Добившись гегемонии над всей Северной Грецией, македонский царь Филипп II стал думать, как подчинить себе всю остальную Элладу. Удобный случай вскоре ему представился. Жители городка Амфиссы, соседнего с Дельфийским храмом, беззаконно захватили и обработали землю, принадлежавшую этому святилищу. По жалобе на это афинского союзника Филиппа, оратора Эсхина, амфиктионы решили наказать амфиссян оружием. Так как первое нападение на них было отражено, и амфисцы, поддерживаемые Афинами, изгнали из своей области всех приверженцев Амфиктионова суда, то амфиктионы избрали Филиппа неограниченным предводителем войска и поручили ему заступиться за «хозяина Дельф», бога Аполлона и воспрепятствовать безбожным амфисцам оскорблять Дельфийскую святыню. Филипп явился с войском и окончил войну против Амфиссы, но вслед за тем неожиданно завладел городом Элатеей при Кефиссе, в Фокиде.

 

Возвышение Македонии. Учебный видеофильм

 

Элатея стояла на границе Северной и Средней Греции, являясь ключом к проходу с севера в Беотию и Аттику. Панический страх овладел афинянами, а также и фиванцами, жителями столицы Беотии, которые прежде постоянно бывали на стороне Филиппа, но в последнее время находились с ним в натянутых отношениях. Афиняне начали вооружаться. Их великий оратор Демосфен поспешил в Фивы и силой своего красноречия так подействовал на граждан, что они, забыв старую вражду свою к Афинам, соединились с ними против общего врага. Соединенное войско обоих городов, усиленное эвбейцами, мегарцами, ахейцами, керкирцами, коринфянами и левкадцами, выступило против Филиппа и в двух первых сражениях одержало верх над его войском; затем же все силы обеих сторон встретились на полях Херонеи.

Битва при Херонее

Греция и Македония к моменту смерти Филиппа II. На карте обозначено место битвы при Херонее

Автор изображения -commons.wikimedia.org/wiki/User:Jaspe

 

Решительная битва произошла у Херонеи 2 августа 338 года до Р. Х. Оба войска на рассвете выстроились друг против друга в боевом порядке. Филипп имел всего около 32.000 человек; силы эллинов простирались до 50.000. На правом крыле командовал сам Филипп, на левом – восемнадцатилетний сын его Александр, в центре стояли союзные с Македонией фессалийцы и этолийцы. Афинское войско, под предводительством Лисикла и Хареса, стояло против правого крыла Филиппа; фиванское – против левого крыла Александра; остальные греки расположились против македонского центра. Сражение началось с убийственной горячностью и долго оставалось нерешительным, пока Александр с неудержимой силой, ниспровергая все перед собой, не ворвался в ряды беотийцев. Священный отряд фиванцев, созданный Эпаминондом и Пелопидом и до сих пор считавшийся непобедимым, лежал рядами, друг на друге, там, где его поставили. На другом фланге афиняне ворвались, наконец, победоносно в ряды македонян. «За мной, – вскричал Лисикл, – победа наша! Прогоним этих несчастных назад в Македонию!» Филипп взирал со спокойным взглядом с высоты на общее замешательство. «Неприятели не умеют побеждать», – сказал он и повел свою вновь быстро приведенную в порядок фалангу на толпы афинян, которые в упоении победы расстроили свои ряды. Вскоре все греческое войско обратилось в беспорядочное бегство; из афинян было убито более 1000, не менее 2000 попалось в плен; фиванцы также потеряли много пленными и убитыми.

Битва при Херонее решила участь Греции. Свобода ее погибла, страна подчинилась Македонии. Филипп II достиг цели своих желаний. В первые мгновения после победы он предался необузданной и недостойной радости. Рассказывают, что после праздничного пира, возбужденный вином, окруженный плясунами и скоморохами, он отправился на поле сражения, издевался над пленными, наругался над убитыми и, стуча в такт ногой, с насмешкой повторял вступительные слова определения народного собрания, которыми Демосфен возбудил афинян к битве против него. Тогда афинский оратор Демад, бывший в числе пленников, сказал ему: «Царь, судьба указала тебе роль Агамемнона, а ты не стыдишься поступать подобно Терситу!» Это свободное слово образумило царя; взвесив важность возбужденной против него войны, в которой он мог потерять и свое господство, и свою жизнь, он устрашился могущества и силы великого оратора Демосфена; он бросил на землю венок со своей головы и даровал свободу Демаду.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.