Иерусалим перед римской осадой

Осада и разрушение римлянами Иерусалима и Второго Храма (70 г. по Р. Х.) были кульминацией еврейского восстания 66-70 гг. Про то, как оно началось и как на его подавление была двинута римская армия Веспасиана, можно прочесть в статье нашего сайта Иудейская война 66-70 годов. Подавив большинство очагов палестинского мятежа, войско Веспасиана двинулось к главному религиозному центру евреев – Иерусалиму.

В подготавливаемый к римской осаде Иерусалим собрались массы бежавших от римских войск иудеев; страсти бушевали. Единодушие, произведенное в начале восстания общею опасностью и национальным энтузиазмом, скоро было разрушено фанатизмом крайних ревнителей закона Моисея – «зелотов». Партия умеренных была заподозрена в расположении к римлянам и лишилась всякого влияния; иродианцы, примкнувшие к национальному делу, но не желавшие мер, которые уничтожали возможность примирения с римлянами, были брошены в темницы и убиты. Зелоты убили первосвященника Анну и другого вождя умеренной партии, хотевших остановить их буйство; овладели Храмом, призвали в Иерусалим идумеян, грубых, физически сильных поселян, и произвели на улицах истребление главных людей противной партии. Один из зелотских вождей, Иоанн Гискальский, вошедший в Иерусалим с отрядом буйных галилеян и кинжальщиков, захватил власть в городе и владычествовал террористическими мерами. Но в партии, одолевшей умеренных, скоро начался раздор. Идумеяне поссорились с галилеянами и впустили в Иерусалим предводителя ещё более крайних зелотов, Симона, сына Гиоры, который до этого бродил с отрядом отчаянных людей по соседним с Иорданом местностям, где было много ущелий и пещер, вел партизанскую войну, грабил. Прямо перед осадой в Иерусалиме начались непрерывные драки между воинами Иоанна Гискальского и этого нового вождя; а римляне между тем подступали все ближе. К довершению смут, возникла в Иерусалиме третья партия, зелотов, имевшая своим вождем Элеазара. Она заняла верхнюю часть пространства, обведенного укреплениями храма; Иоанн со своими приверженцами занимал нижнюю часть этого пространства и некоторые укрепления снаружи иерусалимских стен, а Симон занимал город. В различие друг от друга, зелоты Симона назывались партиею простого народа, зелоты Иоанна партиею образованного класса, а зелоты Элеазара священническою партией.

Карта древнего Иерусалима

Карта древнего Иерусалима

 

Иерусалим в то время состоял из нескольких частей, обведенных каждая особыми стенами с башнями. 1) Южную часть Иерусалима образовал Старый или Верхний город; в состав его входили: южный отрог горы храма, называвшийся Офелом, и ущелье Сыроваров. В нем были Силоамский источник и пруд Соломонов. 2) Нижний город, где находилась гора Акра, или Барис, на которой царь Ирод Великий построил цитадель,названную Антониевой (или Антонией), был тоже обведен особою стеною, юго-западная часть которой, примыкавшая к дворцу Ирода, имела три высокие и крепкие башни; две из них назывались именами Мариамны и Фазаила, третья Гиппиком. Подле цитадели находился римский преторий. Дворец Ирода образовал тоже цитадель. От него к горе храма вела прекрасная колоннада, называвшаяся Ксистом; она отделяла верхний город Иерусалима от нижнего. 3) Новый город Иерусалима, состоявший из холма Безефы и примыкавшей к нему, с юго-востока террасы, тоже был обведен чрезвычайно крепкою стеною, которая шла от башни Гиппика на север через широкую возвышенность и подходила на востоке к горе храма. На северо-западном углу её стояла восьмиугольная башня Псефин, имевшая 70 футов вышины. 4) В середине этих трех частей Иерусалима, обведенных стенами со множеством башен, стоял храм; он с своими постройками и колоннадами, образовал еще особую крепость прикрываемую с северо-запада Антониевой цитаделью, а на юге соединенную с старым городом Иерусалима мостом, построенным через ущелье сыроваров.

Храм Ирода

Храм Ирода в Иерусалиме - главная иудейская святыня

 

По направлению снизу вверх, первую террасу образовал обширный «внешний двор» храма, на который могли входить и язычники. Красивая стена отделяла это «первое святилище» от «двора Израиля», на который могли входить только иудеи; это «второе святилище» было тоже обведено крепкою стеной. На него вела очень широкая лестница, имевшая семь великолепных ворот. Были особенно хороши восточные ворота, которые вели во «двор женщин»; они были сделаны из коринфской меди. Между воротами шли здания с колоннадами сокровищницы. За этими зданиями был второй отдел лестницы, имевший 12 ступеней; он вел в «третье святилище», или «святилище священников»; это была тоже обширная терраса; на ней стоял храм и перед храмом жертвенник.

