Рассказ о княжении Аскольда и Дира в Киеве, об их походах и гибели приведён ниже так, как он излагается в древнерусских летописях.

Варяги (норманны) Аскольд и Дир, два дружинника первого русского князя Рюрика, не получившие в управление городов, отпросились у него идти со своими родичами в Константинополь искать счастья. Отправились Аскольд и Дир обычным путем варягов – поплыли по Днепру мимо Смоленска, города кривичей, мимо Любеча, города северян, и дошли до неведомого им городка в очень красивой местности, на крутом берегу Днепра. Узнали они, что город этот называется Киевом, по имени Кия, который некогда основал здесь первые поселки с братьями Щеком и Хоривом и сестрою Лыбедью. Узнали также, что киевляне платят дань хазарам.

Сильно полюбилось Аскольду и Диру это место: они помогли киевлянам освободиться от власти хазар и сами стали властвовать здесь; набрали они себе сильную дружину из своих земляков и утвердились в этой стране племени полян.

Так явилось новое Русское государство на среднем течении Днепра.

Недолго усидели на одном месте воинственные Аскольд и Дир: привыкли они к боевым тревогам, и скучна была для них мирная жизнь, а тут еще то и дело приходилось им слышать от бывалых людей баснословные рассказы о дивных богатствах столицы Византии, Константинополя, о необычайной его роскоши. Слышали они часто о том, что греки – народ слабый, изнеженный, что они боятся войны, что готовы скорее золотом откупаться от врагов, чем встречаться с ними в поле или море с оружием в руках.

Соблазн был очень велик. Добраться до Константинополя было не особенно трудно. Начались приготовления к походу. И вот собрались непоседливые, предприимчивые удальцы с разных сторон к Аскольду и Диру, охотники до воинских утех и богатой добычи, и пустились на двухстах лодках в путь. Легко было плыть по течению Днепра до самых порогов его, здесь приходилось с немалым трудом проводить лодки между камнями, а в иных местах надо было волочить их по земле, а кое-где нести и на плечах. Затем опять течение широкого Днепра несло ладьи дружины Аскольда и Дира в Черное море. В затишье приходилось плыть по морю на веслах, а при попутном ветре поднимались паруса, и легкие ладьи быстро скользили по поверхности моря – неслись, словно чайки морские, по широкому его простору.

Поход Аскольда и Дира на Царьград

Поход Аскольда и Дира на Константинополь. Рисунок из Радзивилловской летописи, XV столетие

 

Напали руссы на Константинополь врасплох. Император Михаил III был в это время с войском в Азии, у восточных пределов империи. Ужас охватил все население роскошной столицы, когда из соседних прибрежных селений беглецы принесли страшную весть, что множество русских лодок плывет к столице. Заперли городские ворота, расставили в разных местах по стене городской и по башням стражу и послали к императору весть о беде.

Страшны были для изнеженных византийцев суровые северные воины Аскольда и Дира. Это были рослые, рьяные и крепкие люди со светло-русыми волосами, бритыми подбородками; тяжелые шлемы покрывали их головы; грудь защищена была кольчугой; сверх нее накидывали они плащи, углы которых соединялись на правом плече запонкой. Тугие луки, острые оперенные стрелы, дротики, копья, тяжелые секиры (топоры) и обоюдоострые мечи составляли наступательное оружие этих воинов. Большие, полукруглые сверху и заостренные снизу щиты хорошо охраняли их от вражьих ударов.

 

 

Подошло войско Аскольда и Дира с моря к Константинополю, высадилось на берег, отрядами рассеялось по окрестным селам и беззащитным предместьям столицы и, по свидетельству византийцев, принялось страшно свирепствовать, разорять их, истреблять все мечом и огнем. Ни старому, ни малому пощады не было; ни вопли детей, ни мольбы матерей – ничто не трогало свирепых воителей! Отчаяние овладело жителями столицы. Духовенство беспрерывно совершало молебствия в церквах; они полны были молящимися. Патриарх Фотий говорил проповеди. Он называл нашествие дружины Аскольда и Дира карою, посланной Богом за пороки и тяжкие грехи, в которых погрязло население столицы.

«Народ жестокий и дерзкий, – говорил он, – разоряет и губит все: нивы, жилища, стада, женщин, детей, старцев, всех сражает мечом, никого не милуя, никого не щадя. Он, как саранча на ниве, как жгучий зной, как наводнение, явился в стране нашей и сгубил жителей ее…»

Указывал патриарх и на малодушие жителей, обезумевших от страха.

«Не вопите, не шумите, перестаньте плакать, молитесь спокойно, будьте мужественны!» – увещевал он их.

Но все напрасно: страх был сильнее его красноречия! Руссы у стен города насыпали огромный вал, добрались до верха стены, и жители трепетали от ужаса, что враги вот-вот ворвутся в город… Но этого не случилось – Аскольд и Дир совсем неожиданно для осажденных поспешно ушли из-под стен Константинополя. Буря ли, поднявшаяся на море, или весть о приближении императора с большим войском побудила их к этому, неизвестно. Долго после того сохранялось у греков предание об этом первом нападении на их столицу руссов. Есть известие, что около этого времени некоторые из них приняли христианство от греков.

Русские летописи датируют этот поход Аскольда и Дира 866 годом. Но византийские источники с большей достоверностью относят время первой осады русскими Константинополя к июню 860 года.

Аскольд и Дир

Олег показывает младенца Игоря Аскольду и Диру. Рисунок из Радзивилловской летописи, XV столетие

 

Согласно русским хроникам, Аскольд и Дир продолжали после этого княжить в Киеве. Но когда в 879 году умер правивший в Новгороде Рюрик, его преемник Олег (опекун малолетнего сына Рюрика, Игоря) двинулся с большой дружиной, чтобы сделать завоевания на юге. Взяв Смоленск и Любеч, Олег подошёл к Киеву (882). Но он опасался открытой битвы с Аскольдом и Диром, имевшими много воинов. Олег оставил свою дружину позади и приблизился к Киеву с несколькими лодками, выдавая себя и своих спутников за купцов, которые едут торговать в Константинополь. Не подозревая злого умысла, Аскольд и Дир вышли на берег без сильной стражи. Тут по условному знаку на них бросились спрятанные в лодках Олега бойцы.

– Вы не князья и не княжеского рода, – сказал им Олег и прибавил, указывая на сидевшего рядом с ним маленького Игоря, – а вот сын Рюрика.

Смерть Аскольда и Дира

Смерть Аскольда и Дира. Гравюра Ф. А. Бруни. До 1839

 

Воины Олега убили Аскольда и Дира. Погребли их у берега Днепра на горе (доныне одна прибрежная гора у Киева называется Аскольдовой могилой). А киевляне подчинились власти Олега, который соединил в одно государство всю Русь, кроме подчинённой хазарам земли племени вятичей.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.