Возвышение Твери

Город Тверь впервые упоминается в летописи в 1209 г., однако нет сомнения, что он существовал гораздо ранее. Такой пункт, как впадение реки Тверцы в Волгу, лежавший на водном пути из Новгорода в Низовые земли, не мог оставаться без судовой пристани. Ввиду пограничного новгородского пригорода Торжка, лежащего на Тверце, прежним суздальским князьям необходимо было укрепить ее устье со своей стороны. Первым удельным князем тверским был отец князя Михаила Ярославича, Ярослав Ярославич, один из младших братьев Александра Невского. Он был преемником Невского на великом княжении Владимирском и жил большею частью не во Владимире, а в наследственной Твери. Он старался воспользоваться достоинством великого князя для увеличения своего удела на счет своих соседей новгородцев, и, кажется, не без успеха. Ярослав оставил преемникам довольно сильное и округленное княжество. Оно не было велико по объему, но заключало значительные торговые верхневолжские города: Ржев (спорный со cмолянами), Зубцов, Старица; кроме приволжских, замечательны еще Тверские города: Кашин, Микулин, Холм.

 

Борьба Твери с Москвой в княжение Михаила Ярославича

После непродолжительного княжения старшего Ярославова сына Святослава, тверским князем стал младший его сын Михаил, деятельный, предприимчивый князь. При жизни Андрея Городецкого, Михаил действовал против его самовластия в союзе с другим двоюродным братом Даниилом Московским. Но смерть Андрея повлекла коренную перемену в отношениях Твери и Москвы.

Михаил Ярославич тверской и преемник умершего Даниила, Юрий Московский, отправились в Орду хлопотать о ярлыке на великое княжение Владимирское – каждый для себя. На первый раз верх остался за Михаилом Тверским. Пока два соперника тягались в Орде, их бояре открыли на Руси междоусобие. Тверская рать двинулась на недавно перешедший к Москве Переяславль-Залесский, но сидевший там брат Юрия Даниловича, Иван (Калита) разбил её наголову.

Вскоре умерли два сына-наследника Андрея Городецкого, князья суздальско-нижегородские Михаил и Василий. Пользуясь малолетством сыновей Василия, Александра и Константина, Михаил Ярославич тверской задумал захватить Нижний Новгород, и отправил к нему войско со своим сыном Дмитрием (1311?). Часть суздальско-нижегородских бояр уже отъехала в Тверь. Но тверичи встретили препятствие со стороны духовной власти. Митрополит Петр наложил церковный запрет на их поход. Не решаясь открыто нарушить его, Дмитрий Михайлович, уже дошедший с войском до Владимира, вернулся обратно в Тверь.

Митрополит Пётр

Митрополит Пётр. Икона XV века

 

В самом начале спора Москвы и Твери за великое княжение бывший тогда митрополитом Максим стоял на стороне тверичей и уговаривал Юрия не искать ярлыка. Однако преемник Максима, митрополит Пётр, стал энергично поддерживать Москву. Князь Михаил Ярославич и часть северорусского духовенства противились возведению на митрополичью кафедру уроженца Южной Руси, волынянина Петра. Михаил Ярославич выставлял в митрополиты собственных кандидатов: вначале игумена Геронтия, а потом – тверского епископа Андрея (сына полоцко-литовского князя Герденя). На Петра был сделан донос константинопольскому патриарху, но созванный по этому делу церковный собор в Переяславле-Залесском (1310 или 1311) признал его клеветой. Недоброжелательство тверичей подтолкнуло оставшегося на кафедре Петра к сближению с князьями московскими.

В Золотой Орде с 1313 года воцарился знаменитый хан Узбек. Он оставил великое княжение за Михаилом Ярославичем и подтвердил все льготы русского православного духовенства. Борьба Москвы и Твери, тем временем, всё обострялась. И до этого времени все великие князья Владимирские стремились подчинить себе Новгород. Михаил Тверской тоже посадил в Новгороде своих наместников, но там вскоре поднялось движение против их вымогательств. Князь Михаил Ярославич в ответ захватил новгородский пригород Торжок и прекратил к Новгороду подвоз. Новгородцы сперва смирились, но потом снова восстали, вступив в союз против Твери с Юрием Даниловичем московским. Юрий изгнал тверских наместников и сел на новгородском столе. Но когда он вскоре отправился в Орду, Князь Михаил Ярославич разбил новгородцев под Торжком, захватил в плен брата Юрия, Афанасия, многих новгородских бояр, взял с Новгорода 5000 серебряных гривен окупа и снова посадил в нем собственных наместников (1315).

Однако уже в следующем году их опять изгнали. Михаил Ярославич с сильною ратью пошел к Новгороду, но на помощь к тому пришли псковичи, корела, ижора и вожане пришли к ним на помощь. Михаилу пришлось отступить. На обратном пути его рать заблудилась в лесах и болотах. Много тверских воинов погибло, а остальные едва добрались до дому.

 

Битва при Бортеневе (1318)

Юрий Данилович пробыл в Орде почти два года, сумел войти в милость к хану Узбеку и женился на его сестре Кончаке, которая приняла крещение и православное имя Агафии. Узбек отнял великокняжеский ярлык у Михаила Александровича тверского и передал его Москве, за которую ратовал в Орде и послы новгородские. Вернувшись на Русь, Юрий двинулся в тверские владения с большим войском. Его сопровождали татарские послы со своим отрядом. Главным из этих послов был Кавгадый. Михаил тверской уже отказался от великого княжения, но не хотел уступать Новгорода. Взяв благословение у епископа, князь Михаил Ярославич встретил Юрия у села Бортеневе, в 40 верстах от Твери (1318). В упорной битве тверичи разбили москвичей и татар наголову. Кавгадый и жена Юрия, татарка Кончака-Агафья, попали в плен к Михаилу, который так храбро сражался в битве у Бортенева, что его доспех был весь иссечен.

