Восстание в Твери против татар Чолхана

В правление Ивана Калиты, преемника Юрия Даниловича московского, продолжилась борьба с Тверью за великое княжение. Калите помог взять в ней верх неожиданный случай. Татарские послы с военными отрядами, часто приезжали на Русь для получения дани или для того, чтобы посадить на престол князя, пожалованного ярлыком, и пр. Эти посольские приезды сопровождались грабежом и разорением. Татары позволяли себе возможные обиды и насилия, вследствие чего местами происходили бурные вспышки и даже избиения ненавистных варваров. Еще при Александре Невском были народные восстания в северно-русских городах против жестоких откупщиков татарских даней. Такие мятежи, по-видимому, послужили к перемене самой системы этих сборов. В эпоху после Ивана Калиты мы уже не встречаем в северной Руси бесерменских откупщиков. Вместо того, сами князья собирают дань с своих владений и отвозят ее в Орду или вручают ханским послам. Это было уже значительным облегчением. Но обиды и насилия от ордынских послов продолжали вызывать кровавые столкновения с жителями. Подобное восстание произошло в 1302 году в Ростове.

Татарские баскаки

Баскаки. Картина С. Иванова, 1909

 

В 1327 году к сопернику Калиты, великому князю Александру, прибыл в Тверь с большою свитою ордынский посол Чолхан (по-русски – Щелкан), сын того воеводы Дюденя, который жестоко разорил Северную Русь при сыновьях Александра Невского. Он занял в Твери старый княжий двор и держал себя с великой гордостью; его татары творили обиды и насилия жителям. В народе стали ходить слухи о намерении Чолхана самому сесть на Тверском княжении и о намерении татар истребить православную веру. Ничтожный случай послужил поводом к кровавому событию. Дьякон, прозвищем Дюдко, повел свою кобылу поить на Волгу. Татары Чолхана захотели отнять кобылу (15 августа, в праздник Успения). Дьякон завопил. Тверичи бросились ему на помощь. Татары начали рубить противников. Кто-то ударил в набатный колокол; народ собрался, пошел на татар и начал их избивать. Остаток их заперся с Чолханом на княжьем дворе, но разъяренная чернь зажгла его. Все посольство Чолхана погибло; избиты были и находившиеся в городе татарские купцы.

Восстание против татар Чолхана в Твери

Восстание против татар Чолхана в Твери

 

 

Разорение Твери, торжество Москвы в борьбе за великое княжение.

Иван Калита обрадовался такому случаю погубить своего соперника. Хану Узбеку донесли, что народное восстание было поднято самим великим князем Александром Михайловичем, хотя нет точных указаний на его участие в этом событии. 50 тысяч татар немедленно соединились с московскими войсками Калиты, которому хан поручил наказать мятежников. Это войско нагрянуло на Тверскую область и жестоко ее опустошило. Города, в том числе сама Тверь, были разорены; жители спасались бегством в леса. Александр Михайлович и не пытался прибегнуть к обороне. Со своим семейством он бежал от татар и Калиты в Новгород, но не был там принят из страха перед татарами и удалился во Псков.

 

 

В 1328 г. Иван Калита отправился в Орду, где получил от хана ярлык на великое княжение. А Тверское княжение хан отдал брату Александра Михайловича Константину, который вызвал жителей из лесов и восстановил разоренные города. Узбек велел русским князьям «искать» князя Александра. Калита и другие князья посылали в Псков склонить бывшего Тверского князя к поездке в Орду. Но Псковичи не пустили Александра, обещая умереть за него в случае нужды. Иван Калита с товарищами и новгородцами пошел было на Псков; но, узнав о приготовлениях псковичей к обороне, придумал такую меру: митрополит Феогност послал отлучение от церкви Александру и всему Пскову, если требование князей не будет исполнено. Александр уехал в Литву. Князья оставили псковичей в покое. Спустя короткое время, Александр воротился в Псков под покровительством Гедимина и княжил там несколько лет. Однако он скучал о Твери; его мучила мысль, что дети его и все потомство будут лишены княжения в Тверской земле. Александр отправил к Узбеку сына Федора, а потом и сам отправился в Орду с повинною. Узбек простил его и возвратил ему Тверское княжение. Но такой оборот дела не был по вкусу Ивану Калите. Соперничество возобновилось. Некоторые тверские бояре также были недовольны возвращением Александра: они покинули Тверь и перешли на службу к более сильному князю, т. е. в Москву.

