Псков и Псковское княжество

– Псковская область, издавна заселенная славянским племенем, тянулась узкой полосой (около 300 верст в длину и не более 100 верст в ширину) вдоль западной границы новгородских владений. Открытая с запада и юга для нападений, она являлась ареной борьбы новгородцев с их западными соседями, что требовало устройства укрепленных пунктов или городов; уже в глубокой древности здесь был город Изборск, расположенный на высокой горе, который в историческое время уступил первенство Плескову или Пскову, имевшему важные преимущества благодаря своему местоположению. Находясь в углу, образуемом реками Псковой и Великой, Псков являлся стратегическим и торговым пунктом, так как Великая вместе с двумя озерами соединяла его со всей Псковской землей и с соседними землями. Псков был защищен своим естественным положением и искусственными укреплениями. Угол между Псковой и Великой, отделенный стеной от посада, представлял собою детинец, "Кром" (кремль), в котором находилась главная святыня Пскова — Троицкий собор; другие части Пскова были также обнесены стенами. Пригороды Псковской земли не имели политического значения и стушевывались перед старшим городом. Число их в разное время было различно; иногда строились новые города, иногда их разоряли неприятели, и они запустевали; никогда их, по-видимому, не было более 12. Первоначально сам Псков был простым новгородским пригородом и управлялся, как и все пригороды, княжьими людьми или новгородскими посадниками. Псковичи часто посещали по торговым делам Новгород и принимали деятельное участие в новгородском вече; многие из новгородцев, потерпев поражение на вече, бежали в Псков; часто появлялись во Пскове и претенденты на новгородский стол, которые выжидали здесь благоприятного момента. Ввиду этого, а также ввиду пограничного положения Пскова, Новгород часто назначал туда подручных князей и посадников, а псковскими представителями в управлении первоначально были только сотские. Хотя Новгород и помогал Пскову обороняться от врагов, но походы новгородцев на немцев всегда вызывали месть последних, обрушивавшуюся на соседних псковичей, причем новгородцы часто предоставляли их собственным силам. Это приучило псковичей полагаться только на себя и имело следствием некоторое ослабление связи их с Новгородом; они мало-помалу начали устраняться от участия в новгородском вече, а вместе с этим прекратился и прилив во Псков новгородских изгнанников. Псковичи начали тяготиться своей зависимостью от Новгорода, особенно его правом призывать псковичей на суд и посылать во Псков своих наместников. Сначала псковичи просят Новгород дать им в князья известное лицо, а потом уже сами начинают выбирать князей, которые, впрочем, по существу, оставались только новгородскими наместниками и часто сменялись назначенными. Во второй половине XIII в. во Пскове появляется литовский князь Довмонт; псковичи посадили его у себя без согласия Новгорода. Довмонт во все свое долгое княжение (1266—1299) боролся с соседями Пскова и приобрел большую любовь псковичей. Но и после него во Псков присылаются наместники из Новгорода. В начале XIV столетия посадники становятся во Пскове выборными. В XIV в. псковичи стали брать себе князей из Литвы, что ставило их в некоторую зависимость от литовских великих князей. Новгородцам пришлось идти на уступки; в 1348 г., по болотовскому договору, они отказались от всякой власти над Псковом, от права призывать псковичей на суд в Новгород и назначать во Псков посадника, и назвали Псков младшим братом Новгорода. В первой же половине XIV столетия, во время борьбы Пскова за независимость, определились и основные черты псковского общественного устройства. Замена новгородских наместников выборными князьями потребовала определения отношения их к Пскову и вызвала составление местной Правды — псковской судной грамоты. Пограничное положение Пскова (он лежал не далее 50 верст от границы) требовало постоянных забот о безопасности города, и потому псковичи были всегда недовольны, если князь не жил в Пскове сам, а управлял через наместника. Князей встречали очень торжественно и сажали на стол; затем князь приносил Пскову присягу. Жил князь на княжьем дворе в Застенье или Среднем городе. Но значение князя было невелико, так как и во время самостоятельности псковичи рассматривали его, как кормленщика. Князь исполнял поручения веча, совершал походы, строил города и церкви, но кроме судебной деятельности, служившей для него главным источником дохода, не имел определенной роли в общественных делах — ни в