Иерусалим. Храмовая гора

Вход на Храмовую гору в древнем Иерусалиме

Автор изображения - Водник

 

Штурм Иерусалима войсками Тита

Итак, в Иерусалиме шла ожесточенная борьба партий, когда Веспасиан, взяв Хеврон, отправился принять на себя управление империею, и оставил своего сына Тита продолжать войну. Тит подошел к Иерусалиму с двух сторон (70 г.); отбивая непрерывные вылазки осажденных, он поставил под городом три укрепленные стана: два на севере, третий на юге, у горы Элеонской – и начал осаду. Он надеялся скоро овладеть Иерусалимом; его расчет не оправдался. Враждуя между собою, все три партии осажденных с одинаковым мужеством бились против римлян. В праздник Пасхи, Иоанн, самый отважный и хитрый из иудейских вождей, отчасти обманом, отчасти силой захватил храм; священническая партия зелотов принуждена была подчиниться ему, и власть была разделена только между ним и Симоном. Взяв с собою Иосифа Флавия, Тит подъехал к стенам Иерусалима и убеждал осажденных жителей Иерусалима сдаться. Ему отвечали стрелами; одна из них ранила Иосифа. Тит велел ставить против стены осадные машины. Иудеи мешали римским работам непрерывными вылазками; но как ни храбро бились они, через три недели наружная стена Иерусалима обрушилась в нескольких местах. Тит ворвался в Новый город и 7 мая расположился станом на Безефе, на том самом месте, где стояли некогда ассирияне, и которое еще сохраняло имя «ассирийского стана». Но вместе с опасностью росло и мужество осажденных иерусалимцев. Пять дней и ночей обе их партии, отложив свой раздор, обороняли вторую стену от непрерывного приступа римского войска, превосходившего их числом; они совершали чудеса храбрости и наконец добились блистательного успеха: нападающие были отбиты с уроном. Сам Тит едва не погиб; в несколько часов были уничтожены все успехи, добытые долгими, тяжелыми усилиями римлян. Титу надо было возобновлять осаду с начала.

Осада Иерусалима 70 год

Иудейская война 66-70 годов: осада и разрушение Иерусалима римскими войсками. Художник Д. Робертс, 1850

 

Велика была радость жителей осаждённого Иерусалима: казалось, что бог защищает свой храм крепкою рукою, как в старину, что оправдывается верование в неразрушимость храма. Но самонадеянность, которой предались иудеи, погубила их: они стали менее внимательно остерегаться врага; через четыре дня неутомимый Тит и его храбрые легионы разрушили вторую стену и стали готовиться к нападению на Старый город и гору храма. Тит послал Иосифа снова убеждать осажденных иерусалимцев, чтоб они сдались. Предложение было отвергнуто с насмешкою. Раздраженный Тит велел распинать на кресте всех захватываемых в плен. Мучимые голодом, люди толпами выходили из города за стены рвать траву для пищи себе; римляне хватали и распинали их. Защитники Иерусалима смотрели на это ужасное зрелище, повторявшееся каждый день, и оставались непоколебимы. Их отважные вожди велели вести подкопы под неприятельские осадные работы, сделали отчаянную вылазку, зажгли римские машины, разрушили работы, которые неприятель возводил 17 дней. Тогда Тит стал строить кругом города Иерусалима с башнями, чтоб отрезать всякий подвоз припасов к осажденным. Озлобленные римские воины построили стену с изумительной быстротою. Но осажденные продолжали с мужеством отчаяния и фанатизма выносить страдания голода и отбивать приступы врага. Иерусалим был переполнен народом, получать припасы было невозможно; голод свирепствовал так, что каждый день осады умирало множество людей; был даже такой случай, что мать зарезала и съела свое дитя. Иосиф говорит, что число умерших от голода простиралось в июле уже до 115,880 человек.

Римляне, взяли цитадель Антония и с каждым днем теснее окружали гору храма; но зелоты продолжали обороняться с непреклонным мужеством. Чтобы никто не смел говорить о покорности римлянам, они казнили многих важных людей, подозреваемых в склонности к миру. Жертвоприношения в иерусалимском храме были прекращены; но каждый день падало много людей в жертву отчаянной борьбе. Мужество осаждённых иудеев росло вместе с безнадежностью их положения; росло и ожесточение римских воинов. Напрасно Тит старался обуздать свирепость войска: всякое сострадание было заглушено в римлянах ненавистью к обороняющимся и жаждой разграбить сокровища храма. Алчность была так велика, что и римские и азиатские воины Тита взрезывали животы пытавшихся уйти из храма, разыскивая, не найдется ли проглоченных золотых монет в их желудке.

