Научная оценка мифа о Тесее

В цикле мифов о Тесее под легендарной оболочкою скрываются исторические факты, хотя патриотическая фантазия афинян внесла в эти сказания много заимствованного из других мифов, сильно прикрасила их, и перенесла на своего племенного героя многое, бывшее результатом позднейшего культурного развития. Мифический Тесей – представитель того греческого племени, которое занимало Трезенскую область, северный берег Пелопоннеса, Истм, Мегару, Аттику и Эвбею и общим именем которого впоследствии стало название ионийцев. Посейдон Потрясатель (Посейдон Эгей), бывший главным местным богом на Истме, был отцом Тесея; Афина и Аполлон покровительствовали ему. В мифе Тесей пошел в Афины из Трезен, древнего ионийского города, основал на Истме в расчищенном сосновом лесу служение Посейдону, учредил в честь ему состязания и воинские игры, на которых афиняне продолжали пользоваться правами особенного почета и в исторические времена, когда Мегара и Истм уж давно были заняты другим племенем, дорийским. Согласно мифу, Тесей освободил Афины и Мегару от ига финикиян, представителем которых в легенде является критский царь Минос; он изгнал из Греции финикийское служение богу солнца Молоху и богине любви Ашере-Астарте и соединил прежние мелкие независимые, общины одного племени в одно государство, столицею которого стал древний укрепленный город Кекропия.

Амазонки, от нашествия которых освободил Аттику мифический Тесей, тоже олицетворяют собою финикийско-сирийское богослужение. Далее мы увидим, что во всех тех местностях Малой Азии, где по греческим легендам жили амазонки, находились знаменитые святилища сирийской богини плодородия; в которых одетые в мужское платье и вооруженные женщины исполняли военные пляски, а толпы служительниц храма, иеродул, совершали фантастические обряды. Едва ли можно сомневаться в том, что мифы о победе Тесея над амазонками и над марафонским быком – отголоски преданий о вытеснении восточных обрядов и жертвоприношений греческими культами Посейдона и Афины, олицетворяемыми в Тесее. В Аттике были «амазонские могилы», старинные памятники, около которых группировались народные рассказы о нашествии амазонок; поэты и художники развивали эти народные предания о воинственных девушках, и впоследствии времени мифическая победа Тесея над амазонками стала обозначать победу эллинизма над востоком.

Миф о том, что Тесей соединил, всю Аттику в одно государство, вероятно, тоже основан на исторических фактах. Дело очень возможное, что какой‑нибудь воинственный царь старинного укрепленного города на Илиссе – афинского Акрополя – покорил другие мелкие государства, на которые была разделена Аттика, принудил жителей соседних общин переселиться к подошве Акрополя, а общины, менее близкие, заставил признавать свою власть. Мифы о Тесее говорят, что он учредил праздник Синекий (соединения поселений), сделал старинный афинский праздник жатвы праздником государственного единства («Панафинейским», то есть «Всеафинским» праздником). Миф приписывает Тесею и то установление, что в Афинах могут селиться греки из других областей, что они, хотя и не будут иметь прав афинских граждан, но будут пользоваться покровительством законов; этот миф делает Тесея установителем обычая, по которому издавна пользовались защитою законов метеки. При соединении мелких независимых общин в одно государство, население этого государства оказывается состоящим из людей разного облика, разных сословий и профессий; потому легенда говорила, что Тесей разделил жителей Аттики на сословия благородных людей (эвпатридов), земледельцев (геоморов) и ремесленников (демиургов). Этот миф так укоренился в памяти народа, что сохранилось и по возникновении позднейшего представления о Тесее, как основателе демократического устройства. Люди старинных и богатых родов, издавна занимавшихся военным делом, конечно, занимали привилегированное положение; эти благородные воины, бывшие товарищами царя на войне, конечно, были товарищами его и в управлении государством, в суде, на пирах в его дворце (Пританее). Когда Афины были уж республикою, в них считалось величайшей почестью обедать на общественный счет в правительственном дворце, который сохранял название Пританея. Обычай награждать людей этою почестью, вероятно, был остатком обычаев времен царей.

Итак, в основании мифа о Тесее лежали исторические предания. Впоследствии, сказания эти были украшены фантазиею поэтов, художников и заимствованиями из легенд о других героях, в особенности о Геракле. Основанием для прекрасного мифа о верной дружбе между Тесеем и Пирифоем могло быть то, что при вторжении горных племен в долину Пенея переселились в Афины два изгнанные пришельцами старые фессалийские рода, один из которых считался происходящим от Пирифоя. Было сказание, что когда афиняне сражались на Марафонском поле за свободу родины, из земли поднялся великан Тесей и бился впереди афинян, помогая им отразить азиатов, как некогда победил он быка, пришедшего на Марафонское поле с востока. Герой, основавший афинское царство, конечно, не мог не принять участия в самом славном из событий истории этого государства. Легенда о том, что Тесей сражался в Марафонской битве, увеличила популярность имени этого мифологического героя в афинском народе. И вероятно это оживление любви к Тесею было причиною того, что боги повелели афинянам перевезти его кости со Скироса, где умер он, в Афины. Орел показал гробницу Тесея афинскому посольству. В гробнице, подле костей великана лежали меч и копье его. Кости и оружие были привезены в Афины и торжественно похоронены в городе. Над этой гробницею был построен храм Тесея и украшен превосходными скульптурными изображениями его подвигов. Был установлен ежегодный праздник Тесея. Рабы и другие преследуемые, успевшие убежать в храм Тесея, находили там неприкосновенный приют себе.

