нормами, сколько при помощи циркулярных разъяснений, которые очень скоро отражаются и на составе фабричной инспекции, потому что в этих условиях наиболее преданные делу и независимые представители этой инспекции, видя совершенную невозможность действовать сообразно со своею совестью и даже сообразно с точным смыслом закона, уходят в отставку. Таким образом, институт фабричной инспекции сильно изменяется к худшему. Российская крупная промышленность благодаря ряду протекционных мер – и в особенности заботливому отношению Министерства финансов к вопросу о выгодном для отечественной обрабатывающей промышленности направлении железнодорожных линий и о таких железнодорожных тарифах, которые строго соответствовали бы интересам крупной промышленности, в особенности центрального, московского района, становится в это время в особенно благоприятные условия. Можно сказать, искусственно для нее создаются эти благоприятные условия; она становится излюбленным детищем Министерства финансов, нередко вопреки интересам прочих слоев населения и в особенности вопреки интересам всего сельского хозяйства, на состоянии которого особенно невыгодно отражался протекционный таможенный тариф 1891 г., чрезвычайно удороживший такие важные в сельскохозяйственном быту предметы, как, например, железо и сельскохозяйственные машины.

Между тем в это время мы не видим не только улучшения положения народных масс, несмотря на все паллиативные меры, принятые при Бунге, но, напротив, наблюдаем все продолжающееся разорение крестьянства, которое я характеризовал вам в одной из прошлых лекций. В конце концов, однако же, тем самым подрываются условия внутреннего сбыта продуктов обрабатывающей промышленности, удовлетворяющей потребность широких народных масс, например, условия для сбыта произведений бумаготкацкой промышленности. Оскудевший внутренний рынок скоро становится для нее тесным. До некоторой степени компенсацией является для нее внешний рынок на востоке, приобретенный завоеваниями в Средней Азии, но вскоре оказывается, что и этого недостаточно, и вот мы видим, что к концу царствования императора Александра III создается мало-помалу новая идея – продвинуть сбыт продуктов нашей промышленности как можно дальше на восток. В связи с этим является идея постройки Сибирской железной дороги – идея, которая развивается весьма широко; является вопрос о выходе к Восточному морю, о приобретении незамерзающего порта на Дальнем Востоке, и в конце концов вся эта политика, уже на наших глазах, приводит к зарождению и развитию тех предприятий на Дальнем Востоке, которые уже в министерство С. Ю. Витте в самом начале XX в. привели к японской войне и к тому краху, который за ними последовал.

Чтобы покончить с финансовыми и экономическими отношениями в рассматриваемый период, я скажу еще два слова о расширении нашей железнодорожной сети, которое сыграло здесь чрезвычайно важную роль. К концу царствования Александра II железнодорожная сеть не превышала 22,5 тыс. верст, а за тринадцатилетний период царствования Александра III она развилась уже до 36 662 верст, причем из них 34 600 было ширококолейных. В деле постройки железных дорог старая политика Рейтерна поддерживалась в том отношении, что эти железные дороги по-прежнему направлялись так, чтобы, с одной стороны, способствовать подвозу сырья к портам и таким образом именно усилением вывоза создавать благоприятный момент для нашего торгового баланса и для улучшения денежного курса, а с другой стороны, как я упомянул, министерство стремилось при помощи установления железнодорожных дифференциальных тарифов создать наиболее льготные условия провоза для продуктов фабричной промышленности центральных губерний. Для этого в составе Министерства финансов было создано даже особое учреждение – тарифный департамент, во главе которого был поставлен С. Ю. Витте, тогда еще молодой человек, которому уже на наших глазах пришлось сыграть выдающуюся роль, сперва в качестве министра финансов, а затем и на более широкой арене, в разрешении общих политических проблем нашего времени.

Другой чертой новой железнодорожной политики, чертой, противоположной политике Рейтерна, была постройка дорог казной и выкуп в казну старых частных железнодорожных линий. В царствование императора Александра III протяжение казенных железных дорог увеличилось на 22 тыс. верст, тогда как протяжение частных дорог, несмотря на постройку новых частных линий, благодаря выкупу старых линий в казну уменьшилось на 7600 верст.

Вот общие черты финансовой политики, которой, несомненно, подготовлялось и углублялось новое обострение русских социально-экономических условий в начале XX в. Эти условия развивались рука об руку с тем кризисом, который русскому населению пришлось пережить после неурожая 1891–1892 гг., вызвавшего чрезвычайную нужду и даже голод в целых двадцати, по преимуществу черноземных, губерниях. Этот кризис составил, так сказать, последний штрих в той общей картине России, которую мы видим в конце царствования императора Александра III, и явился вместе с тем могучим фактором тех изменений в последующие годы, которые уже составят, быть может, когда-нибудь предмет следующей части моего курса о заключительном периоде истории России XIX в.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.