законодательстве, ни в управлении. Псковичи старались точно определить права князя на суде и разделить судебную деятельность между ним и представителем веча. В суде на княжьем дворе участвовали, кроме князя, один, а потом два посадника, без которых князь не мог ничего предпринять, и ряд сотских, исполнявших второстепенные обязанности. При отсутствии строгого разграничения между судебной и административной деятельностью, члены суда нередко привлекались и к последней. Низший судебный персонал первоначально назначался князем, но потом наряду с княжеским чиновником назначался и городской, с которым первому приходилось делиться пошлинами. Доходы с суда были едва ли не единственным доходом князя. Размеры взысканий с преступников (продаж) были невелики, равно как и судебные пошлины, да еще князь должен был отделять часть в пользу посадника и сотских. Князь имел наместников не во всех пригородах, а, вероятно, только в двух, к которым присоединялись и прилегавшие волости. Наместники заведовали только судом, вместе с пригородскими посадниками и старостами, которых выбирали пригорожане; пошлины наместники получали в меньшем размере, чем князь. С приобретением Псковом самостоятельности вече расширило круг своей деятельности за счет княжеской власти. Место, где собиралось вече, неизвестно, но, вероятно, оно было вблизи собора св. Троицы, по звону колокола которого сходились вечники; здесь была устроена трибуна (степень); в соборе помещались канцелярия и архив (ларь) веча, которыми заведовали городской дьяк и ларник. В вече участвовали жители пригородов и волостей, но псковские пригороды были в большой зависимости от старшего города вследствие своей слабости, так как они были только укрепленными пунктами. Псковское вече держало в своих руках даже второстепенные отрасли управления, бывшие в других местах прерогативой князя. Оно ведало вопросы о войне и мире, сношения с соседями, назначение городских и областных правителей и воевод. Обыкновенно суд не принадлежал вечу, но вече судило проступки, за которые полагалась смертная казнь (измена, конокрадство, поджигательство, волхвование), и иногда вмешивалось в гражданские дела. Деятельность веча отличалась, сравнительно с Новгородом, спокойствием и отсутствием борьбы партий, которая обнаруживается только в конце независимого существования Пскова. Преобладающее значение имели бояре. Кроме большого веча, было, несомненно, малое вече, т. е. совет бояр, в состав которого входили бывшие посадники. Должности посадников нередко были наследственными. С целью усиления значения боярства было заведено двойное посадничество. Оба посадника, находившиеся в должности (степенные), пользовались равной властью. Срок посадничества был годичный, но не всегда. Посредствующим звеном между общими псковскими учреждениями — вечем и его представителями — и собственно местными городскими и областными союзами служили городские концы. Существование выборных представителей от концов дает основание предполагать существование кончанских вече, а кончанских старост можно считать местными органами. Концы заведовали укреплением города, участвовали в наборе, снаряжении и продовольствии войска. Концы обнимали не только части города, но и части области, которые, впрочем, не образовывали сплошных масс территории, так как распределение пригородов между концами совершалось по жребию. Меньшими единицами были улицы. Были и союзы добровольные — братчины, ведущие начало от языческих времен; первоначально они имели патронального святого и устраивали в свои праздники пиры; из разбирательства ссор на пирах возникла их юрисдикция. Братчины не были учреждениями территориальными, а, часто обнимая людей, связанных одним занятием, превращались в гильдии. Псковское купечество, вероятно, группировалось вокруг храма св. Софии. Псковская область делилась на пригороды (с укрепленным центром) и волости (без таких центров). Влияние города на местные дела пригородов выразилось в назначении княжеских наместников для суда; в остальном пригороды пользовались правами псковского веча. Причины, обусловившие спокойное течение внутренней жизни Пскова — незначительность территории, отсутствие местных интересов и слабость княжеской власти, — делали его малоспособным к отражению иноземных неприятелей. Особенно опасны были немцы, которые постоянно стремились овладеть Псковской землей и заключали в этих видах договоры с Литвой. Новгород оказывал мало поддержки псковичам вследствие постоянных ссор, одним из источников которых были церковные отношения, обратившие внимание псковичей на Москву.