 

Мифы о Тесее

 

Миф о рождении Тесея

Царь афинский Эгей, из рода Эрехтея, два раза вступал в брак, но ни от одной жены не имел детей. Стал он уже седеть, и приходилось ему встречать одинокую и безрадостную старость. И вот отправился он в Дельфы вопросить оракула о том, как стяжать ему сына и наследника престола? Оракул дал Эгею ответ темный, которого он никак не мог объяснить себе; поэтому из Дельф он и отправился прямой дорогой в Трезены, к славному своей мудростью царю Питфею: питал он надежду, что Питфей уяснит ему гадание оракула. Вникнув в слова предвещания, Питфей усмотрел, что афинскому царю суждено иметь сына, который доблестными подвигами своими стяжает себе между людьми великую славу. Дабы сделать причастным этой славе и свой род, Питфей выдал за афинского царя дочь свою Эфру, но брак этот счел нужным скрыть до времени от народа; и когда Эфра родила сына, Питфей распространил слух, что отец родившегося младенца – Посейдон, бог моря. Младенца назвали Тесеем, и дед усердно заботился о его воспитании. Эгей же, вскоре после бракосочетания с Эфрой, покинул Трезены и снова удалился в Афины: боялся он, чтоб его ближайшие родичи, пятьдесят сынов Палланта, не овладели его властью. Оставляя Трезены, Эгей закопал в землю под тяжелую каменную глыбу меч и пару сандалий и приказал жене своей Эфре: когда сын их вырастет и достигнет такой силы, что будет в состоянии сдвинуть с места глыбу камней – пусть она заставит его тогда достать зарытые в землю меч и сандалии и с этими знаками пришлет его в Афины. До тех же пор Тесей ничего не должен был знать о своем происхождении.

 

Миф о подвигах Тесея на пути в Афины

Когда Тесею исполнилось шестнадцать лет, мать повела его к камню, на котором он должен был испытать свою силу. Без труда приподнял юноша тяжеловесную глыбу и достал из-под нее меч и сандалии. Тогда открыла Эфра сыну, кто его отец, и велела отправляться к нему в Афины. Сильный и мужественный юноша тотчас же стал снаряжаться в путь. Мать вместе с дедом просили Тесея ехать в Афины морем, а не сухим путем: морской путь был безопаснее, а по сухому пути в Афины, на Коринфском перешейке, жило много чудовищных исполинов, бродило много диких зверей. В прежнее время Геракл очищал землю от нечистых чудовищ: он боролся с ними всюду; теперь же Геракл находится в Лидии, в невольничестве у Омфалы, и все дикие чудовища и злодеи, скрывавшиеся доселе из страха перед героем, свободно рыскают по свету и беспрепятственно совершают всякие злодеяния. Слушая речи матери и деда, юный Тесей решился взять на себя то служение, которому, прежде него, посвятил себя Геракл. Тесей был родня Гераклу по матери (Эфра и Алкмена были внучками Пелопса) и чувствовал в себе присутствие духа и силы великого героя, стяжавшего своими доблестями всемирную славу. С раннего детства Тесей избрал его себе образцом и с нетерпением ждал той поры, когда он будет в силах, подобно своему кумиру, вершить великие, геройские подвиги. Не хотелось ему также предстать перед отцом, не прославясь никаким великим делом: не по мечу и сандалиям – пусть по великим и славным делам узнает в нем и своего сына и потомка доблестного Эрехтея. Так думал Тесей и не отправился и Афины морем, а пошел более опасным, сухим путем.

Лишь только перешел Тесей границу царства своего деда и вступил в область Эпидавра, в темпом лесу набрел он на хищного исполина – Перифета. Нападая на путников, Перифет поражал их тяжелой железной палицей. Бестрепетно пошел к нему юноша навстречу и после недолгой борьбы одолел его и предал смерти. Железную палицу убитого врага Тесей взял себе и носил ее постоянно с собой – подобно тому как Геракл носил шкуру немейского льна. На Коринфском перешейке, в сосновом лесу, посвященном Посейдону, Тесей встретил другого хищника – Синиса. Прохожих, попадавшихся в его руки, Синис терзал и умерщвлял самым мучительным образом: пригнув к земле две сосны, он привязывал к их вершинам свою жертву, и сосны, выпрямляясь, разрывали тело несчастного страдальца. Тесей умертвил и этого хищника и на месте победы над ним, на Коринфском истме (перешейке), впоследствии, когда был уже царем в Афинах, основал в честь Посейдона Истмийские игры. Юная и прекрасная дочь хищного исполина бежала от Тесея и скрылась в пустынной стране, заросшей густым кустарником; прячась в кустах, она с детской простотой молила их сокрыть ее от чужеземца и обещала никогда не рвать с них ни одной ветви и не жечь их в огне. Тесей дружески призвал ее к себе, уверил ее, что он не сделает ей никакого зла, и принял на себя попечение о судьбе ее. Впоследствии он выдал ее за Дионея, сына эхалийского царя Эврита. Ее потомки никогда не жгли в огне ветвей тех кустов, которые дали некогда убежище в своей чаще их прародительнице.

Идя далее, Тесей пришел в густой Кромионский лес, в чаще которого обитал страшный вепрь, причинявший множество бед жителям окрестных местностей; Тесей обещал освободить их от страшилища и, отыскав вепря, умертвил его. Засим дошел он до границы Мегары, до так называемой Скиронской скалы. На вершине ее, на краю крутого обрыва к морю сидел великан и злодействовал над проходившими мимо него путниками: с наглыми ругательствами он заставлял их мыть ему ноги, и в то время когда они исполняли это дело, сталкивал их ногой со скалы в море; тела разбивавшихся о скалу путников пожирала исполинская черепаха. Тесей сбросил злодея самого в море. При Элевзине, недалеко от границ Мегары, выступил против юного героя исполин Керкион и заставил его биться с собой; исполин этот принуждал вступать с ним в бой всех проходивший мимо чужеземцев.

