Общий интерес, создавший великое княжество Киевское, – внешняя торговля – направлял и его дальнейшее развитие, руководил как внутренней, так и внешней политикой первых русских князей. Читая Начальную летопись, мы встречаем ряд полуисторических, полусказочных преданий о князьях киевских IX и X вв. Олеге, Игоре, Святославе, Владимире. Вслушиваясь в эти предания, можно уловить основные побуждения, которые направляли политику этих князей.

Утвердившись в Киеве, князья с 882 г. постепенно покорили славянские племена равнины и начали устанавливать в подвластной стране государственный порядок, прежде всего, разумеется, администрацию налогов. В подчиненных областях они сажали своих наместников, посадников, которыми были либо их дружинники, либо собственные сыновья и родственники. Эти наместники имели свои дружины, вооруженные отряды, действовали довольно независимо, стояли в слабой связи с государственным центром, с Киевом, были такими же варяжскими конунгами, как и князь киевский, который считался только старшим между ними и в этом смысле назывался великим князем русским. В договоре Олега с греками 912 г. они прямо так и зовутся «светлыми князьями», подручными Олегу. Некоторые из этих наместников, покорив то или другое племя, получали его от великого князя в управление с правом собирать с него дань в свою пользу: Игорев воевода Свенельд, победив славянское племя улучей, обитавшее по Нижнему Днепру, получал в свою пользу дань не только с этого племени, но и с древлян, так что его дружина, отроки, жила богаче дружины самого Игоря. Главной целью внутренней политики первых русских князей был сбор налогов. Олег, как только утвердился в Киеве, стал хлопотать об установлении дани с подвластных племен. Ольга объезжала подвластные земли и также вводила «уставы и оброки, дани и погосты», т.е. учреждала сельские судебно-податные округа. Дань получалась двумя способами: или подвластные племена привозили ее в Киев, или князья сами ездили за нею по племенам. Первый способ сбора назывался повозом, второй полюдьем. Полюдье – это административно-финансовая поездка князя по подвластным племенам. Она была главной часть внутренней политики первых русских правителей.

 

 

Дань обыкновенно собиралась натурою, преимущественно мехами. Впрочем, есть известие, что вятичи в X в. платили дань хазарам шлягами (шиллинг), т.е. звонкой монетой; под этим немецким названием, вероятно, разумелись всякие иноземные металлические деньги, обращавшиеся тогда на Руси, преимущественно арабские серебряные дирхемы, которые путем торговли во множестве приливали тогда на Русь. Император византийский Константин Багрянородный, писавший в половине X в., в своем сочинении об управлении империей рисует нам изобразительную картину полюдья первых русских князей. В начале ноября, когда, следовательно, устанавливался зимний путь, князь «со всею Русью», т.е. с дружиной, выходил из Киева на полюдье, о котором ему говорили его славяно-русские рассказчики. Князь отправлялся для сбора дани к северянам, древлянам, кривичам и другим славянским племенам, платившим дань Руси, и в этом объезде проводил всю зиму. Между тем как князь с дружиной блуждал по подвластным землям, племена, платившие дань Руси, в продолжение зимы рубили деревья, делали из них лодки и весною, в апреле, спускали их по рекам и озерам к Киеву, вытаскивали их здесь на берег и дожидались возвращения руси. В том же апреле по полой воде с данью, собранной зимой, русь возвращалась в Киев, покупала эти лодки, оснащивала и грузила их и сплавляла по Днепру в Константинополь, прихватив с собою торговые лодки русских купцов из Смоленска, Новгорода и других городов.

Князь Игорь Рюрикович

Князь Игорь собирает полюлье с древлян в 945 году. Картина К. Лебедева, 1901-1908

 

Читая этот рассказ, легко понять, какими товарами нагружали первые русские князья свои торговые караваны лодок, сплавлявшихся летом к Царьграду: это была дань натурой, собранная князем и дружиной во время зимнего объезда, К торговому каравану и княжескому и боярскому примыкали лодки и простых русских купцов, чтобы под защитой княжеской дружины дойти до Царьграда. В договоре Игоря с греками между прочим читаем, что великий князь русский и его бояре ежегодно могут присылать к великим царям греческим столько кораблей, сколько захотят, с послами и гостями, т. е. со своими собственными приказчиками и с вольными русскими купцами. Этот рассказ византийского императора наглядно указывает на тесную связь между ежегодным оборотом внутриполитической и экономической жизни Руси. Дань, которую собирал киевский князь как правитель, служила ему в то же время средством и для торговых оборотов; став государем, как конунг, он, как варяг, не переставал еще быть вооруженным купцом. В том же рассказе Константина живо обрисовывается и централизующее значение Киева, как средоточия внутренней политики первых русских князей и хозяйственной жизни Руси.

Так устраивалась внутренняя политическая жизнь в Киевском княжестве IX и X вв. Легко заметить основной интерес, руководивший этой внутренней политикой. Дань, шедшая князю, питала внешнюю торговлю Руси. Этот же основной общественный интерес направлял и внешнюю политику первых русских князей.

 

По материалам произведений В. О. Ключевского

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Просьба делать переводы через карту, а не Яндекс-деньги.