общий обзор взглядов Гегеля дан в статье Философия Гегеля – кратко

Гегель об идеальном государстве и цивилизации

В исторической борьбе между народами победу одерживает всегда наиболее могучая нация, государство, представляющее наиболее живучую идею. В философии Гегеля, история представляет постоянную борьбу между государствами отжившими и государствами нарождающимися. Среди этих поражений и побед идея государства (идеальное государство) все более и более развивается, утверждается и осуществляется. Исторические государства представляют только эфемерную одежду, которой она прикрывается и которую она сбрасывает, лишь только она износилась от времени, для того, чтобы принять более совершенную форму. Так как абсолютное, бесконечное, идеальное никогда не ограничено каким-либо отдельным существованием, а заключается всегда в совокупности, то нельзя сказать, что идеальное государство находится в истории или современности здесь или там, но следует признать: оно находится везде и нигде. Везде, ибо оно стремится осуществиться в исторических государствах; нигде – ибо, как идеальное, оно представляет задачу для будущего. История, считает Гегель, есть прогрессивное разрешение великой политической задачи – постепенного создания идеального государства.

Каждый народ участвует в его созидании, но каждый народ носит в себе органический порок, в силу которого он в отдельные моменты начинает противодействовать идее, и который приводит его к гибели. Каждое государство представляет политический идеал какой-нибудь стороной, но ни одно не выражает его во всей полноте, а потому ни одно и не бессмертно. Подобно понятиям логики, из которых каждое в процессе самораскрытия Абсолюта уступает более значительному, в силу того же закона, одни народы уступают в истории место другим и передают друг другу из века в век государственную идею, которую они представляли, цивилизацию, которую они воспитали, обогатили, развили, усовершенствовали.

Портрет Гегеля

Великий немецкий философ Георг Вильгельм Фридрих Гегель. Портрет работы Я. Шлезингера

 

Гегель о смысле истории

Эта передача цивилизации от одного народа другому и составляет в философии Гегеля смысл истории, её логику или диалектику. Это выражение не просто символ. Логика есть раскрытие разума в индивидуальной мысли. Логика истории есть развитие того же самого разума на мировой сцене. Это одно и то же начало, развивающееся в разных средах, но по тождественному закону.

В чистой логике абстрактные идеи постоянно появляются и исчезают в области мысли, продолжая свое существование в более широких и конкретных идеях.

В логике природы идеи, принявшие образ, материальные организмы сменяют друг друга в восходящем ряде форм, осуществляя все совершеннее и совершеннее идеальный тип физических созданий.

В логике истории те же идеи, воплотившиеся в народах, невидимо ткут ткань человеческих судеб. Пробегают ли идеи перед духовным взглядом мыслителя, сменяются ли они в телесных формах или проявляются в исторических нациях, они всегда одни и те же, всегда и везде проявляются в том же порядке, в той же связи. Разум, т. е. система вечных идей, есть, согласно философии Гегеля, сущность всех вещей. Он составляет субстанцию и смысл истории точно так же, как является двигателем в природе. История, как и природа, им запечатлена, проникнута, наполнена. Поверхностному историку представляются государства, которые рождаются, процветают, погибают, народы, которые борются, армии, которые друг друга истребляют. Но в глазах проницательного философа за этими нациями и их армиями находятся те начала, которые они представляют, за укреплениями и батареями скрываются борющиеся между собою идеи.

 

Гегель о войне

С войной, полагает Гегель, будет то же, что было со смертной казнью. Она видоизменится. Уже теперь военное искусство и цивилизация вместе работают над смягчением её варварских приемов. Но в смягченном и измененном виде она будет продолжать существовать, как одно из необходимых средств развития политической идеи. XIX веку принадлежит честь выработки, ясного взгляда на войну, в которой видят не временное удовлетворение каприза властелина, а неизбежный в развитии идеи кризис. Настоящая, законная, необходимая война – война из-за идеи, война, служащая разуму – составляет, по мнению Гегеля, особенность современного ему девятнадцатого века. Это не значит, что в древности и в средние века не сражались из-за идей, но тогда ещё не было сознания моральной сущности войны. Идеи сталкивались прежде подобно слепым силам, а современное человечество осознает причину, из-за которой оно проливает кровь. Прежде воевали животные страсти, теперь борются ясно сформулированные начала.