Тесей, опытнейший из бойцов своего времени, осилил Керкиона и умертвил его, власть же над страной передал Гиппофою – сыну Посейдона и Алопы, прекрасной дочери убитого Керкиона. Алопа при самом своем рождении была брошена отцом без призрения; кобылица вспоила ее молоком своим, а пастухи соседних стран были ее воспитателями. За Элевзином Тесей встретился со свирепым Дамастом, который зазывал прохожих к себе в дом и предавал их потом самой мучительной смерти. У него было ложе, на которое должны были ложиться попадавшие в дом его путники: если ложе было для них коротко, Дамаст обрубал им ноги; если же ложе было длинно – он бил и вытягивал путнику ноги до тех пор, пока ложе не приходилось ему в меру. Поэтому Дамаста звали также Прокрустом – вытягивателем. Тесей принудил самого его лечь на ужасное ложе, и так как исполинское тело Дамаста было длиннее ложа – герой обрубил ему ноги, и злодей кончил жизнь в ужасных мучениях.

После стольких подвигов и приключений, Тесей прибыл благополучно к потоку Кефиссу. Здесь он был дружески принят некоторыми из рода Фиталидов, которые очистили его от пролитой им крови и проводили до самого города.

Когда юный герой в длинной ионийской одежде, с красиво причесанными волосами проходил по улицам города, увидали его рабочие, строившие храм Аполлону, и стали насмехаться над "девицей, которая бродит по улицам одна, без провожатого". Разгневанный Тесей выпряг из стоявшей вблизи повозки быков и повозкой пустил в глумившихся над ним работников, сидевших вверху, па крыше храма. С изумлением и страхом увидали они тогда, что им приходится иметь дело не со слабосильной женщиной, и были весьма рады, когда Тесей, оставив их, пошел далее.

 

Тесей в Афинах

Чужестранцем вступил Тесей и дом своего отца и не был им узнан. В доме старого царя хозяйничала в то время злая и хитрая Медея; бежав из Коринфа, она прибыла в Афины и была здесь радушно принята Эгеем, которому обещала возвратить своими волшебствами силу юности. Медея узнала в пришельце Тесея – Эгеева сына и, боясь, чтобы он не вытеснил ее из дома своего отца, стала думать о том, как бы извести юношу. Она уверила слабого и боязливого царя, что прибывший в его дом чужестранец – соглядатай, подосланный врагами, и убедила старца отравить гостя за обедом. За столом Медея поставила перед юношей питье, в которое положена была отрава.

Тесей же, желая поразить отца внезапной радостью, вынул для резания мяса тот меч, по которому старик должен был узнать в нем своего сына. Обрадовался и ужаснулся тогда Эгей, быстро бросил он на пол кубок с отравой и крепко обнял сына, которого ждал с нетерпением так долго. Медея же сочла за лучшее немедленно оставить дом старика Эгея и бежать из пределов его царства.

Эгей тотчас представил сына собравшемуся народу и рассказал о его подвигах и приключениях, бывших с ним на пути. Радостно приветствовал народ юного героя, своего будущего царя. Скоро представился Тесею случай показать афинянам свое мужество и свою силу. Пятьдесят сынов Палланта, Эгеева брата, до сих пор находились в твердой уверенности, что по смерти их старого, бездетного дяди власть его перейдет в их руки. Теперь же, когда к старику неожиданно откуда-то прибыл сын, о котором никто ничего не знал до сих пор, надежда эта оказалась тщетной, и дикие Паллантиды в яростном гневе, с оружием напали на город, имея намерение убить старого царя и его сына и присвоить себе власть над городом. Подойдя к Афинам, Паллантиды разделились на два отряда: один отправился к городским воротам, другой сел в засаду. Последний отряд должен был напасть на Тесея с тыла во время борьбы его с передовыми Паллантидами. Проведал, однако, Тесей о плане врагов и начал с того, что отыскал тех из них, которые скрывались в засаде, и перебил всех их до последнего; остальные обратились после этого в бегство. Так избавлен был Эгей от притеснений и опасностей, которыми грозило ему постоянно властолюбие племянников; с тех пор дни его текли мирно. Вскоре после этой победы юный царевич оказал великое благодеяние и всем жителям Аттики. На полях марафонских свирепствовал страшный бык, о котором мы уже знаем из истории о Геракле. Бык этот был приведен Гераклом с Крита в Микены и отдан Эврисфею; бежав из Микен, он долго бродил по Элладе, пришел наконец в Марафонскую страну и стал здесь страшилищем и бичом людей и животных. Тесей поборол быка, привел его в Афины и принес здесь в жертву Аполлону.

 

 

Миф о Тесее и Минотавре читайте в отдельной статье «Тесей и Минотавр»

 

 

Миф о Тесее и его сыне Ипполите

(изложено по трагедии Еврипида «Ипполит»)

По смерти Эгея царем в Афинах стал Тесей. Мудрыми учреждениями и законами он установил в государстве такой порядок, что почитался истинным основателем Афинского царства. Правил он кротко, человеколюбиво, и царство его почиталось убежищем для всех утесненных и преследуемых. Так, кроме славы великого героя Тесей стяжал славу мудрого правителя. Но жажда подвигов, томившая его душу, не давала ему покоя и часто уводила его далеко за пределы Афинского царства. Он принимал участие в калидонской охоте, в походе аргонавтов и, вместе с Гераклом, ходил в страну амазонок. Во время последнего похода он взял в плен амазонскую царицу Антиопу, привел ее в Афины и здесь вступил с ней в брак. Войнолюбивые амазонки не могли перенести такого позора. Сильной ратью пошли они на Элладу, чтобы отомстить грекам за поражение и освободить из плена свою царицу. Они дошли до Афин и взяли приступом город; афиняне удалились в крепость, амазонки же расположились на холме Арея. На соседней равнине загорелась жаркая битва, в которой Антиопа, полная страстной любви к мужу, билась вместе с ним в рядах афинского войска до тех пор, пока, пораженная в грудь копьем, не пала к ногам супруга. Эта горестная для обеих сторон потеря ослабила ярость битвы и повела к торжественному примирению. По заключении мира амазонки отступили.

