Перун – в славянской мифологии бог грозы и грома. Культ Перуна восходит общеиндоевропейскому почитанию бога-громовержца (Зевс греков, Индра индусов, Тор скандинавов, Перкунас балтов). Имя Перуна часто связывают с санскритским корнем «par» и сопоставляют с прозвищем Индры – Parjanya-parganya (молниеносная туча). По воззрению славян, Перун в теплые дни весны являлся со своими молниями, оплодотворял землю дождями и выводил из-за рассеянных туч ясное солнце. Его творческой силой пробуждалась природа к жизни. Производитель, творец, он как бы вновь созидал мир.

Но Перун – также божество грозное и карающее, которое возбуждает страх и трепет. У индоевропейцев бог-громовержец постоянно связывался с военной функцией. На Руси Перуна представляли в виде немолодого мужа: по сообщению летописей, голова его деревянного идола в Киеве была серебряной (седина?), а усы – золотыми. Борода громовержца у всех индоевропейских наций играла какую-то особую роль, что отчасти отразилось в русских фольклорных формулах, относящихся к «бороде Ильи-пророка», чей образ (как и образ Георгия Победоносца) заменил Перуна после крещения. Главным оружием Перуна были камни и стрелы (олицетворения молний), палица, плеть, а также топоры.

Славянское язычество

Збручский идол. Возможно, изображение Перуна. Ок. X века

 

В образе всадника на коне или на колеснице Перун поражает своим оружием змеевидного врага (в изначальном варианте мифа – то мифологическое существо, которому соответствует бог Волос-Велес, в поздних текстах – сказочный Зми-улан и т. п.). Тот прячется от Перуна вначале в дереве, потом – в камне, человеке, животных, воде. После победы Перуна над врагом освобождаются воды (в других вариантах мифа – скот, женщина, похищенная противником Перуна – Додола, Марена, Мокошь), и проливается дождь. Миф о Перуне олицетворял нисхождение грома, грозы, плодородного дождя.

 

 

Этому мифу соответствуют общеславянские ритуалы, связанные с культом Перуна и имеющие целью вызывание дождя. Наиболее распространённым из них было обливание женщины, возможно, первоначально связанной с жертвами Перуну. По летописным сообщениям, Перуну также приносились в жертву животные, дети и пленники.

Относимые к Перуну мифы и ритуалы часто связывались с дубами и дубовыми рощами, а также с возвышенностями, на которых в древности ставили идолы этого бога и его святилища. У таких дубов произносились торжественные клятвы. Названия возвышенностей и гор, происходящие от имени Перуна, встречаются по всей древней области расселения славян. В балтийской и славянской мифологиях Перун и Перкунас приурочиваются к четырём сторонам света, что видно, в частности, из названия четверга – четвёртого дня недели – как «дня Перуна» у полабов, и из четырёх(восьми)-членной структуры святилища Перуна на Перыни под Новгородом.

Имя Перуна связано с древнегерманским словом fairguni («скала»). В древнеисландской мифологии Фьёргюн (Fiorgynn) – это имя матери громовержца Тора.

Согласно древнерусскому источнику «Перун есть мног» – этот бог имел несколько географических и сезонных ипостасей, каждая из которых играла и самостоятельную роль. В дохристианской Руси он почитался как высший бог.

Во время крещения киевлян, святой князь Владимир, прежде высоко чтивший Перуна, приказал привязать его идола к хвосту лошади и «влещи с горы по Боричеву на Ручей» в Днепр, приставив 12 мужей бить поверженный кумир жезлами. Народ при виде этого плакал. На Перуновом холме Владимир воздвиг церковь во имя святого Василия.