 

Гибель Александра Михайловича тверского в Орде

Иван Калита с своими сыновьями отправился в Орду, черня пред ханом тверского князя. Узбек потребовал к себе Александра. Этот последний отправил наперед сына Федора, а потом поехал и сам. Он уже получил вести от сына и чуял беду от интриг Калиты; но так же, как отец его, предпочел лучше самому погибнуть, нежели новым бегством лишить своих детей наследственного княжения. Когда, провожаемый своей семьей, боярами и гражданами, князь сел в ладью, поднялся сильный ветер; гребцы не могли справиться с ним, ладью относило назад. Это было сочтено худым знамением.

В Орде Александр узнал, что уже назначен день его казни – 29 октября (1339 г.). В этот день Александр исповедовался у своего духовного отца и принял св. дары; то же сделал и сын его Федор и бывшие с ним бояре; никто не чаял остаться в живых. Князь сам вышел навстречу убийцам. Варвары схватили его, сорвали с него одежды и нагого подвели к сидевшему на коне вельможе Товлубию. «Убейте», – крикнул Товлубий. Убийцы пронзили Александра и сына его Федора и отрубили им головы. Бояре отвезли тела своих князей в Тверь. На тверском столе снова сел смирный, осторожный Константин Михайлович. Иван Калита велел снять колокол у Тверского Спасского собора и привести его в Москву.

Россия во первой половине XIV века

Россия во первой половине XIV века

 

 

Возвышение Москвы при Иване Калите

Иван Данилович Калита (т. е. денежный мешок или кошель, – скопидом) во время своего правления является, с одной стороны, с неприглядными чертами человека жестокого и пронырливого, который раболепствовал в Орде. С другой стороны, мы видим умного, заботливого хозяина своей земли, водворившего в ней спокойствие и безопасность от татарских разорений. «Седе на великое княжение Иван Данилович, – говорят летописцы, – и бысть тишина Христианом на многа лета, и престаша татарове воевати Русскую землю». Таковы обыкновенно бывали и в других странах основатели государственного могущества, собиратели какой-либо раздробленной народности, и потомство, пользующееся плодами их политики, обыкновенно вспоминает о нем с уважением и признательностью.

 

 

Как истый хозяин и скопидом, Иван Данилович Калита в своё правление возвысил Москву и значительно увеличил московское княжение. Он совершил это увеличение не оружием и кровопролитием, а денежною куплею. Он «примыслил» от соседних княжений несколько городов и волостей, которые покупал у обедневших князей, бояр и монастырей. В правление Калиты Московская земля, заключала в себе все течение реки Москвы с Можайском, Звенигородом, Москвою и Коломною; на юго-запад она простиралась вверх по Оке, с Каширою и Серпуховом; на северо-востоке владения московские охватывали уже часть Поволжья, заключая в себе волжские города Углич и Кострому. Иван Калита купил у обедневших князей (потомков Константина Всеволодовича Ростовского) не только Углич, но также Галич Мерский и Белоозерск; впрочем, пока оставил их во владении наследственных князей, довольствуясь полною покорностью последних. Для подчинения себе Ростовских князей Иван Калита выдал двух своих дочерей за Василия Ярославского и Константина Ростовского. Константин Ростовский, находился в совершенном повиновении у тестя: московские бояре распоряжались в его стольном городе. В 1330 году прибыл в Ростов московский наместник Василий Кочева и учинил великие притеснения гражданам, вымогая от них деньги (вероятно, для татарского выхода). Старшего ростовского боярина Аверкия они подвергли побоям, на время повесив его вниз головою. Другой зять Ивана Калиты Василий Ярославский, наоборот, не только не хотел подчиниться своему тестю, но даже по родовым отношениям считал себя старше московского князя и вступил против него в союз с Александром Тверским.