В церковном отношении Псков зависел от новгородского архиепископа, назначавшего сюда своего наместника. Сам архиепископ приезжал в Псков раз в 4 года на месяц и в это время собирал дань с псковского духовенства. Псковичи тяготились этой зависимостью, которая была для них особенно неприятна во время ссор с Новгородом, и не раз стремились получить особого епископа, но безуспешно. По болотовскому договору 1348 г. наместника владыки стали назначать из псковичей. Вследствие отсутствия епископа, псковская церковь получила демократическое устройство; духовенство стало сосредоточиваться в особые общины, известные под именем соборов, число их простиралось под конец до 6. Сельское духовенство тоже приписывалось к соборам. Каждый собор имел своего соборского или поповского старосту. Миряне часто вмешивались в церковные дела.

Вследствие частых ссор с Новгородом, псковичи обратили внимание на других соседей. Со стороны Литвы помощи было мало; пришлось обратиться к другому соседу — Москве. В 1401 г. Псков принял князя в качестве наместника великого князя московского; с тех пор вошло в обычай, что псковские князья получали утверждение от великого князя, хотя псковичи сами выбирали и удаляли князей. Кроме этих князей часто были и другие князья-кормленщики. Московские князья ласково обходились с псковичами. Обстоятельства в первой половине XV в. складывались так, что псковичи постоянно ссорились с Новгородом, и в 1441 г. дело дошло до столкновения. Впрочем, вскоре состоялось примирение; в 1456 г. псковичи помогали Новгороду против Москвы и участвовали в платеже новгородцами контрибуции великому князю. В 1460 г. псковичи, теснимые немцами, помирились с великим князем и приняли от него наместником его сына Ивана Васильевича. В 1462 г. Иван сделался сам великим князем и прислал во Псков наместника без избрания. С тех пор великий князь хотя и уступал иногда псковичам при назначении князей, но обыкновенно это назначение зависело уже от его выбора. В 1471 г. псковичи помогали великому князю против Новгорода, с которым произошли недоразумения из-за нежелания псковичей подчиняться новгородскому архиепископу. После этого великий князь дал почувствовать свою власть и Пскову, а его наместники вызывали сильное неудовольствие псковичей. Мало-помалу притеснения с его стороны усилились. Московский наместник князь Ярослав стал требовать больших пошлин; великий князь поддержал его. В 1477 г. обостренные отношения псковичей к наместнику разрешились вооруженным столкновением. Обе стороны жаловались великому князю, но и теперь он стал на сторону наместника. Правда, он скоро сместил князя Ярослава, но не назначил во Псков нового князя, а только приказал псковичам идти на Новгород. Хотя новгородцы пересылались с псковичами, и псковичи неохотно шли на Новгород, но пришлось покориться. Девять месяцев не назначал Иван псковичам князя и наконец, по своей воле, назначил Василия Шуйского. Теперь он наложил руку и на внутренние порядки Пскова. В 1499 г. он отдал Псков вместе с Новгородом, как отчину, сыну своему Василию. Однако, потом князья назначались по-прежнему. Преемник Ивана, Василий III, продолжал ту же политику. Он назначил наместником князя Ивана Михайловича Оболенского, который окончательно вывел псковичей из терпения. Они жаловались великому князю, приехавшему тогда в Новгород. Василий велел жалобщикам собраться туда к Крещенью (1509 г.). Псковичей наехало множество. Великий князь велел всех их арестовать, а во Псков послал сказать свою волю — вечу не быть, и вечевой колокол снять. Псковичи были в безвыходном положении; помощи ждать было неоткуда — пришлось подчиниться. Но этим беда не кончилась. Множество зажиточных семей переселено было в московские волости, а на их место поселены москвичи. Управление было поручено 2 наместникам, 2 дьякам, воеводам и городничим. Введены были торговые пошлины, торговля пала, иноземные купцы выехали из Пскова, и он стал заурядным городом Московского государства.

См. митрополит Евгений, "История княжества псковского" (Киев, 1831); Беляев, "Рассказы из русской истории" (т. III); Костомаров, "Северно-русские народоправства"; Никитский, "Очерк внутренней истории Пскова" (СПб., 1873).

Е. К.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.