 

Разрушение города и Храма

Наконец пришел последний час осады. Это было 10 августа 70 года нашей эры. Головня, брошенная одним из римских воинов, зажгла иерусалимский храм. В порыве алчности и злобы римские воины неудержимо ринулись на укрепления террасы храма и залили ее кровью, грабили, разрушали все. Были убиты тысячи людей, едва державшихся на ногах от голода. Где прежде звучали гимны молитв, раздавались теперь стоны убиваемых и дикие крики торжества победителей. В зале наружной колоннады храма искали спасения себе 6,000 безоружных людей; римляне зажгли зал, и все они погибли. Священники умирали на ступенях жертвенника, поражая врагов железными палками; некоторые бросались в пламя. Скоро вся гора храма стала морем огня. Когда иерусалимский храм был разрушен, победители, издеваясь над иудейской верою, поставили на священном месте свои знамена с изображениями орлов и принесли языческие жертвы.

Разрушение Второго храма

Разрушение Второго храма во время Первой Иудейской войны (70 г. до Р. Х.). Художник Ф. Айец, 1867

 

По уверению Иосифа, человеколюбивый Тит глубоко сожалел о разрушении иерусалимского храма; оно было делом случая или воли Божией. Но один из тогдашних поэтов, прославляя Тита, говорил:

 

«Почерневший от пыли иерусалимского боя, он бросает зажженную стрелу и истребляет все».

 

Он говорил так, не опасаясь, что его слова не понравятся Титу. – В «хронике» аквитанского писателя V века, Сульпиция Севера, вообще следовавшего Тациту, разрушение иерусалимского храма во время осады приписывается самому Титу; вероятно, так говорил Тацит, рассказ которого о конце иудейской войны не дошел до нас. «Говорят, что Тит созвал военный совет и спрашивал, должно ли разрушить такое здание, как Храм. Некоторые полагали, что не следует уничтожать посвященного богу здания, превосходящего великолепием все другие человеческие сооружения, что сохранение Храма будет свидетельством кротости римлян, а его разрушение опозорит их неизгладимым пятном жестокости. Но другие, и в том числе сам Тит говорили, что необходимее всего разрушить именно иерусалимский храм, чтобы совершенно искоренить веру иудеев и христиан, потому что эти два вида веры, хотя враждебны один другому, имеют одно и то же основание, что христиане произошли из иудеев. Если истребить корень, то легко погибнет и ствол дерева. По божественному внушению, этим воспламенились все умы, и таким образом храм был разрушен». Грец в своей «Истории иудеев» (Grätz, Geschichte der Juden) замечает на это, что христианская община, очень малочисленная, едва ли была известна Титу хотя бы только по имени. Но разве уже не было много говорено о христианах в Риме при пожаре в царствование Нерона?

После разрушения иерусалимского храма Иоанн и Симон с остатками своих воинов ушли в Старый город. Они предлагали Титу сдать его, если им будет позволено уйти с оружием в пустыню. Тит, которому воины на пылающей горе храма дали почетный титул императора, отверг с негодованием требование свободного пропуска. Отчаянная оборона возобновилась. Скоро запылали передовые укрепления Старого города. Бой шел ожесточенный. Зелоты убили 8,000 иудеев, укрывшихся с ними в Старый город Иерусалима, когда эти люди стали просить пощады у римлян. Непоколебимые фанатики не хотели слышать о подчинении римлянам. Они и римляне соперничали между собою в делах ярости. Восемнадцать дней длились приступы к Старому городу. Наконец, некоторые части стены и наименее крепкие башни были разрушены таранами. Последние защитники национальной независимости скрылись в подземные галереи. Римляне вошли в город, перерезали всех кого нашли, разграбили все и зажгли опустевшие дома.

Два дня горел Иерусалим. Когда пожар кончился, Тит велел сравнять с землею развалины разрушенного города и храма, велел оставить только три башни для охраны римского стана, построенного на пепелище. Все иудеи, участвовавшее в обороне Иерусалима, были убиваемы, как попадались в руки римлян; были убиты и старики или хилые люди, не годившиеся на продажу в рабство. Из остальных победитель выбрал самых сильных и высоких для своей триумфальной процессии, для гладиаторского боя и битв с дикими зверями; не попавшие в это число были посланы в оковах на работу в египетских каменоломнях, а мальчики и юноши до 17-летнего возраста были проданы в рабство. Но тысячи иудеев лишили себя жизни или умерли от голода и болезней прежде, чем были уведены.

Первая Иудейская война

Евреи, взятые в плен во время Первой Иудейской войны 66-70 гг. Арка Тита, Рим

 

Таким же свирепым образом поступил раздраженный Тит и в других иудейских городах. Так, разрушенные Иерусалим и храм стали грудами мусора, и язычники восторжествовали победу на пустынной горе храма. Со времени гибели Карфагена и Коринфа не бывало такого зрелища, как разрушение Иерусалима, совершившееся в августе и сентябре 70 года.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.