Объединение Северо-Восточной Руси

Объединение Северо-Восточной Руси Москвой 1300-1462

 

Эти земельные примыслы эпохи правления Калиты сильно возвысили Москву, но стоили князю Ивану недешево. Еще более того приходилось ему тратить на татарские дани, подкупы ордынских вельмож. Необходимые на это средства Калита приобретал доходами с собственных земель и бережливостью. Благодаря наставшему в его время спокойствию, внутреннему и внешнему, возвысившиеся московские волости стали оправляться от прежних разорений; земледелие и промыслы оживились, возросли и княжие доходы. (Есть известие, что Иван Калита строго преследовал в своей земле татей и разбойников). Другим источником сделался сбор татарской дани. В годы своего правления Калита, по-видимому, добился от хана позволения самому взимать эти дани с областей Северной Руси и доставлять их в ханскую казну. Разумеется, от этих сборов немалая доля оставалась в руках великого князя. Так как это взимание всегда могло опираться на татарскую помощь, подчинение удельных князей возвысившейся Москве пошло успешнее. Надобно полагать, что и самые примыслы Калиты находились в связи с несостоятельностью некоторых удельных князей, разоренных татарскими данями. Важным источником великокняжеских доходов служил богатый Новгород. В годы своего правления Иван Калита при всяком удобном случае старался прижать новгородцев, чтобы более получать с них на татарские выходы. В 1332 году он потребовал себе «серебра закамского», т.е. даней, которые они взимали с чудских приуральских народцев. Новгородцы отказали; Калита пошел на них ратью, захватил их пригороды Торжок и Бежецкий Верх и начал опустошать Новгородские волости. Но соперник его Александр Тверской в то время сидел в Пскове подручником Гедимина Литовского. Новгородцы вошли в сношение с Александром и Гедимином, призвали к себе Гедиминова сына Наримонта; Калита переменил тон и помирился с Новгородом. В конце своего правления он снова потребовал от Новгородцев большую сумму, ссылаясь на требования выхода со стороны хана. Новгородцы опять уперлись. Иван Калита отозвал своих наместников, но вскоре умер, и распря окончилась уже при его сыне.

Тишина, безопасность и зажиточность московской области в правление Калиты привлекали сюда переселенцев, и население заметно стало умножаться. Многие бояре от удельных князей стали переходить на службу к Ивану Даниловичу. В Москву приезжали бояре из Твери, Чернигова, Киева, Волыни и т. д.; даже из Орды выезжали в возвысившуюся Москву знатные люди, которые принимали крещение, получали поместья и жалование. Знатнейшие из этих приезжих бояр иногда становились выше собственных московских думцев; уже в те времена началось между ними так называемое «местничество».

 

Иван Калита, митрополиты Петр и Феогност

Сметливость Ивана Калиты особенно выразилась в отношениях его к церковной власти. Оказывая глубокое уважение митрополиту Петру и защищая его от соперников, он сумел не только сделать его своим другом, но и побудил его оставить Владимир и переселиться в Москву. Переселение это совершилось еще в то время, когда спор за первенство между Москвою и Тверью находился в полном разгаре. Пребывание митрополита в Москве, сообщая ей значение церковной столицы, способствовало и ее перевесу над соперницей.

 

 

Объезжая русские области Пётр все реже возвращался во Владимир и все долее гостил в Москве, куда мало-помалу и перешёл центр митрополии. Получив в правление Ивана Калиты такое значение, Москва должна была иметь и большой соборный храм. Согласно житию Петра, митрополит начал просить Калиту выстроить в Москве такой же каменный собор во имя Успения Богородицы, как во Владимире. Утверждают, что Петр, обращаясь к князю, произнёс при этом пророчество: «если, сыне, послушаешь меня, то сам прославишься паче всех князей, и весь род твой, и град сей возвеличится над всеми русскими городами; святители будут обитать в нем и руки его взыдут на плеща врагов его». Летом 1326 Иван Калита заложил в Московском Кремле основание каменного Успенского храма. В декабре того же года митрополит Петр скончался, едва успев приготовить в стене храма нишу для своей гробницы. На следующий год Успенский храм был окончен, однако он не мог ни размерами, ни внутренним убранством равняться с тем собором, который возвели во Владимире Андрей Боголюбский и Всеволод Большое Гнездо. Русская архитектура и изобразительное искусство, процветавшие в конце XII – начале XIII века, сильно упали из-за тяжких последствий монгольского нашествия.