Антиопа родила Тесею сына Ипполита. Отец послал мальчика на воспитание в Трезену, к деду своему по матери Питфею. Вырос Ипполит и стал прекрасным юношей; много дев пылало к красавцу любовью. Но целомудренный юноша холоден был к красоте и любви; его подругой была чистая, девственная Артемида: вместе с ней блуждал он по лесистым горам, охотясь на ланей и вепрей, и пренебрегал дружбой с Афродитой. Гневом воспылала на него за это богиня любви и положила погубить гордеца, вселив нечистую любовь к нему в сердце мачехи его Федры. Федра была дочь Миноса, младшая сестра Ариадны. Тесей вступил с ней в брак, находясь в преклонных уже летах. Так была похожа Федра на свою старшую сестру, что когда Тесей ввел в свой дом молодую жену, ему казалось, будто он снова переживает счастливые дни юности и видит осуществление надежд и мечтаний своей молодости. Только то упустил из виду Тесей, что лета его не соответствовали летам молодой жены и что красота юности, которой он привлекал некогда любовь, давно уже миновала.

Однажды Ипполит пришел из Трезены в Афины на праздник Элевсинских таинств. Тут Федра увидала в первый раз своего пасынка: таким же красавцем был Тесей в лета молодости. С первой же встречи Федра горячо полюбила юношу – такова была воля Афродиты. Таила она свою страсть и старалась подавить ее, но бессильна была ее воля, не властна была она над собою. Когда Ипполит ушел опять в Трезену, Федра на высоком холме построила храм Афродите; здесь часто просиживала она но целым дням и, томимая страстью, смотрела на дальний берег, где жил ее пасынок. В скором времени Тесей должен был ехать вместе с нею в Трезену и пробыл там довольно долго. Близость прекрасного юноши еще больше усилила любовь к нему Федры. Она уже не хотела подавлять своей страсти: муки любви стали для нее наслаждением и счастьем. В то время как Ипполит упражнялся в единоборстве на арене, царица садилась под тень миртового дерева, на ступени храма Афродиты, стоявшего на ближнем холме, и отсюда, никем не зримая, любовалась красотой юноши и не сводила глаз с него, и когда мучения страсти становились невыносимы, царица, заливаясь слезами, рвала листья мирта и пронзала их булавкой. Так изводилось пагубной страстью ее болящее сердце; сохла она, и увядала ее краса. День и ночь томилась она в своем одиноком тереме, бледная и недужная, и наконец решилась умереть. Три дня отвергала она всякую пищу и, полуживая, недвижимо лежала на своем ложе, и никто не мог постичь причины ее страданий. Приходит наконец к царице ее старая кормилица и начинает расспрашивать о ее горе; несчастная царица открывает ей свою тайну. Хитрая кормилица, питавшая к своей госпоже безрассудную, слепую любовь, задумала открыть Ипполиту, как любит его мачеха, и убедить его не отвергать ее чувства. Узнав о намерении кормилицы, Федра не поощрила ее ни одним словом, но и не воспретила ей исполнения задуманного.

Ипполит только что возвратился из нагорных лесов, где охотился он со своими сверстниками. В их веселом обществе, воспевая хвалебные гимны, отправился он к храму защитницы своей девственной Артемиды. Украсив статую богини венком из цветов, он беззаботно пошел назад, в дом деда своего Питфея. Здесь встретила его старуха кормилица. Взяв с царевича клятву, что он не откроет никому того, что услышит от нее, старуха сообщила ему о страсти Федры и убеждала его не отвергать этой страсти. С ужасом и негодованием выслушал целомудренный юноша рассказ и предложение старухи и, возмущенный, проклиная всех женщин, тотчас удалился из дома и пошел в горы бродить по лесам – здесь, на лоне мирной, непорочно-прекрасной природы, искал он успокоения смущенной душе своей и не хотел возвращаться домой до тех пор, пока но вернется отец его, бывший в то время в Дельфах.

Когда узнала Федра о том, каким гневом воспылал Ипполит, слушая речи ее кормилицы, и как быстро скрылся он потом из дома, – стыд и отчаяние овладели душой несчастной царицы, и она решилась умертвить себя. Какими глазами стала бы она смотреть теперь на своего супруга и на юношу, ведавшего уже ее вину и гнушавшегося ее страстью? Одна только смерть – так казалось несчастной – может избавить ее от позора и искупить вину ее; смертью же думала она отомстить и тому, кто своим гордым презрением оскорбил и разбил ее сердце: не миновать и ему гибели, общая участь постигнет их обоих, и не будет он больше с гордым безучастием смотреть на злую судьбу ее. Удалясь в опочивальню, царица накинула на шею петлю и удавилась. Но перед смертью она написала на дощечке мужу, что в отсутствие его Ипполит делал покушение на ее честь и что смертью только могла она спастись от угрожавшего ей позора.

