Как на далеком западе, так и на востоке и на севере греки стремились вытеснить финикиян и карийцев из мест их торговли. Несомненно, еще в глубокой древности сидонские корабли с матросами, собранными с разных частей малоазийского приморья и соседних островов, уже плавали через Геллеспонт (Дарданеллы), основывали поселения на том маленьком море, которое называется теперь Мраморным, и вели прибыльную торговлю с дикими туземцами. Достоверно и то, что индийские и ассирийские товары провозились через Армению на южный берег Черного моря и что там были рынки для торговли ими. Но когда проникли на берега Черного моря греки, торговля там стала деятельнее и поселения их стали распространять культуру между варварским туземным населением.

Климат черноморских берегов казался грекам суровым; они находили, что и море и земля покрыты там туманом. Зима, от которой туземцы защищали себя меховою одеждою, казалась грекам жестокою; но ионийские и в особенности милетские торговцы все-таки стали плавать туда. В легендах об ужасах и опасностях, испытанных аргонавтами, отражаются чувства, какие овладевали эллинами в первых плаваниях за Босфор, в Чёрное море, по которому бушует бурный северный ветер; готовясь плыть из Босфора дальше, греки приносили жертву Зевсу Урию. Но робость прошла и они увидели, что страны по берегам Черного моря представляют им такие выгоды, каких нет у них на родине. Там были необозримые равнины для хлебопашества; в густых лесах там были дуб, вяз, ясень для кораблестроения; бесчисленные стада кочевников представляли неистощимый запас шерсти и шкур; там в широких устьях тихих рек были богатые рыбные ловли; там было множество пчел, изобилие меда и воска. Тут можно было добыть богатство, которое миф об аргонавтах называл золотым руном.

Греческие колонии. Карта

Греческие колонии. Карта

 

Греческие колонии южного берега Чёрного моря

Еще в начале VIII века, около 785 (756?) года до Р. X., милетские мореплаватели основали колонию на полуострове, вдающемся в Черное море на южном его берегу, неподалеку от устья реки Галиса. Очень может быть, что здесь до этого уже была ассирийская фактория, и что милетские торговцы приобрели ее покупкою или вообще какою-нибудь полюбовною сделкою. Как бы то ни было, но милетцы основали на полуострове подле мыса Сирия город Синоп; полуостров образовал и с западной и с восточной стороны хорошие гавани; а перешеек, соединявший его на юге с материком, был так узок, что легко было перегородить это место стеною, и она обеспечила колонию от набегов. Положение колонии Синоп было чрезвычайно удобно для торговли, и сама по себе местность была богатая: у берегов было много рыбы; при мягкости климата, превосходно росло оливковое дерево; соседние горы, покрытые густыми лесами, были богаты железом, а жившие дальше в горах воинственные туземцы приводили в город на продажу много пленных.

И вообще в той части южного берега Чёрного моря географические условия были выгодными. Потому через тридцать лет после возникновения Синопа была основана дальше на восток, в богатой железом стране халибов, и другая греческая колония, Трапезунт (около 756, по другим данным – около 700 до Р. Х.). Одновременно с нею была основана на южном берегу Пропонтиды (Мраморного моря) для охранения черноморской торговли колония Кизик. Она была построена на круглом полуострове, который соединялся с материком лишь узким перешейком; впоследствии, через перешеек прокопали ров, и полуостров стал островом. Туземцы были покорены греками и возделывали нивы и виноградники своих господ, но не были обращены в рабство, а находились в состоянии, подобном крепостному.

Греческие переселенцы из Кизика основали (около 700 г.) колонию на Проконнесе, одном из тех островов Пропонтиды, которые теперь называются Мраморными и по которым сама она называется Мраморным морем. Около того же времени безопасность прохода через Дарданеллы была упрочена для милетских кораблей построением двух укрепленных портовых городов на этом проливе – Абидоса и Пария; через несколько десятилетий был построен там третий город, сначала называвшийся Питиуссой («Сосновым городом»), впоследствии Лампсаком. В каппадокийских храмах «Сирийской богини» греки видели служительниц, иеродул, одетых в мужское платье и вооруженных, совершающих шумные обряды и военные танцы; из этого возникли у них легенды о том, что амазонки, с которыми сражались Геракл и Тесей, жили на Фермодоне.

Кроме торговой предприимчивости, милетяне могли основывать свои колонии на севере и по другому мотиву: быть может, их переселенцы удалялись туда от войн, опустошавших запад Малой Азии. На эту мысль наводит дошедший до нас отрывок из военной элегии Каллина Эфесского, жившего около 730 года. Он убеждает греков бесстрашно биться для защиты «детей и молодых жен», обещает вечную славу тем, которые падут в битве. Мы видим из этого, что какие-то сильные враги нападали тогда на малоазийские колонии эллинов. Быть может, это были те скифские племена, треры и киммерийцы, которые не раз опустошали Малую Азию и раскидывали свой окруженный телегами стан на полях по Каистру. Они разрушили Синоп вскоре после того, как он был основан. Милетяне вновь построили эту колонию через 150 лет после разрушения.