 

Гегель ­об исторических народах

В ряде исторических народов побежденных и победивших (и в свою очередь затем побежденных) восторжествовавший народ – лучше побежденных, победившее государство – истиннее, оно более приближается к идеальному государству, нежели государство побежденное. Доказательство этому Гегель видит в самом его торжестве. Победа этого народа есть осуждение начала, выражавшегося побежденными, суд Божий. С точки зрения Гегеля история представляется как ряд божественных возмездий, неизбежно поражающих, все конечное, исключительное, несовершенное, подобно вечному dies irae («дню гнева»), которого не может избегнуть ничто земное.

Во все времена существовал народ, в котором человеческий дух воплощался совершеннее, нежели в прочих, народ, идущий во главе общей цивилизации. Так, Бог истории постепенно избирал египтян, ассирийцев, греков, римлян, французов, эти могущественные национальности, стоящие по очереди на вершине исторической славы, подобно архангелам, окружающим трон Предвечного. Окружая бесконечный Дух, храм которого представляет история, духи греков, римлян, французов являются поочередно привилегированными органами его желаний и составляют в его триумфальном шествии по вселенной род почетной стражи, свидетелей его могущества.

В трех великих эпохах исторического развития мы находим те же три фазы, которые философия Гегеля признаёт необходимыми для всякого развития вообще: бытие, раскрытие, возврат к себе.

1. В монархиях Древнего Востока государство, олицетворенное во властелине, господствует над индивидуальной жизнью, едва не подавляя ее совсем. Подданные и народы бесследно исчезают в том великом существе, представителем и воплощением которого является земной властелин. Дитя Востока склоняется с обожанием у ног деспота. Подобно океану, который не заботится о волнах, играющих на его поверхности, не нуждается в них для своего существования, азиатское государство равнодушно, неумолимо, жестоко. Индивид для него не существует; оно игнорирует и подавляет его.

2. В истории греческих государств, считает Гегель, индивид восстает против восточного деспотизма, политическая жизнь с её плодотворной борьбой сменяет бесплодную неподвижность азиатских народов, абсолютная монархия уступает место республике. Индивиды являются для неё уже не модусами бесконечной субстанции, которые для неё безразличны, но неотделимыми частями целого. Целое, Государство существует только ими. Индивиды сознают свое значение и важность их кооперации для государства. Государства классической (греко-римской) истории существуют до тех пор, пока сохраняется равновесие между индивидуальным элементом и государством, между свободой и авторитетом. Они клонятся к упадку с того момента, как демагогическое правление ставит на место Государства и его интересов эгоистические виды индивидуального честолюбия. Историческая реакция на демагогию неумолима. Орудие этой реакции Гегель видит в деспотизме цезарей, который силой приводит мятежного индивида к послушанию, подчиняет себе обитаемую землю, сбивает в одну общую кучу самые противоположные народы и делает из них массу – инертную, лишенную инициативы, индивидуальности, силы сопротивления. Чем больше мы видим в Риме признания и гарантии личной свободы законом в области гражданских отношений, тем больше видим в индивиде раба с точки зрения политической, раба, безапелляционно прикованного к интересам государства (res publica).

3. Равновесие между Государством и индивидом, по мнению Гегеля, мало-помалу восстанавливается в истории средних веков и нашего времени, благодаря влиянию христианства и смешению южных народов с германскими. Политическая форма, вышедшая из кризиса, который поглотил античный классический мир, есть монархия. Королевская власть, сначала деспотическая, затем все более и более ограничиваемая феодальной реакцией, восторжествовала наконец над последней, прониклась в ходе истории демократическим элементом и установила монархию, основанную на народной воле, наиболее рациональную из всех форм правления. Гегель убеждён, что венцом исторического развития стала современная ему монархия, в первую очередь прусская. Он полагает, что под её сенью индивид может совершенно свободно развиваться, без ущерба национальной идее, представляемой и осуществляемой главою государства.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.