Украшенный лавровым венком, спокойно возвращался Тесей из Дельф, надеясь, что будет встречен радостными приветствиями домочадцев; но, подъехав к дому, он вопреки ожиданиям слышит вопли женщин и печальные крики рабов. Уж не умер ли престарелый Питфей, не случилось ли какого несчастья с каким-нибудь из малолетних царевичей? Только слышит он, что не Питфей умер – умерла Федра, сама наложила она на себя руки. Быстро входит он в дом, бросается к трупу и, отчаянный, горькими слезами оплакивает потерю жены – лучшей из всех жен на земле. Видит он в руке ее таблицу, – берет он эту таблицу и что же читает на ней? Собственноручно писала Федра мужу, что сын его Ипполит покушался на честь ее и что это покушение и было причиной ее самоубийства. Полный гнева и невыносимой скорби проклинает Тесей преступного сына, взывает к бурегонителю Посейдону: "Отец Посейдон! Ты любил меня всегда как сына и дал мне некогда обещание исполнить три мои желания; молю: покарай преступного; если не ложно было твое обещание, пусть не переживет он этого дня! Если же владыка Посейдон, – прибавил Тесей, – не ниспошлет в Аид моего сына, я изгоню его из пределов нашей земли: пусть в горе и нужде, тяготимый проклятиями отца, влачит он дни свои на чужбине".

Тесей пылал еще гневом, когда Ипполит возвратился домой. Ничего не зная о причине отцовского гнева, он с участием стал расспрашивать о том, что случилось в их доме. С невозмутимым спокойствием, в полном сознании своей непорочности защищался Ипполит от обвинений и упреков, которыми осыпал его отец, но, связанный клятвой, не мог он открыть истинной причины самоубийства Федры и не убедил отца в своей невиновности. Тесей изгнал сына из отечества. Проливая горькие слезы, Ипполит перед отходом еще раз торжественно призвал в свидетели своей невинности охранителя клятв Зевса и Артемиду, ведавшую непорочность его сердца.

Не зашло еще солнце того дня, как к Тесею явился гонец с вестью о гибели сына его Ипполита. С горькой усмешкой спросил ослепленный гневом отец: кто умертвил его сына? "Не пал ли он от руки врага, жену которого оскорбил так же, как жену отца своего?" – "Нет, – отвечал раб. – Собственные кони убили его, погубило его проклятие, которое изрек ты над ним, когда призывал на его голову кару Посейдона". – "О боги, о Посейдон! – воскликнул Тесей. – Милостив был ты ко мне в этот день, как отец внял мольбе моей и исполнил ее! Но скажи мне, вестник, как поразила преступного праведная кара гневного бога?" – "Были мы на берегу моря, – так начал рассказывать вестник, – мыли мы там и чистили коней Ипполита, и тут дошла до нас весть, что царевич навсегда изгнан тобой из родины. Вскоре за тем подошел к нам и сам Ипполит, сопровождаемый толпой опечаленных друзей, и подтвердил нам то, что слышали мы от других; потом велел он запрягать коней в колесницу: земля его предков стала теперь для него чужой землей. Когда кони были впряжены в колесницу, он взял в руки повода и сказал, воздев руки к небу: "Зевс-всевидец! Пусть поразит меня смерть, если я повинен в возводимом на меня беззаконии! Рано или поздно, при жизни моей или после смерти, пусть отец мой узнает, как несправедливо поступил он со мной!" С этими словами пустил он коней, мы же пошли вслед за ним по дороге к Эпидавру и Аргосу. Когда, миновав Трезену, прибыли мы к Саронскому заливу, на пустынный берег моря, мы услыхали раскаты грома, раздававшегося как будто из-под земли. Испуганные кони навострили уши, и в страхе стали мы озираться во все стороны, отыскивая, откуда выходили громовые звуки? Обратись к морю, мы увидали неслыханно высокий вал: до небес вздымался тот вал и совершенно скрывал от нас скалы противоположного берега. Вскоре пенящиеся, седые волны с шумом устремились на берег, на дорогу, по которой ехала колесница царевича, и из волн вышел огромный, чудовищный бык, от дикого рева которого содрогались прибрежные скалы и утесы. Страх обуял коней. Сын твой, опытный в искусстве править колесницей, изо всех сил натягивал повода и всячески старался сдержать бешеных коней; но, закусив удила, мчались они по дороге, и не было возможности сдержать их никакой силой. Ипполит старался направить коней к равнине, но бык бросался на них с этой стороны, пугал их своим ревом и гнал в противоположную сторону – к скалистому крутому побережью. Так пригнал он коней к обрыву скалы; кони бросились вниз и разбили колесницу. Бешено помчались они по берегу, влача за собой, по песку и по камням, запутавшегося в поводах царевича; голова и тело несчастного постоянно бились о камни и ребра прибрежных утесов. Мы бросились к нему на помощь, но не могли догнать без устали мчавшихся коней. Наконец, высвободясь из оборвавшихся поводьев, разбитый и окровавленный, падает он на землю и лежит, борясь еще со смертью. Кони исчезли из виду, скрылся также и бык – словно его поглотила земля. Господин, – сказал в заключение вестник. – Я раб твой, но никогда не заставишь ты меня думать, что сын твой преступен; в моих глазах он вечно будет добродетельнейшим из людей".

Тесей, все еще убежденный в преступности Ипполита, сказал после долгого молчания: "Не радуюсь я несчастью сына, но не могу и жалеть о злодее. Принесите его сюда; умирающего, уличу я его, не может он более запираться в своем злодеянии: гнев богов-карателей обличает его". В то время как Тесей ждет прибытия умирающего сына, внезапно является девственная богиня Артемида, подруга Ипполита, сопутствовавшая ему на охотах по горам и лесам, и обращается к афинскому царю с такой речью: "Что радуешься ты, Тесей, гибели сына? Несчастный! Поверил ты лживым словам жены и погубил невиновного! Вечным позором покрыл ты свою голову, и нет тебе отныне места между правдивыми. Узнай злосчастную судьбу свою. Жена твоя Федра, распаленная ненавистной мне богиней, любила твоего сына; пыталась она подавить в себе эту любовь, но не успела, и погибла, послушав своей старой кормилицы. Кормилица открыла любовь госпожи своей Ипполиту: он с негодованием и ужасом отверг эту любовь. Тогда Федра написала тебе лживое письмо и им погубила твоего сына; ты поверил письму; сын же твой, давший кормилице клятву молчать о слышанном от нее, не нарушил своей клятвы. Великое преступление совершил ты: увлеченный гневом, не разбирая дела, поразил сына проклятием и погубил его, неповинного".