 

Греческие колонии Северного Причерноморья

Греческие колонии южного берега Черного моря быстро богатели. Это ободрило милетян основать поселения на западном и на северном берегах его, у широких устий рек, где много рыбы, и на обширных, удобных для земледелия равнинах. Они построили (между 600 и 560 гг. до Р. Х.) в дельте Дуная колонии Истр, Томы, Одесс; на севере оттуда, в богатом рыбою лимане Днестра – Тирас (нынешний Аккерман). В северном углу Черного моря, где сближаются низовья Буга (Гипаниса) и Днепра (Борисфена), в которых много очень хорошей рыбы, греки среди роскошных нив и лугов основали Ольвию («Город Изобилия»). Они вывозили из этих колоний огромное количество вяленой, рыбы в сирийские и малоазийские города, и черноморская рыба стала там одним из главных видов пищи небогатых людей.

Ольвия

Руины греческой колонии Ольвия

 

Греческие колонисты перенесли свои легенды и в те далекие страны. Остров, лежащий перед устьями Дуная, стал у них островом Левкой («Белым островом»), на который был перенесен после своей смерти герой Троянской войны Ахилл и где он вел счастливую загробную жизнь. Полоса твердого песку на приморье к югу от Ольвии была, по мнению колонистов, стадией, на которой быстроногий герой занимался гимнастическими играми; и моряки молились ему, чтоб он дал им счастливое плавание. Скалистые берега и дикие нравы населения Таврического (Крымского) полуострова долго казались грекам опасными; но наконец они построили на восточном его берегу колонию Феодосию, а у входа в Меотиду (Азовское море), на таврическом берегу, Пантикапей (Керчь) с крепким акрополем; на другом берегу пролива, называвшегося у них Босфором Киммерийским, на мысе устья Гипаниса (Кубани), они основали колонию Φанагорию. Пантикапей стал одним из центров культа Деметры.

Пантикапей

Руины греческой колонии Пантикапея

Автор фото - Derevyagin Igor

 

Отважные моряки, милетяне проникли даже из Чёрного моря в Азовское, которое они считали океаном своей мифологической космографии, – рекою, дающею начало всем водам земли. В устье Дона они основали колонию Танаис. Переселенцы из Танаиса двинулись в глубину страны и для облегчения торговли с кочевниками построили фактории Наварис и Эксополь. Таким образом, греки проникли в страну скифов, безбородых людей с мясистыми лицами и гладкими волосами, детей степи, рыскавших по ней на быстрых конях.

Монеты из Пантикапея

Золотая и серебряная монеты из Пантикапея

Автор фото - Rc 13

 

Греческие колонисты стали посещать войлочные шатры причерноморских номадов, кочевавших по степям со своими стадами, и покупали у них хлеб, пеньку, шкуры, меха, мед, воск. Вероятно, изумлялись эти «люди, питающиеся молоком», когда приезжали в богатые торговые греческие города Северного Причерноморья выменивать на свои товары посуду, оружие, ткани, наряды и видели великолепные дома, окруженные колоннадами храмы. Сношения с греческими колониями влагали в мысли этих дикарей некоторые начала культуры. Геродот рассказывает (IV, 76), что во времена Солона сын скифского царя, Анахарсис, проникнувшись любознательностью, приехал в Грецию, посетил Афины и заслужил у эллинов славу мудреца; но по возвращении на родину был убит своими соплеменниками, раздраженными его попыткою ввести у них культ матери богов, заимствованный им из Кизика.

Греческие колонии Северного Причерноморья. Карта

Северное Причерноморье в V-II вв. до Р. Х.

 

Греческие колонии восточного берега Чёрного моря

Наконец милетяне основали поселения и на восточном берегу Черного моря, в стране воинственных племен Кавказа. Они построили там города Фасис и Диоскурию, ставшие рынками товаров внутренней части Азии. Теперь все Черное море было охвачено греческими колониями. Торговля на нем получила очень большое развитие. Колонии деятельно обменивались товарами между собою и с Милетом. В колонии шли большие караваны из дальних стран: в Ольвию и Танаис они везли продукты Урала и Сибири, в Диоскурию металлы Армении, драгоценные камни, жемчуг, шелк, слоновую кость Индии. В середине VI-го века Милет был метрополией 75 или 80 греческих колоний, подобно ему энергичных; а некоторые из них даже превосходили его великолепием и богатством.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.