183. Македонское царство

Македония лежала на север от Фессалии, гранича с Фракией и Иллирией и будучи отрезана от Эгейского моря греческими колониями[1]. Население страны, родственное, по-видимому, грекам, совсем еще, однако, грубое и необразованное, сохранило в своем быту старые формы, но царствовавший здесь род приписывал себе чисто эллинское происхождение. Благодаря соседним греческим колониям, в Македонию мало-помалу стала проникать высшая культура, и у её царей явилось даже стремление теснее сблизиться с греческим миром. С этою целью им хотелось, во‑первых, овладеть морским берегом,из-за которого боролись между собою большие греческие государства; во‑вторых, добиться от греков признания за их народом эллинского происхождения и, в‑третьих, вмешаться во внутренние дела Греции. Такая политика стала обнаруживаться в Македонии еще во время Пелопоннесской войны; но настоящим основателем македонского могущества был царь Филипп, который и осуществил стремления своих предшественников на македонском престоле

184. Филипп II Македонский

Филипп в молодости прожил несколько лет в Фивах в доме Эпаминонда в качестве заложника, взятого фиванцами, которые в то время вмешались между прочим и во внутренние дела Македонии. И в Фивах, и в других греческих городах, где тоже удалось побывать Филиппу, он усвоил греческое образование и хорошо познакомился как с военным искусством греков, так и с политическим состоянием страны. Человек необычайно хитрый и коварный, он был очень тонким политиком, умевшим «обманывать мужей клятвами, как обманывают детей игрушками»; вместе с тем его предусмотрительность, соединенная с большою настойчивостью и энергией, делала из него замечательного полководца. В Македонии было хорошее войско, состоявшее из конницы и пехоты: в коннице служила знать, в пехоте – простолюдины, главным образом крестьяне; Филипп улучшил это войско, устроив его по греческому образцу и внесши в него одно важное изменение. Его воины, вооруженные большими щитами, закрывавшими все тело, и очень длинными копьями (сариссами), строились в несколько рядов вглубь, причем задние воины клали свои копья на плечи стоявших впереди, и вся фаланга, – как назывался построенный таким образом отряд, – представляла собою одно сплоченное целое, удивительно приспособленное к натиску на неприятеля. Кроме войска, Филипп заботился и о денежных средствах, которые ему были необходимы не только для содержания войска, но и для подкупа нужных лиц в чужих государствах. Зная продажность современных ему политических деятелей, он говорил, что едва ли есть такая высокая городская стена, через которую не перешагнул бы осел с мешком золота. Отразив набеги соседних варваров и покорив часть их земель, Филипп предпринял подчинение своей власти македонско‑фракийского побережья и, пользуясь раздорами, происходившими в Греции, в короткое время овладел всеми греческими городами Халкидского полуострова и фракийского берега до самого Геллеспонта, завязав в то же время сношения и с городами Пропонтиды до Византии включительно. Вскоре после этого сами греки дали повод македонскому царю вмешаться в их внутренние дела.

185. Священная война

Поводом к вмешательству Филиппа в дела Греции была так называемая Священная война. Фиванская гегемония в Средней Греции встретила весьма несочувственное к себе отношение в соседней с Беотией Фокиде, и фиванцы, придравшись к тому, что фокейцы запахали участок земли, посвященный Аполлону, добились от дельфийской амфиктионии наложения на Фокиду громадного денежного штрафа. Фокейцы не хотели подчиниться этому приговору и, чтобы отстоять себя от фиванцев и фессалийцев, которым было поручено привести в исполнение приговор, захватили сокровища, хранившиеся в Дельфийском храме, а на приобретенные таким путем средства составили большое войско из наемников, устремившихся в Фокиду из всех частей Греции (355).

 

Филипп II - Фокидский союз

Фокидский союз 
Автор изображения - FlankerFF

 

Война началась вторжением фокейцев в соседние области и между прочим в Фессалию, где в то время происходила своя усобица. Партия, враждебная Фокиде, обратилась за помощью к Филиппу, и он явился в Фессалию со своим войском. Сначала он потерпел поражение, но потом разбил фокейцев (352). Результатом его победы было то, что Фессалия должна была признать македонскую гегемонию, а оттуда через Фермопилы Филиппу уже легко было проникнуть и в Среднюю Грецию. От этого, однако, последняя была тогда спасена афинянами, занявшими Фермопилы, и спартанцами, которые вместе с ахеянами оказали поддержку Фокиде. Священная война, т. е. в сущности борьба между Фокидой и Беотией продолжалась еще несколько лет [до 346 г.], пока обе страны не довели себя до полного разорения.



[1] См. карту IX.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.