Как убитый стоит Тесей перед богиней. Знает он теперь, что сын его умирает безвинно, жертвой безрассудного отцовского гнева. "Погиб я, – восклицает Тесей. – Нет для меня более радостей в жизни!" С громкими рыданиями бросается он навстречу сыну: покрытый кровью, избитый и еле живой лежит перед ним Ипполит. Прожил он, однако, столько времени, что успел простить убитого горем отца и снять с него вину в неповинно пролитой крови.

Полный глубокой скорби Тесей похоронил сына под тем миртовым деревом, под которым так часто сиживала Федра, томимая муками любви. И тело Федры погребено было под тем же деревом – в месте, которое так любила она в последние дни жизни: Тесей не хотел лишать своей несчастной жены чести погребения. Трезенские жители стали воздавать Ипполиту почести, подобающие полубогам, и установили в память его ежегодные празднества. Девы оплакивали судьбу целомудренного юноши, любимца Артемиды, принявшего смерть от оскорбленной им Афродиты; они приносили ему в жертву кудри волос и пели в честь его сладкозвучные песни.

 

Миф о свадьбе Пирифоя

(изложено по Овидию «Метаморфозы», XII, 210-535)

Пирифой, царь воинственных лапифов, обитавших в Фессалии, мужественный, необоримый герой, много слышал о Тесее и его геройских подвигах и захотел узнать его поближе и помериться с ним силой. Он прибыл в Аттику, в Марафонскую страну, и угнал стадо быков, принадлежавшее Тесею. Когда узнал об этом Тесей, он немедленно пустился за похитителем в погоню. Подпустив преследователя на близкое расстояние, Пирифой быстро обернулся и стал против него готовый тотчас же вступить в бой; но когда противники сошлись лицом к лицу, каждый из них был поражен силой и мужеством другого до такой степени, что забыли они битву, протянули друг другу руки на мир и заключили между собой братский союз.

В скором после этого времени Тесей отправился в Фессалию на свадьбу своего нового друга, вступавшего в брак с Гипподамией, прелестнейшей из всех фессалийских красавиц.

На Пирифоеву свадьбу сошлось великое множество гостей: пригласил он к себе на пир всех фессалийский царей, многих из друзей своих, живших вдалеке от Фессалии, пригласил также и соседей своих кентавров – дикий, суровый народ, обитавший на соседней горе Пелионе. Тело кентавров было получеловеческое, полуконское: голова и верхняя часть туловища человеческие, спина же и ноги конские. Обширные палаты царского дома не могли вместить всех прибывших на пир, и многие из гостей сели за столы, поставленные в широком, осененном деревьями гроте. Радостный шум стоял в брачных чертогах Пирифоя: пелись брачные песни, многочисленные светильники пылали на алтарях, и гости вкушали ароматные вина и сладкие яства. Юная невеста Пирифоя, блистая красотой, сидела посреди горницы, окруженная толпой женщин, и со всех сторон слышались хвалы красоте ее – все гости завидовали хозяину, вступающему в брак с прелестной девой.

Долго шел пир, не смущаемый ничем. Но в середине его Эвритион, самый дикий и самый сильный из всех кентавров, обезумев от вина, вдруг поднимается со своего места, бросается на Гипподамию и, схватив ее за волосы, увлекает за собой. Следуя его примеру, и остальные кентавры бросаются на присутствовавших на пиру женщин и влекут их за собой. Быстро вскочили со своих мест лапифы и другие герои Эллады; бросились они на похитителей, и пошел в брачных чертогах Пирифоя дикий, ожесточенный бой, какой бывает на улицах города, в который ворвались войска неприятельские. Самые мужественные и могучие из героев Эллады ратуют против грубой силы и зверской дикости кентавров. Тесей напал на Эвритиона: "Какое безумие побудило тебя, – воскликнул герой, – нападать в моем присутствии на Пирифоя и оскорблять нас обоих?" С этими словами бросается он на кентавров и вырывает у них похищенную ими деву. Не говоря в ответ ни слова, Эвритион нападает на Тесея, бьет его своими сильными кулаками в грудь; но Тесей схватил большой и тяжеловесный медный кубок и изо всей мочи ударил им кентавра в лицо: с разбитым черепом падает кентавр, бьет копытами о землю и испускает дух. "К оружию! – вскричали остальные кентавры, видя смерть сильнейшего между ними. – К оружию!" Стали бившиеся метать друг в друга кубками, и чашами, и большими медными тазами; кентавр Амик схватил тяжелый светильник со всеми горевшими в нем свечами и размозжил этим светильником череп лапифу Келадону, но тотчас же и сам упал на землю, пораженный в голову ножкой стола, которым вооружился на него Пелат. Кентавр Гриней поднял с земли высокий алтарь и бросил его в середину лапифов; не прошло кентавру это даром: Эксадий выколол ему оленьими рогами оба глаза. Рэт, самый страшный кентавр после Эвритиона, схватил с алтаря пылающую головню, ударил ею в висок Харакса и всадил ее в рану: вспыхнули волосы на голове у Харакса, и потоком хлынула из раны кровь, шипя, как раскаленное железо, погружаемое в холодную воду. Раненый извлекает головню из раны, вынимает из пола тяжелую каменную плиту и плитой хочет поразить врага; но тяжесть камня была слишком велика: Харакс роняет его из рук, камень, падая, разбивает и Харакса, и стоявшего возле него Комета. Радуясь своей победе, Рэт бросается на других лапифов и убивает юного Корифа и Эвагра; но когда наскочил кентавр на Дрианта, тот всадил ему в шею длинный, спереди обугленный кол. Издавая стоны, старается раненый кентавр извлечь кол, засевший глубоко в кости, и, истекая кровью, обращается в бегство. Вслед за ним бегут и другие кентавры, и в доме Пирифоя остается один Афеидас. Отягощенный вином, он лежал на шкуре мохнатого медведя, вытянувшись во весь рост и держа в ослабевшей уже руке полный вином кубок. Увидав его, Форбас проколол копьем ему гортань и с насмешкой воскликнул при этом: "Смешай себе вино с водой Стикса!" Без мучений умер опьяневший кентавр; черная кровь его разлилась по ложу, на котором застала его смерть, и часть этой крови попала в кубок.

