ЛЕКЦИЯ XXVII

 

(окончание)

 

Общая картина землевладения различных групп населения России после реформ 1861, 1863 и 1866 гг. – Степень обеспеченности крестьян разных наименований земельными наделами.

 

Картина, которую на основании всех состоявшихся преобразований представляло собой землевладение в России в 70-х годах XIX столетия, по данным Центрального статистического комитета, представляется в следующем виде.

Данные Центрального статистического комитета, изданные в 1878 г., относятся к 49 губерниям Европейской России, без Финляндии, Царства Польского и Кавказа. Всей земли в этих 49 губерниях исчислено было 391 млн. дес. – в круглых цифрах. Затем, в составе этих 391 млн. дес. земель казенных, т. е. не наделенных крестьянам, а оставшихся непосредственно в распоряжении казны, в этот момент было 150 млн. дес., что составляло 38,5% общего пространства этих губерний. Затем, земель, которые оставались непосредственном владении уделов, опять-таки после наделения удельных крестьян, было 7,4 млн. дес., т. е. 2,2% общего количества; в частной собственности помещиков и других землевладельцев было 93 млн. дес., т. е. 23,78%, если же различать состав дворянского и недворянского землевладения, го собственно дворянских земель к концу 70-х годов оставалось только 73 млн. дес., а земель, принадлежавших владельцам недворянских сословий, разночинцам, в числе которых были и богатые крестьяне, покупавшие земли отдельно от своих обществ, – было 20 млн. дес. Размеры землевладения церквей, городов, монастырей и других учреждений достигали 8,5 млн. дес. Наконец, надельных земель крестьян – помещичьих, государственных и удельных вместе – было 130 млн. дес., так что, собственно, земли крестьян, не считая купчих их земель, хотя бы купленных обществами, каковых было тогда всего около 762 тыс. дес., – составляли 33,4% всего земельного пространства этих 49 губерний и таким образом значительно превышали частное землевладение.

Профессор Ходский в 80-х годах издал книгу, посвященную выяснению положения крестьян на основании произведенной реформы, где старался выяснить приблизительную материальную обеспеченность каждого разряда крестьян. Раньше, в 1876 г., эту задачу брал на себя профессор Янсон, который на основании весьма недостаточных цифр пытался исчислить наделы и повинности крестьян. Впоследствии нам придется еще остановиться на его исчислениях и выводах, но теперь для выяснения общей картины землевладения в России я приведу вам цифры профессора Ходского, так как они основаны на данных Центрального статистического комитета, опубликованных в 1878 г. Л. В. Ходский высчитал, что из 10 670 тыс. крестьян мужского пола, бывших государственных и удельных, 5400 тыс. душ, или 50%, были наделены щедро; затем 3800 тыс. душ, или 35%, были наделены достаточно и 1455 тыс. душ, или 13,7%, были наделены недостаточно. Но что такое «щедро», «достаточно» и «недостаточно» по терминологии профессора Ходского? Эти термины имеют у него следующий условный смысл: ввиду того что правительство не располагало никакими кадастровыми данными, которые давали бы возможность точно исчислить, достаточно или недостаточно землевладение крестьян по потребительной норме, т. е. по тому, насколько достаточно получающихся от обработки надела средств для пропитания крестьянской семьи, или по рабочей норме, т. е. по тому, насколько данное землевладение поглощает рабочие силы крестьянской семьи, профессор Ходский предложил довольно грубый прием оценки крестьянского обеспечения землей; он предложил исходить из бытовых условий, которые исторически сложились в дореформенное еще время, когда сама жизнь определяла достаточность или недостаточность земельных норм, с точки зрения наличных экономических условий. Он справедливо указывал, что у помещичьих крестьян в дореформенное время (в сущности, впрочем, лишь у тех, которые работали на барщине) нормы наделов определялись возможностью обработать эти наделы в течение тех трех дней в неделю, которые крестьяне употребляли на себя. Таким образом, это, в сущности говоря, составляло при максимальном наделе половину того количества земли, которое бы крестьяне могли обработать, работая целую неделю для себя и не отправляя барщины. В то же время этот надел давал возможность крестьянам удовлетворять, конечно, более или менее в обрез, свои элементарные продовольственные нужды. Именно эта норма и соответствовала максимальному наделу помещичьих крестьян. Что касается крестьян государственных, то там, благодаря довольно достоверным расчетам, сделанным кадастровыми комиссиями, и благодаря отсутствию барщины, можно было принять, что крестьяне все свое время употребляли на свою запашку, вследствие чего Ходский считал, что средние нормы землевладения казенных крестьян выражают тот размер надела, который, с одной стороны, вполне достаточен для безнуждного существования, т. е. для удовлетворения всех, а не одних только продовольственных, нужд, а с другой стороны, поглощает все рабочие силы семьи, поэтому г. Ходский думал, что там, где крестьяне получили выше этих норм, – там наделение можно считать щедрым[1].Исходя из этих соображений, он и признавал, что среди крестьян государственных и удельных 50% было наделено щедро, а 35% считал наделенными достаточно. Достаточными наделами Ходский не совсем последовательно признавал те, которые приходились между максимальным наделом помещичьих крестьян и этой средней нормой наделения государственных крестьян. Надо сказать, что этот второй разряд получился у него, таким образом, довольно неоднородным, потому что те крестьяне, которых наделение приближалось к максимальной норме надела помещичьих крестьян, получили, как мы видели, только половину того количества земли, которое они могли бы обработать, а те, владения которых приближались к средней норме владения государственных крестьян, получили действительно более или менее достаточный надел. И поэтому мы видим, что, например, в Самарской губернии Ходский, считал наделенными щедро тех, которые получили больше 10 дес., а в разряд наделенных достаточно он зачислял получивших от 3 до 10 дес., и это одно уже указывает на большую разнородность всей этой категории. Как бы то ни было, те, которые получили меньше этого, получили наделы, уже явно недостаточные, а лиц такого разряда из числа казенных и удельных крестьян Ходский насчитал все-таки 13%.