 

Мученическая смерть Михаила Ярославича Тверского в Орде

Не желая резко ссориться с ханом, Михаил тверской вскоре отпустил Кавгадыя с богатыми дарами, однако тот затаил жажду мести. Вскоре был заключён договор о том, что князья московский и тверской отдадут свой спор на решение Узбека. К большому несчастью для Михаила Ярославича ханская сестра Кончака умерла в Твери. Прошёл слух, что её там отравили. Юрий поехал в Орду вместе с Кавгадыем, который стал вооружать Узбека против Михаила, взводил на него клеветы, обвинял в утайке дани. Поняв, что его дело плохо, Михаил некоторое время медлил с приездом в Орду, и враги стали обвинять его ещё и в непокорстве хану.

В августе 1318 Михаил Ярославич всё же выехал из Твери к татарам. Во Владимире он встретил ханского посла Ахмыла, который сказал ему: «зовет тебя царь, поезжай скорее; если не поспеешь через месяц, то уже назначена рать на тебя и на твои города». Бояре стали советовать князю, чтобы он обождал, пока минет ханский гнев, и послал бы вместо себя одного из сыновей. Но Михаил Ярославич отверг этот совет, чтобы не навлечь татарского разорения на свою землю. Он написал грамоту, по которой разделил свои волости между детьми и поехал в Орду, сопровождаемый своим духовным отцом, игуменом Александром, двумя священниками и дьяконом.

6 сентября князь достиг Орды, которая тогда кочевала около устьев Дона. Он роздал подарки хану и вельможам, и сначала оставался в покое. Но Кавгадый, пользовавшийся милостью Узбека, не переставал действовать, и, спустя полтора месяца, хан велел разобрать дело Михаила Тверского с Юрием Московским. Михаилу Ярославичу были объявлены грамоты суздальских князей, возводивших на него обвинение: «многие дани брал в городах наших, а царю их не отдавал». Князь отрицал обвинение. Через неделю Михаила Ярославича привели опять на суд, уже связанным. К первому обвинению прибавили еще два: «бился против царского посла и уморил супругу великого князя Юрия». Князь Михаил говорил, что посла встретил во брани, а потом с честью отпустил его; клялся, что неповинен в смерти Агафьи. Но судьи не слушали его оправданий. Узбек вынес ему смертный приговор, но медлил его исполнением. К Михаилу Ярославичу приставили стражу. На шею ему надели деревянную колодку, так что он не мог лечь и проводил бессонные ночи, читая псалтырь. Так как руки князя были связаны, то отрок сидел перед ним и перевертывал листы рукописи. Орда двинулась к Кавказским горам. Однажды Кавгадый велел вывести связанного Михаила Ярославича на торг и разными способами наругался над ним в присутствии многочисленной разноплеменной толпы. Слуги предлагали князю спасти себя бегством; говорили ему, что уже готовы проводники. Но Михаил Ярославич отверг это предложение, чтобы не подвергнуть гибели своего сына и других тверичей, пребывавших в Орде. Он мог также опасаться, что раздраженный хан лишит весь его род наследственной тверской волости.

Михаил Ярославич тверской перед ханом Узбеком

Михаил Ярославич тверской перед ханом Узбеком в Орде

 

Прошло около четырех недель со времени приговора. Орда перешла уже Терек и расположилась близ Дербента. 22 ноября 1318 года, в среду, Михаил Ярославич велел своим священникам отпеть заутреню и часы, а потом причастился, вероятно, извещенный своими доброхотами, что в этот день должна совершиться его казнь. Он подозвал к себе сына Константина и передал ему свои последние распоряжения, а затем снова стал облегчать свою скорбь молитвами.

Тут в его шатер вбежал отрок и объявил:

«Княже! Идут уже от Орды Кавгадый и князь Юрий Данилович со множеством народа прямо к твоей веже».

«Ведаю на что идут, на убиение мое», – сказал Михаил Ярославич, и отослал сына Константина к главной ханше.

Кавгадый и Юрий отрядили к князю Михаилу толпу убийц. Эти последние, в числе которых были и русские, ворвались в его вежу. Михаила Ярославича сначала схватили за деревянную колодку, надетую на шею, и так сильно ударили об стену шатра, что она проломилась. Потом его принялись бить нещадно пятами. Наконец, какой-то изверг, по имени Романец, вырезал Михаилу Ярославичу ножом сердце. Тело князя Михаила положили на телегу и повезли на Русь, в сопровождении бояр и слуг Юрия. В Маджарах, большом торговом город на берегах реки Кумы, бывшие там русские гости, хотели нести останки Михаила Ярославича в церковь. Но жестокосердые московские бояре не допустили до этого, а поставили тело в хлеве. Затем останки тверского князя доставили в Москву и здесь схоронили.

На следующее лето Юрий Данилович воротился на Русь, ведя с собою из Орды пленниками сына Михаила Ярославича, Константина, его бояр и слуг. Супруга Михаила Анна и его сын и преемник Дмитрий отправили посольство просить великого князя, чтобы он отпустил тело Михаила в Тверь, и едва умолили его. Тверские бояре привезли из Москвы останки своего князя и погребли их в Тверском Спасском соборе. Подобно своему соименнику Михаилу Черниговскому, также замученному в Орде, Михаил Ярославич Тверской причислен к лику святых.

 

При написании статьи использована книга Д. И. Иловайского «История России. В 5 томах. Том 2. Собиратели Руси»

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.