Битва Тесея с кентавром

Битва Тесея с кентавром. Статуя А. Кановы

 

После бегства кентавров из Пирифоева дома битва продолжается с прежней яростью, но сражающиеся дерутся уже обыкновенными своими оружиями. Кентавр Петрей обхватил руками дуб и пытался вырвать его из земли, но Пирифой вонзил ему в ребра копье и пригвоздил его тело к стволу дерева. Пали еще три других кентавра от копья Пирифоя. Диктис ищет от него спасения в бегстве, но падает с вершины утеса вниз и при падении разбивается о высокий ясень. Видит смерть Диктиса Афарей и решается отомстить за него: он отрывает от скалы огромный камень и собирается бросить его в царя лапифов, но Тесей своей палицей разбивает Афарею руку. Убить его герой не желал или не имел времени: он вспрыгнул на широкую спину Кианора и, держа его левой рукой за волосы, правой бил его палицей по вискам. Еще другого врага умертвил афинский герой. Демолеон хотел идти на него с высокой сосной и долго старался вырвать ее из земли с корнями, но, увидав, что Тесей подошел к нему близко, он, не теряя времени, обломил сосну у корня и бросил ее в приближающегося неприятеля. Тесей отскочил в сторону, и сосна попала в соратника Пелеева Крантора. Пелей пронзил Демолеона дротиком. Всячески старался кентавр извлечь копье из раны, но не мог этого сделать. Бросился он на Пелея, намереваясь разбить его копытами, но Пелей прикрылся щитом и шлемом и успел вонзить врагу в грудь меч. Подобным же образом ратовал и Нестор, герой Пилоса: кучами ложились вокруг Нестора окровавленные трупы могучих кентавров.

Благообразней всех других кентавров был Киллар, самый юный между ними. Ланиты его только что начинали покрываться бородой, светлорусые волосы волнистыми кудрями падали по плечам. Тело было сложено так изящно, как будто оно было изваяно самым искусным скульптором; даже нижняя часть тела, конская, была безупречно прекрасна: при блестяще-черном цвете туловища ноги и хвост были белы. Многие из дев-кентавров любили Киллара и оказывали ему внимание; но сам он любил одну Гилоному, прелестнейшую из всех обитательниц лесистых вершин Пелиона. Чтобы удержать за собой любовь Киллара, прелестница старалась всеми средствами усилить красоту свою: гребнем по нескольку раз в день расчесывала свои волосы, украшала их розмарином, фиалками, лилиями и розами; по два раза в день мылась она в студеной, чистой воде горных потоков. Оба они любили друг друга одинаково горячо и никогда почти не разлучались, вместе бродя по лесистым горам и промежгорным долинам. Оба они пришли на брачный пир к царю лапифов и вместе приняли участие в битве, возгоревшейся на этом пиру.

В самом разгаре боя кто-то из лапифов пустил в Киллара копьем и поразил его насмерть. Падающего, подхватывает его Гилонома на свои руки, старается остановить льющуюся из раны кровь и употребляет все средства, чтобы возвратить умирающего к жизни. Увидав же, что Киллар лежит перед ней уже бездыханен, она в отчаянии схватывает поразившее его копье и вонзает это копье себе в грудь. Умирая, она все еще обнимает труп своего супруга.

Все больше и больше теснили лапифы кентавров. Пирифой, Тесей, Нестор и Пелей творили чудеса храбрости; но всех сильнее бился в этой схватке лапиф Кеней, исполин необоримой силы; по воле Посейдона, милостивого к Кенею, его нельзя было ранить никаким оружием. Градом сыпались на него дротики, стрелы и всякие другие орудия кентавров, но лапиф оставался невредим. Увидав, что против Кенея не может действовать никакое оружие, кентавры стали громоздить на него целые горы древесных стволов и скал; подавленный этим бременем, Кеней испускает наконец дух. После его смерти герои Эллады нападают на врагов еще сильнее, и с наступлением ночи битва оканчивается: большая часть кентавров остается на месте, остальные ищут спасения в бегстве. Так одолели герои дикую силу.

В следовавшие за тем дни Пирифой со своими соратниками изгнал остатки кентавров с соседних гор и загнал их на Пинд и на границу Эпира.

 

Похищение Елены

Недолго жил Пирифой со своей женой: прекрасная Гипподамия умерла вскоре после свадьбы. Подобно Пирифою, Тесей жил в это время также вдовцом; поэтому, несмотря на свой пятидесятилетний возраст, он изъявил согласие принять участие в отчаянном предприятии своего друга в похищении Елены. Эта дочь Зевса и Леды, своей красой и легкомыслием погубившая впоследствии Трою, в то время была почти еще ребенком, но молва о ее красоте шла уже далеко.