Что касается до крестьян бывших помещичьих, число которых приблизительно равнялось числу крестьян государственных вместе с удельными (государственных было около 10 млн. душ, а удельных– около 850 тыс. душ, так что вместе их было около 10 600 тыс. душ, а крестьян помещичьих было также около 10 600 тыс. душ), то из них Л.В. Ходский считал щедро наделенными, т. е. по норме, превышавшей среднюю норму владения крестьян государственных, только 13%. Затем, 4625 тыс. душ, или 43,5%, было наделено, по его терминологии, достаточно и, наконец, 42% – 4460 тыс. душ – получили явно недостаточные наделы. Если же объединить все категории крестьян вместе и вычислить процентное отношение каждого из трех разрядов ко всей массе крестьян, то получаются такие цифры: всего было душ мужского пола во всех этих категориях 21 278 тыс. Из них 6900 тыс., главным образом казенные и удельные крестьяне, были, по расчетам Ходского, наделены щедро – они составляли 32%, т. е. менее одной трети всей массы. Затем, 8430 тыс., или около 40%, были наделены достаточно – с теми оговорками, которые я уже сделал относительно понимания этого термина, – и, наконец, 5900 тыс., или около 28%, т. е. несколько более одной четверти, были наделены недостаточно.

Наделение крестьян в общем было все же довольно широко, если сопоставить общие размеры крестьянского землевладения лишь с теми размерами частного землевладения, которые в то время существовали, и не брать в расчет огромной доли казенного землевладения, которое по большей части состояло из земель весьма удаленных и неудобных для обработки, так что только 4 млн. дес. из этих земель утилизировалось в качестве оброчных статей, а остальные 146 млн. дес. были расположены главным образом в северных губерниях и представляли собою леса, воды и болота, которые очень увеличивали общую цифру казенного землевладения, но в состав действительно годного к немедленной утилизации земельного фонда по своим климатическим и почвенным условиям войти не могли.

Вот, следовательно, в самых общих чертах, та картина землевладения крестьянства и обеспеченности его землею, которая представлялась вскоре по выполнении на практике крестьянской реформы во всем ее объеме. Как эта обеспеченность впоследствии изменилась и какие сказались недочеты в проведенном устройстве крестьян, мне придется рассмотреть в одной из следующих лекций.



[1] В сущности говоря, в отдельных местностях, например в Полтавской губ., и государственные крестьяне владели далеко не щедрым и даже не вполне достаточным наделом. Срав. книгу проф. В. А. Косинского «К аграрному вопросу». Одесса, 1906, стр. 220 и след.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.