Погребение в Москве митрополита Петра подвинуло в ее пользу вопрос о перенесении митрополии, однако, окончательное решение зависело от его преемника. Этим преемником Константинопольский патриарх поставил грека – Феогноста. Когда Феогност прибыл во Владимир (1328 г.), спор за великое княжение между Тверью и Москвой уже решился в пользу последней. Естественно, что новый митрополит окончательно переехал на житье в Москву. Феогност сделался таким же преданным пособником Калиты, каким был Петр, и вскоре уже грозил отлучением псковичам, если они не изгонят Александра Тверского.

 

Постройки Ивана Калиты

Кроме Успенского собора, Калита в годы своего правления украсил Московский Кремль еще несколькими каменными храмами. На Боровицком холму, он построил, вместо прежней, деревянной, каменную церковь Спаса Преображения, устроил при ней монастырь и перевел сюда часть иноков и архимандрию из отцовского Данилова монастыря, подчинив его Спасо-Преображенскому. В честь своего ангела Калита выстроил каменную церковь Иоанна Лествичника (на месте позднейшей колокольни Ивана Великого). На самом краю Боровицкого холма стояла деревянная церковь Михаила Архангела, где покоились останки Юрия, брата Калиты. Князь Иван воздвиг на ее месте каменный храм, назначив ему служить усыпальницей для себя и своего потомства. Все каменные храмы, построенные в правление Калиты, были малых размеров и не отличались большим изяществом. Наглядным их образцом служит помянутый Спасо-Преображенский храм, отчасти уцелевший в прежнем своем объеме и более известный в народе под именем «Спаса на Бору». Храмами деревянными Москва уже давно обиловала; летопись сообщает, что в одном пожаре сгорело 18 церквей. Пожар однажды истребил и кремлевские стены. Иван Калита после построил новые, более крепкие стены из дубового леса.

Московский Кремль при Иване Калите

Московский Кремль при Иване Калите. Художник А. Васнецов

 

Последним событием правления Ивана Калиты был поход против смоленского князя Ивана Александровича. Этот князь, по-видимому, вступивший в союз с Гедимином Литовским, оказался непокорным хану данником. Узбек послал на Смоленск татарское войско с воеводою Товлубием, приказав соединиться с ним северо-восточным русским князьям. Князья Рязанский, Суздальский, Ростовский и некоторые другие привели свои отряды; Иван Калита послал московскую рать с двумя воеводами. Ополчение опустошило окрестности Смоленска и, не взяв города, воротилось назад. Калита, может быть, не пошел лично в поход по причине тяжкой болезни. Он скончался 31 марта 1341 года.

 

Завещание Калиты

От Ивана Калиты дошло до нас два духовных завещания, относящиеся, впрочем, не к концу, а к началу его правления. Такие завещания, по-видимому, составлялись им перед каждою поездкою в Орду. В завещаниях Калита делит свою землю между тремя сыновьями: Симеоном, Иваном и Андреем. Старшему он отказывал лучшую часть земли с наиболее значительными городами, Можайском и Коломною, Ивану – Звенигород и Рузу, Андрею – Серпухов и Лопасну, и еще некоторые волости супруге своей Елене с дочерьми. Кроме волостей, Калита делит между ними свои одежды, утварь и украшения, как-то: золотые цепи, пояса, унизанные жемчугом и дорогими каменьями, золотые чаши и ковши и проч. Не забывает завещатель и о церквах.

С одной стороны, мы видим в завещательных грамотах времени правления Калиты все ту же удивительную систему, дробление земли между сыновьями. Но замечаем уже значительную разницу с прежнею системою. Во-первых, младших сыновей, жену и дочерей великий князь приказывает старшему сыну, отдает их под его покровительство. Во-вторых, сам раздел земли устроен так, что младшим сыновьям Калиты трудно выйти из повиновения устаршего. Их уделы не представляют особых, сколько-нибудь округленных владений; их волости отчасти окружены владениями старшего брата, отчасти перемешаны с ним. Уделы их довольно незначительны в сравнении с его частью. Город Москва хотя и отказан в общее владение всех трех сыновей Ивана Калиты, но, конечно, государем его был старший из них, а младшие пользовались лишь третьей частью известных доходов. Затем к старшему должны были перейти вся область Переяславля-Залесского и все дальние приобретения в Поволжье.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Просьба делать переводы через карту, а не Яндекс-деньги.