Прибыли Тесей с Пирифоем в Спарту и похитили деву в то время, как она вместе с другими спартанками совершала служение Артемиде в ее храме. Похитители бежали со своей добычей в горы Аркадии. Долго гнались за ними спартанцы, но вблизи Тегеи остановились и не преследовали далее похитителей, ибо видели, что погоня была бесполезна. На досуге стали теперь рассуждать друзья о том, что им делать с похищенной девой, и согласились бросить жребий: кому выпадет жребий, тот и возьмет себе Елену. Но при этом положен был еще и такой уговор: получивший Елену должен помочь своему другу похитить другую невесту – какую бы последний ни выбрал. Бросили жребий, и Елена досталась Тесею. Он отвез ее в Аттику, поместил в крепком замке своем в Афинах и поручил ее матери своей, Эфре.

Тесей похищает Елену

Тесей похищает Елену. Греческая ваза V века до Р. Х.

 

По условию Тесею должно было доставать теперь невесту для Пирифоя. Не привык Пирифой довольствоваться малым: он пожелал похитить из тартара Персефону, супругу властителя теней Плутона. Тесей, дав слово, не мог отказаться от него и последовал за своим другом в царство теней. Пошли они вдвоем и у местечка Колона спустились в подземную обитель Аида – через ту пропасть, по которой нисходил в аид и Эдип. Достигли они почти ворот аида и здесь присели на камень отдохнуть и размыслить о том, как бы ловчее исполнить свое предприятие. Когда же хотели они подняться с камня, чтобы продолжать путь далее, они увидали, что приросли к камню, на котором сидели. Долго пришлось им сидеть на том камне, и горько раскаивались они, что затеяли такое безрассудно-дерзкое дело. Впоследствии, когда Геракл нисходил по этой дороге в царство Плутона, чтобы достать оттуда Кербера, Тесей с Пирифоем простерли к герою руки, моля освободить их. Геракл подал Тесею руку и оторвал его от скалы, боги попустили Гераклу освободить Тесея: он был муж благочестивый и всегда воздавал богам подобающую честь, в дерзкое же предприятие пошел он не сам собою, а вовлечен был Пирифоем. Когда Геракл хотел освободить от скалы и другого страдальца – с громом содрогнулась земля: богам не угодно было освобождать дерзкого злочестивца. Так сидит он и доселе, прикованный навсегда к скале и терзаемый мстительными эриниями.

 

Смерть Тесея

Когда Тесей возвратился из аида на землю, в царстве его все шло не по-старому: замок его в Афинах был разрушен, мать его Эфра уведена в плен, и Афинами правил новый царь. Во время отсутствия Тесея прибыли в Аттику близнецы Диоскуры Кастор и Полидевк, отыскивавшие сестру свою. Пришли они в Афины и требовали от афинских граждан возвращения сестры. Афиняне отвечали, что у них в городе нет Елены и что они даже не знают, где скрыл ее Тесей. Диоскуры стали грозить войной. Знал Тесееву тайну Академ и выдал ее Диоскурам. Они пошли на Афины, разрушили замок Тесея, освободили сестру и увезли ее на родину; вместе с Еленой увезли они также и мать Тесея Эфру. С той поры Эфра стала рабой Елены и сопровождала ее впоследствии в Трою. Удаляясь из Аттики, Диоскуры наказали Тесея еще и тем, что царем в Афинах поставили врага его Менесфея, Петеева сына, из рода Эрехтеева; он долго, но напрасно стремился завладеть афинским престолом. Вступив в Афины, Тесей не встретил сочувствия к себе; Менесфей же был боготворим афинской чернью, и власть его была так прочна, что старый царь счел за лучшее оставить всякие посягательства на овладение престолом и удалился на чужбину. Двух младших сынов своих Акаманта и Демофонта он послал на Эвбею, к другу своему Элефенору, сам же отправился на остров Скирос, где у него жило много родичей и было еще наследственное имущество. Отойдя недалеко от Афин, при местечке Гаргетте, Тесей торжественно изрек проклятие на неблагодарных афинян, и место это называется с того времени Полем проклятия.

На Скиросе царствовал в то время Ликомед, овладевший всем достоянием Тесея. Когда Тесей потребовал от него возвращения своей собственности, Ликомед изобразил, что готов отдать все охотно, и новел пришельца на вершину крутой прибрежной скалы – дабы отсюда показать ему все его владения. В то время как Тесей любовался видом прекрасного острова, Ликомед столкнул его со скалы в море. Так окончил свою жизнь престарелый герой – вдали от царства своих предков, в печальном изгнании. Оба сына его, вместе с Элефенором, участвовали в Троянской войне и прославили себя доблестными подвигами. По разрушении Трои они, с бабкой своей Эфрой, освобожденной ими из неволи, возвратились в Афины и, по смерти Менесфея, овладели престолом своих предков. Несмотря на то, что Тесей был предан и изгнан афинянами, он и после смерти своей был им другом и помощником. Когда они сражались на Марафонских полях с персами, герой встал из могилы и повел афинскую рать к победе – После этой славной битвы вспомнили афиняне о своем благодетеле и захотели перенести его кости со Скироса в отечество. Когда полководец Кимон взял Скирос и стал искать на нем гробницу Тесея, внезапно явился орел: то парил он над прибрежным холмом, то опускался вниз и копал когтями землю. Кимон велел копать на месте, которое указывал орел. Стали копать и нашли гробницу: в ней лежал исполинский остов и возле него медное копье и меч. Кимон доставил священные останки в Афины, где они встречены были с торжественными почестями и преданы родной земле. Среди города воздвигнут был герою великолепный храм – Тесейон; развалины этого храма видны еще и доселе. С той поры благодарные афиняне чествовали Тесея как основателя и благодетеля их государства.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.